Камчатско-Курильские экспедиции

Фотоотчеты о Камчатско-курильских экспедициях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home По следам кораблекрушений

По следам кораблекрушений

E-mail Печать

                      С 2003 года проводятся экспедиции на Курильские острова, и в частности на о. Матуа. Об этих экспедициях было неоднократно написано на страницах камчатских газет, существует сайт, рассказывающий подробно о Курилах, об участниках  и проведении экспедиций. На материале, собранном  за эти годы создана постоянно действующая выставка «К тайнам туманных Курил» в Краевой Камчтской научной библиотеке им. С. П. Крашенинникова, рассказывающая об истории освоения Куильской гряды, о береговых укреплениях,  возведенных в 30-40-х годах XX в. на островах, о Курильской десантной операции в августе 1945 г. На базе выставки, которая постоянно пополняется экспонатами, проводятся беседы, лекции с демонстрацией фильмов, о буднях и находках экспедиций.

Камчатско-Курильская экспедиция готовится к очередному посещению Курильских островов. Это уже будет 10-я экспедиция, которая пройдет в августе 2009 г. Экспедиция посвящается объявленному Президентом России Года молодежи и предстоящей 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне и окончания Второй мировой войны. Предполагается большой план мероприятий, в которых примут участие Архиепископ Петропавловский и Камчатский Игнатий, члены экспедиции и экипаж пограничного корабля. Будет проведена высадка на о. Шумшу, посещение высот 171 и 165,  молебен на Братской могиле, освещение места под будущую часовню на о. Матуа.

Экспедиции готовится, изучаются документы, литература. Более пристальное внимание в предстоящих исследованиях предполагается уделить морским объектам, корректировке некоторых уже составленных планов, изучению  внутренней части острова, береговой полосе, которую в предыдущих экспедициях не успели обследовать.

Любое изучение  материала открывает для исследователя новые факты и моменты, которые могут непосредственно не касаться выбранной темы, но представляют интерес с точки зрения истории края.

Возник интерес к кораблям, потерпевшим крушение вблизи побережий Камчатки. По списку затонувших судов, который довольно внушительный, видно, что больше всего крушений происходило  около западного побережья Камчатки. А так как в экспедиции есть водолазы, возникла мысль посмотреть, не осталось ли с тех далеких времен следов этих крушений.
Внимательное прочтение книги К. фон Дитмара «Поездки и пребывание на Камчатке в 1851-1855 гг.» подтолкнуло в мае 2009 г.отправиться к м. Шипунскому.  В книге Дитмара в главе: «Путешествие вдоль восточного берега Камчатки от Петропавловска до Нижнекамчатска и возвращение обратно долиною реки Камчатки (летом 1852 г)» подробно описано его путешествие в лодке от Петропавловска к устью реки Камчатки. Путешествие проходило на вельботе, специально купленном Губернатором В.С. Завойко  для этого путешествия.

Карл Дитмар был причислен в штат Губернатора Камчатской области, образованной в 1849 г Указом от 2 декабря, Василия Степановича Завойко в качестве чиновника особых поручений по горной части. Главной задачей, поставленной перед Дитмаром, было исследование Камчатки в географическом и геологическом отношении. За время своего пребывания на полуострове Дитмар предпринял 9 путешествий, в результате которых осталась «непосещаемой лишь самая южная оконечность полуострова» (с. IV). Посетил и ранее неисследованный полуостров Тайгонос Составил на основе собранной коллекции пород  первый обзор геологии Камчатки, первую геологическую карту Камчатки. После Киттлица и Эрмана Дитмар составил новый список действующих и потухших вулканов Камчатки, в котором описал 17 неизвестных вулканов. Дитмар был первым исследователем Камчатки, который осенью 1854 г. установил и описал на юго-восточном побережье Камчатки уникальный лесной массив – Пихтовую рощу.

10 июня  1852 г. Дитмар отправляется в свое очередное путешествие, по восточному берегу Камчатки до Нижнекамчатска. Вельбот, построенный из дубовых полудюймовых досок обладал хорошим  и быстрым ходом, длиной в 20 футов, шириной в 5 футов, не имел руля и управлялся обыкновенным длинным веслом. Полная его оснастка включала и тонкую снимающуюся мачту и простой, средней величины парус (с.107-108). «Даже старые моряки ... только покачивали головами, смотря на наши сборы. Никогда еще на Тихом океане не совершалось такое береговое плавание в маленькой лодке» (с. 199). В 18 часов Дитмар в сопровождении боцмана и штурмана Ивана Шестакова, и пяти матросов вышли из Петропавловска. В книге подробно описаны условия плавания: «14 июня еще нельзя было выехать. Ветер все еще гнал к берегу высокие волны и держал нас в плену» и далее «высадиться на берег и промокнуть до костей стало для нас почти равнозначным»; геологическая структура берегов -  «Весь берег бухты (Бичевинской) состоит главным образом из очень богатых кварцем, твердых, но хрупких, повидимому содержащих хлорит пород, цвет которых варьируется от самого светлого до самого темнозеленого»; встречающиеся стоянки коренных жителей - «Недалеко от берега реки, в некотором удалении друг от друга, находились правильные квадратные ямы...Это были остатки старокамчадальских юрт, большей частью с одним, реже с двумя входами, похожими на рвы» . Дитмаром были  зафиксированы  на восточном берегу большое количество медведей,   диких баранов, китов.  Обогнув м. Шипунский отряд вошел в бухточку, которая и привлекла наше внимание. Вот ее описание: Как все уже вышеупомянутые бухты этого берега, так и та, у которой мы высадились теперь, были ограничены двумя выдающимися в море рифами, которые начинались от небольших скалистых мысов. И в эту бухту также открывалась  быстро поднимающаяся горная долина с поросшими травой холмам на заднем плане. Два небольших ручья с превосходной чистой водой протекали по долине, при чем один шел с севера, другой - с юга. Соединившись перед устьем, они каскадами впадали в море» Именно руководствуясь этим описанием, наш небольшой отряд через  157 лет  подошел к этой бухте. Было желание пройти путем Дитмара, правда в более комфортабельных условиях, посмотреть те места, которые так подробно описаны ученым. И конечно же попытаться найти следы XIX в. на берегу. А далее Дитмар описывает: «Очень скоро после высадки мы с большим удовольствием заметили, что опять попали на место, богатое горными баранами; так невдалеке от нас, на зеленой лужайке, паслось стадо, состоявшее примерно из 10 прекрасных экземпляров», никаких животных, даже в самых минимальных количествах нам в 2009 г. не пришлось увидет, берег был пустынен, так же как и прибрежные скалы и сопки. «На берегу нашей  маленькой бухты валялось такое множество различных обломков судна, что нам их вполне хватило для поддержания огня в лагере. Благородные сорта дерева, размеры мачт и рей — все указывало на очень большое судно, выстроенное в какой-нибудь южной стране и погибшее здесь в негостиприимном северном море».  Конечно, маловероятно, что ступив на берег, мы бы наткнулись на мачты и реи  судна из южной страны. Но было интересно посмотреть на место гибели корабля  XIX, а может и  XVIII века.     События экспедиции  были зафиксированы в дневнике: «Вышли в море 22 мая 2009 г. на яхте № 4375 в 4 ч. 40 мин. В составе: Верещага Евгений – бессменный руководитель, Смышляев Александр - оператор, Витер Ирина, Ольков Владимир - участники, Зяблый Александр, Семенов Денис, Косогов Ярослав - водолазы, Батаев Сергей - геофизик, Емельянова Наталья – журналист. Скорость 22  узла.  До Шипунского шли 3 часа 40 минут».

Подошли близко к берегу, на шлюпке переправились на берег бухты, которая по нашему представлению соответствует описанию Дитмара - присутствуют две речки, сливающиеся у берега,  крутые склоны. Бухта похожа на развернутую латинскую букву V. По боковым краям – скалы, крутые склоны, у берега песок, четкие две речки, почти все еще под снегом. В основании бухты – огромное количество бревен разных размеров, в основном длинных и больших в диаметре». Вот эта древесина и интересовала нас.  Но очень трудно определить, что есть мачта, или какая-то деталь такелажа. Дерево все побитое морем, но встречаются огромнейшие стволы, с деталями, к которым человек приложил руку: отверстия, металлические накладки, клинья, обтесанные бока. Впечатление такое, что течением в эту бухточку заносило и древесину, переправляемую из устья р. Камчатки в Авачинскую губу, и какие-то разрушенные строения, и конечно же, обломки погибших судов. Кроме обследования склонов, попытались разобраться в завале бревен и досок самой разной величины и конфигурации. Несмотря на то, что ни на берегу, ни на дне не нашли ничего определенного,  пребывание на берегу, где Дитмар со своими спутниками  провел ночь, позволили немного приобщиться к истории этих мест. Восточный берег, судя по описаниям Дитмара был заселен камчадалами, и бухта Бичевинская, Калыгирь (Дитмар ее называет Халыгерская), и р. Жупанова. Здесь было изобилие рыбы, баранов, медведей, в море встречалось большое количество китов, сивучей. На небольшом полуострове недалеко от устья р. Семячик отряд Дитмара встретил остатки старокамчадальских поселений. «Они ничем существенным е отличались от прежде виденных, только были расположены теснее и имели более глубокие ямы... В описывемой местности поселенцев привлекало обилие дичи и рыбы».  Но в то время, - в 1852 г. «Если не считать Авачинской губы, то весь восточный берег Камчатки, от мыса Лопатки до устья р. Камчатки, теперь лишен всякого человеческого жилья» (с. 264) И по всему пути следования  «в изобилии» нашелся наносной лес с обломками разбитых судов (с.253). Наносной лес мы видели, обломки разбитых судов тоже, возможно,  наблюдали.  Водолазы, составляющие морской отряд, обследовали дно около берега бухты, в районе рифов и отметили, что дно каменистое, и ничего примечательного не увидели.

В конце июля путешествие, о котором, по словам К. Дитмара  «Старики-камчадалы и моряки утверждали, что никто никогда еще не отважился пускаться в маленькой лодке из Авачинской губы до устья Камчатки, и что я первый выполнил такую рискованную  поездку» (с. 295), закончилось.  Дитмар пишет: «При ясном небе и свежем попутном юго-восточном ветре, страшно неистовствовшем возле нас  на море, отправились мы на север 29 июля, в половине седьмого утра, и, идя под парусом по тихой воде залива, благополучно достигли поселения у устья р. Камчатки — цели нашего путешествия — в 9 часов утра. Ровно семь недель тому назад мы вышли из Петропавловска и за все это время  не встретили  ни человеческого жилья,  ни живой души» (с.295).

Повторить путешествие Дитмара просто невозможно, но посетить хотя бы некоторые места, отмеченные в его замечательной книге, сравнить, увидеть изменения, произошедшие в природе и в жизни коренных жителей, не просто увлекательно, но и поучительно. Наш небольшой отряд за короткое время, которое мы были в бухточке, отметил, что нет такого изобилия ни баранов, ни медведей. Мы не видели  китов и сивучей. Не знаем пока, какие суда терпели крушение у восточных берегов Камчатки.  

Результаты путешествии Дитмара по Камчатки были весьма важны с точки зрения расширения научных представлений об этом уголке мира. Плоды изысканий Дитмара ученые использовали и в конце XIX века, и в первой половине XX века. Дитмаром составлена была первая геологическая карта Камчатки и полуострова Тайгонос. Вклад Дитмара в изучение Камчатки велик, его коллекции и дневники высоко ценятся и по сей день. И тем интересней было побывать в тех местах, о которых Дитмар в 1852 г. написал в своей интереснейшей книге.

Следующий эпизод,  который привлек наше внимание, было крушение японского судна «Ниитака» у Западных берегов Камчатки в 1922 г.  Об этом крейсере военно-морских сил Японии написано довольно подробно: С.В. Гавриловым в книге «Маленькие камчатские истории», историком В.И. Борисовым, печатались некоторые материалы и в газетах.
На западном побережье в районе р. Озерной стоит памятник, погибшему экипажу бронепалубного крейсера 2 ранга «Ниитака» («Нийтака»).

Бронепалубные крейсера 3 класса,  строились по программе 1896 года. Проект  разрабатывали в Японии. В 1904 г. были построены два корабля такого класса - «Цусима» (Куре) и «Ниитака» (Йоко). Главные технические характеристики кораблей: водоизмещение 3420 т, мощность 9500 л. с., скорость хода 20 узл. Длина между перпендикулярами 102 м, ширина 13,4 м, среднее углубление 5 м. Бронирование: палуба 64 мм, боевая рубка 102-мм.  Вооружение: 6 — 152-мм, 10 — 75-мм, 4 — 2,5-фунтовые пушки. Экипаж — 320 человек

Оба крейсера принимали участие в Русско-японской войне  (8.02.1904-5.09.1905 гг). Крейсер “Ниитака» действовал в составе отряда крейсеров адмирала Уриу в Чемульпо (Корея) против русских кораблей - крейсера "Варяг", канонерской лодки "Кореец" и группы судов пароходства КВДЖ. Четвертый Боевой Отряд 2-й эскадры Обьедененного Флота вел к Чемульпо 46-летний выпускник Аннаполиса, контр-адмирал Сотокичи Уриу. Начальник штаба - капитан 3 ранга Кейзабуро Морияма. Штаб-офицер - лейтенант Масазане Танигучи.

В состав отряда входили 4 легких крейсера: Бронепалубный крейсер 2 ранга* "Нанива" (флаг контр-адмирала Уриу) - капитан 1 ранга Кенсуке Вада.  Бронепалубный крейсер 2 ранга "Такачихо" - капитан 1 ранга Ичибеи Мори. Бронепалубный крейсер 2 ранга "Ниитака" - капитан 2 ранга Йосимото Содзи. Бронепалубный крейсер 2 ранга "Акаси" - капитан 2 ранга Тейсин Миядзи
«Ниитака" по своим техническим характеристикам выглядел наиболее перспективно из всех крейсеров отряда. Современная крупповская броня. Недаром крейсер стал первым кандидатом на пополнение основных легких сил - отряда Дева. Однако малое водоизмещение, низкая скорость и слабое вооружение ставило "Ниитака" классом ниже "Варяга". Однотипная "Цусима", за 40 минут боя с крейсером 2-го ранга "Новик" на дистанции 35-40 кабельтов, получила серьезные повреждения и показала примерно равный уровень боеспособности с противником. Но главным препятствием к бою с "Варягом" служило то, что "Ниитака" имела самый низкий уровень боеготовности. Корабль вступил в строй только 27 января 1904 года. То есть, за 13 дней до боя. Новый экипаж еще не освоился с кораблем и, фактически, поход к Чемульпо был для него "обкаткой", а не боевой операцией. В предстоящем бою участия не принимала, держась за "Нанива" в качестве резерва.

Во время прорыва Тихоокеанской эскадры во Владивосток 23-24 июня 1904 года”Ниитака» вновь встретилась с русскими кораблями, затем бой в Корейском проливе с Владивостокской эскадрой 1 июля 1904 года, бой с крейсерами Владивостокского отряда 14 августа 1904 года, бой с крейсерским отрядом контр-адмирала Энквиста днем 27 мая 1905 года в ходе Цусимского сражения, бой и потопление крейсера "Светлана" и преследование эсминца "Быстрый" у острова Дажелет и у побережья Кореи утром 28 мая 1905 года.

Как «побочные боевые действия» Русско-японской войны (так характеризуют некоторые историки высадку японского десанта на Западное побережье Камчатки) можно отметить событие, связанное с Камчатским полуостровом. В мае 1904 г. был высажен японский  десант в районе с. Явино, через полтора месяца  отряды ополченцев вынудили . Всего за 1904 год, за лето, было сожжено 20 японских шхун, незаконно добывающих рыбу в водах России. Японцам не удалось высадить десант  в  бухте Калыгирь, на остров Карагинский, на остров Медный. В конце июля 1905 г. японцами была предпринята ещё одна попытка  высадиться на Камчатке, теперь уже в районе Петропавловска. Город оказался пустым, все жители покинули его. Два крейсера «Сума» и «Идзума».обстреляли город, сожгли несколько зданий, “осквернили храм", и вынуждены были покинуть город. “Ниитака»  в этих боевых действиях не участвовала, в водах Камчатки она появилась позже. 

Интерес к Камчатскому побережью со стороны Японии  был огромен, главным образом как местам промысла. В годы установления советской власти на Дальнем Востоке в водах Камчатки постоянно находились японские корабли.
5 апреля 1918. г. во  Владивостоке высадился японский десант с кораблей эскадры адмирала. Като. Началась  японская интервенция на Дальнем Востоке и в Сибири (1918-1922 гг).

В начале 1921 года, с появлением более современных, быстроходных и лучше вооруженных крейсеров, а также в связи с Вашингтонской конференцией по ограничению морских вооружений, на которой Британия, США и Франция предприняли успешные попытки ограничить рост военно-морской мощи Японии, устаревшие крейсера "Ниитака" и «Цусима» стал кораблями береговой обороны. С «Ниитаки» сняли часть 76-мм противоминных орудий. На корме появилась зенитная пушка и пулеметы "Льюис". И вновь испеченный корабль береговой обороны был направлен к берегам  Камчатки. В 1922 г. крейсер курсировал вдоль берегов Камчатки, поддерживая правительство братьев Меркуловых, официальное пребывание их в водах России обозначалось как  для защиты "японских национальных интересов", для охраны японских промыслов.

Отношения с Временным Приамурским правительством  в Охотско-Камчатском крае  были своеобразные. С одной стороны, охраняя богатства России, арестовывали и конфисковывали японские шхуны, ведущие браконьерский лов и рыбы и забой котиков и каланов. С другой - с удовольствием принимали экипажи японских судов в городе Петропавловске, получая продовольствие, промышленные товары, и даже программы фильмов для иллюзиона. Через  Петропавловск курсировал регулярный рейс Владивосток-Хакодате. Японские суда фрахтовались рыбопромышленниками, по побережьям ходили японские миноносцы и транспорты. «Ниитака» часто упоминается в разделе «Хроника» газеты «Камчатский листок»
Сообщения из газеты «Камчатский листок» 1922 г. «Сегодня в воскресенье, 6 августа японский крейсер «Ниитака» устраивает в военном городке (бывший судейский участок) ( ул. Красноармейская — авт.) спортивные игры и бег на призы. Начало в 12 часов. Вход бесплатный. Японское командование приглашает петропавловцев посмотреть спортивные игры  и желающих принять участие». На следующий день были устроены спортивные состязание и отмечалось, что «особенно интересным номером было перетягивание каната между казаками местного гарнизона и матросами крейсера «Ниитака». Победа осталась за казаками. Гостям был предложен чай и пиво».

Крейсер «Ниитака» или корабль береговой обороны, как он именовался с 1921 г., 12 августа ушел на  Западный берег  Это был  его последний  рейс. В газете писали : «Крейсер «Ниитака стоял на якоре в море около р. Озерной 51 гр. сев. Широты, 32 гр. восточной долготы. Ночью 23 августа подул сильный тайфун с юго-востока и весь экипаж приготовился к встрече его. Утром 26-го юго-восточный ветер переменился и тайфун  подул с юго-запада. Набежали волны и покрыли палубу сплошным водяным валом, откуда вода полилась во внутренние части и лишила возможности топить котлы, кроме того покрылся густым туманом и наконец корабль прикасался с берегом моря, не имея никаких средств спасать корабль. Все утонули с кораблем, когда «Ниитака» тонул, играли национальный гимн «Кими-императора», за императорское государство и за крейсер «Ниитака».

Контр-миноносец «Маки» 26 августа отправился на место аварии. Спаслись 16 человек». Было поднято 29 погибших, среди них и командир,  капитан 1 ранга Кога.

Позже газета сообщала, что во время тайфуна на Западном берегу погибло 13 японских шхун, снесло много построек на рыбалках. По словам купца А.В. Петрова, который долгое время жил на Камчатке и хорошо знал особенности климата, «это был небывалый шторм». Принадлежащая ему шхуна «Виктор» была застигнута штормом при переходе их Охотска в Петропавловск.

15 сентября на японском транспорте «Нозима» состоялось торжественное возложение венков на останки 35 моряков, трагически погибших на крейсере «Ниитака во главе с командиром его, капитаном 1 ранга Кога.  Среди погибших: штурман лейтенант Нураяма, Мичманы Ота и Хакамада, Старший унтер-офицер Хирай, 1-й унтер-офицер Кобаяси, 2-й унтер-офыицер Кубота, 3-й матрос Наказима, 2-е матросы - Иноуэ, Накано, Макикава, Сато, Имадоме, 2-е инж. Матросы - Огава, Маэда, Такино.

«В 12 часов дня   на транспорт  прибыли депутации: от гарнизона, городского самоуправления и чинов гражданского управления г. Петропавловска и Камчатской области — поклониться праху погибших.

В одном из трюмовых помещений носовой части транспорта, среди тишины вечного покоя, охраняемые часовыми матросами, спасшимися с корабля «Нийтака», предстали перед прибывшими в маленьких деревянных гробах испепеленные останки еще так недавно покинувших  наш рейд японских моряков, в ожидании скорого отправлеия их на родину.

Здесь, в присутствии Командира и гг. офицеров  транспорта и Представителей местной японской колонии, начальник военной депутации Подполковник Кузнецов от имени Начальника гарнизона Капитана 1 ранга Ильина и военных чинов, возложил венок, украшенный живыми цветами и лентами с надписью: «Безвременно погибшим морякам крейсера «Нийтака» от  гарнизона г. Петропавловска н.К.», выразив в краткой речи соболезнование и печаль Императорскому Японскому Флоту и Армии и дружественному нам японскому народу в постигшем их несчастии. И отдавая последний привет погибшим, каждый военный глубоким поклоном прощался с ними.

После выражения соболезнования начальником Петропавловского уезда Г. Стацюк был возложен венок с надписью: «Морякам японского флота погибшим на крейсере «Нийтака» от чинов Гражданского ведомства Камчатской области».
Городской голова г. Колмаков возложил венок с надписью: «Погибшим морякам крейсера «Нийтака» от Петропавловского Городского Самоуправления». Командир транспорта «Нозима» в краткой речи благодарил депутацию».

17 сентября 1922 г. в Японию ушел транспорт «Нозима» с  36-ю останками погибших офицеров и матросов на крейсере «Нийтака» и 16 спасшимися: матрос 2-й степени Окада, унтер-офицеры, Хатакеяма  Камихузы, 1-е инж. матросы Акагава, Такаянаги, Чнагизава, Кояма, 2-е инж. матросы Итикава, Такахати, Маэда. 3-и инж. матросы Хиросэ, Цукада, Чишибуко, Кавахара, Ямабаями, Танигучи., инженер, унтер-офицер Хатакеями был сильно ранен

На следующий год, в 1923 г., уже при утвердившейся Советской власти, когда японцы рассматривались как недружественная держава, в Петропавловск прибывает  японский транспорт «Канто» и отправляется на Западный берег на место гибели крейсера «Ниитака».

13 апреля в Усть-Камчатске произошло сильное землетрясение, очевидно прошла и волна цунами, так как в сообщение говорилось, что старый завод Демби со служащими и рабочими, склады с товарами и продуктами смыты с кошки. Предположительно снесены и японские заводы Цуцуми и Ничиро-Гюго. Японские миноносцы, которые продолжали появляться в водах Камчатки, но в 1923 г. встречали их уже не так восторженно, как осенью 1922 г., курсировали по обеим побережьям Камчатки. Газета сообщала, что цель посещения миноносцев «наблюдение за результатами землетрясения» и ставила большой вопрос, хотя это было естественно в той ситуации. Японские рыбозаводы преобладали в рыбной промышленности края, отсюда и снабжение, и внимание  со стороны японцев к Камчатке. Тем более после разрушительного землетрясения. Но опять «Полярная звезда» пишет, что 21 мая прибыл японский транспорт «Канто» с тремя миноносцами с неизвестной целью. И комментирует: «Мы имеем еще одно лишнее доказательство того, что японцы упорно, злостно не хотят уважать наши законы и порядки».

Вполне возможно, что из-за такого восприятия японского присутствия в Петропавлловске, в газете не встретились материалы о дальнейшей судьбе затонувшего крейсера, об установке памятника. В интеренет встретилась статья, в которой довольно подробно излагаются сведения о том что «Вскоре после катастрофы подошли японские боевые корабли-стационеры из Петропавловска-Камчатского. К этому времени в полную воду из успокоившегося моря  виднелись часть борта, руль и обмотанный сетями винт. Последовали продолжительные спасательные работы силами ВМФ Японии с демонтажем вооружения и наиболее ценного оборудования. Затем остов крейсера продали для разделки на металл одной из частных фирм». К сожалению, эта публикация идет без ссылок, и не понятно, откуда, из какого источника эти сведения.  Памятник, по описанию В. Борисова, находится в довольно неухоженном виде.

Учитывая штормовые особенности западного побережья, вряд ли удастся что-либо найти, но уверены,  что любой поиск приводит к результатам. И может быть кусочек истории станет понятней, история мореплавания у берегов Камчатки станет более яркой,  а памятники будут рассказыватьь об исторических событиями, невзирая на то, подданным какого государства они поставлены.  Разве не интересна судьба «Фортуны», «Восточного Гавриила», «Захария», «Святого Павла», «Святой Надежды», «Минеолы» и т.д. и т.д.?

Е. Верещага, И.Витер

По следам кораблекрушений
По следам кораблекрушений
По следам кораблекрушений
По следам кораблекрушений
 

Случайные фото

о.Симушир
Десятая экспедиция на Курильские острова-118
Восьмая экспедиция на Курильские острова
Налычевский мыс
о. маканруши июнь 2012

Главное меню

Ваши отзывы и вопросы по поводу приобретения полноразмерных фото оставляйте в разделе "Обратная связь"


Кто на сайте

Сейчас 12126 гостей онлайн