Камчатско-Курильские экспедиции

Фотоотчеты о Камчатско-курильских экспедициях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Одна из находок в десятой экспедиции

Одна из находок в 10- Камчатско-Курильской экспедиции. Сентябрь 2009 г.

E-mail Печать

Самая продолжительная (43 дня экспедиционной жизни на острове) по времени и, наверное, самая продуктивная по объему проведенных мероприятий 10 Камчатско-Курильская историко-географическая экспедиция на остров Матуа войдет в историю исследования Курильских островов еще и таким значимым событием как обнаружение на острове вероятного места древней стоянки человека, по внешнему виду похожая на раковинные кучи, относящиеся  к японскому неолиту «дзёмон». Дзёмон культура охотников и собирателей - VII-I тысячелетий до н.э. Центрами культуры Дзёмон были остров Хоккайдо и северная часть острова Хонсю.

Развитие японской археологии начинается  с раскопок в 1977 г. раковинной кучи Оомори на острове Хонсю. Этот открытый археологический памятник, был более ранним, чем уже известные айнские или средневековые  японские поселения. Э. Морзе, занимавшийся раскопками установил, «что кучи раковин в Оомори оставили люди, жившие не менее трех тысяч лет назад. В своем отчете, он отметил наличие глиняных сосудов  с веревочными оттисками и назвал этот узор «веревочный штамп», что эквивалентно японскому «дзёмон». Так стали называть не только керамику с веревочным узором,  дзёмон доки — керамика дзёмон, но и неолитическую культуру, для которой характерна эта керамика. (Васильевский. По следам древних культур Хоккайдо. Новосибирск: Наука, 1981. - 174 с. - с. 14)
Некоторые находки позволили  Э. Морзе  выдвинуть гипотезу о принадлежности раковинных куч Оомори доайнским племенам, назвав их протоайнами.

По материалам Р. С. Васильевского: «Первые археологические раскопки на Курильских  были проведены японским археологом Р. Тории, который в 1889 г. на о. Шумшу и Парамушире исследовал раковинные кучи с остатками полуподземного жилища. Собранные на месте раскопок  каменные и костяные орудия Р. Тории относил к различным историческим эпохам: от позднего каменного века до средневековья. В течение последующих почти 40 лет археологические исследования на Курильских островах не проводились, хотя отдельными исследователями и собирался подъемный археологический материал на Шумшу, Парамушире, Шикотане». (Васильевский Р.С. Древние культуры Тихоокеанского севера. Новосибирск: Наука, 1973.  - с. 151)

Наиболее широкие раскопки на Курильских островах проводил японский археолог О. Баба с 1933 по 1938 гг. Он выделил в развитии  древних культур Курильских островов три периода: первый период (самый ранний на островах) — охотская культура, вторая — айнская культура с керамикой нейдзи и третий — исторические айны (Васильевский Р.С. Древние культуры Тихоокеанского севера. Новосибирск: Наука, 1973. - с. 151). Большинство имеющихся  вещественных компонентов Курильских островов происходит из подъемных сборов с дюнных стоянок, культурные слои которых разрушены, и материалы, относящиеся к разным эпохам, смешаны, что создает определенные трудности при периодизации памятников. Поэтому особое значение приобретают те немногие стоянки, на которых культурные остатки залегают в ненарушенных геологических условиях. (Васильевский Р.С. Древние культуры Тихоокеанского севера. Новосибирск: Наука, 1973. - с. 155)
Связь памятников эпохи дзёмон с предками айнов вопрос сложный  и не до конца определенный. Принято  с айнами связывать культуру дзёмон, которая была широко распространена на Японских островах 8-9 тысяч лет назад. Но в разных районах памятники культуры Дзёмон существенно  отличаются.
Древнейшие памятники японского искусства относятся к эпохе Дзёмон. При раскопках неолитических памятников  Японии  были обнаружены догу (глиняные изображения), образцы женских скульптур, сделанных из обожженной глины. Они известны на многих памятниках культуры дзёмон от Кюсю до Хоккайдо на севере. Древнейшие догу, относящиеся к начальным этапам дзёмона, представляют из себя небольшие, очень схематические, около 5 см, плоские глиняные   пластинки с изображением груди. В среднем дзёмоне появляются более реалистичные изображения. Наибольшего расцвета искусство догу достигает в позднем и финальном дземоне. Фигурки, особенно более поздние, производят необычное впечатление, напоминая каких-то инопланетных существ. Но исследования эволюции догу доказали, что происхождение их точно земное. Ученые до сих пор не пришли к единому мнению о назначении догу.   На Хоккайдо были обнаружены догу, «захороненные» в специальных ямках, окруженных оградой из камней.  Можно предположить, что они заменяли погребение реальных  людей, что  наталкивает на аналогии традиции Айнов. Согласно обычаю, когда человек погибал в море, или на охоте, и его останки не могли найти, то тогда делали  из дерева изображение и «хоронили» его. Но все эти сведения пока никакого отношения к найденной стоянке на о. Матуа не имеют. Но почему бы не предположить, что специалистами археологами будут найдены подобные изображения, керамика, которая позволит более точно сказать, кому принадлежит раковинная куча.
Обнаруженная стоянка на о. Матуа представляет из себя ненарушенную картину, кроме обрушения верхнего слоя, обнажившего  культурные слои. Стоянка находится на обрыве, в труднодоступной части береговой линии.
Обрушившийся слой земли обнажил раковинную кучу мощностью сантиметров 40, над нижним слоем ракушек, на расстоянии 20 см наблюдается менее мощный ракушечный слой сантиметров 10. Часть нижнего, более мощного слоя осыпалась, что позволило взять подъемный материал, представляющий смесь из  раковин моллюсков, костей разного происхождения и размера, фрагмента керамики.
По прибытию в Петропавловск-Камчатский, для нас экспедиция не закончилась, началась кропотливая и порой не самая захватывающая работа по приведению найденных предметов  в божеский вид, - это мытье, очистка и отбор самого ценного для постоянно действующей выставки  в Камчатской краевой научной   библиотеке им. С.П. Крашенинникова. В результате все  приобрело совершенно другой вид, образцы стали посветлее и уже не вызывали естественного чувства брезгливости у человека далекого от постоянной работы с ними.  Были промыты и взятые нами для исследования образцы костей и ракушек с предполагаемого места древней айнской стоянки.
Из дневника научного руководителя экспедиции Ирины Витер: «19 сентября. Суббота. Пошли вниз по склону - увидели интересную прослойку  в почве. Оказался слой ракушек, костей. Похоже на ракушечную кучу. Нашли кусок черной керамики, простой, без орнамента. Очевидно, недавно прошел обвал, и оголилась куча. На плато наверху от склона японская  траншея. Много птичьих костей, есть кости покрупнее. Если это стоянка, то она, наверное, скоро рухнет в море. Может и открытие мы сделали».
Чтобы  быть в теме о предмете исследований, пришлось взяться за прочтение соответствующей литературы.  От кандидата исторических наук, археолога А.В. Пташинского (КамГУ им. В. Беринга) получили адрес специалист-зоолога Савеницкого А.Б (руководитель лаборатории биоценоза и исторической экологии Института экологии и эволюции им. Северцева А.Н. Российской Академии Наук), который согласился определить, кому принадлежат кости из раковиной кучи, обнаруженной нами.  Все складывалось удачно, в ходе командировки в Москву в соответствии с предварительной договоренностью,  удалось передать «косточки» лично одним из авторов этого материала. Четко и профессионально был разобран по «кучкам и штучкам» материал для исследования, при этом сопровождаемый положительными высказываниями и возгласами удивления. На душе было радостно, пришло понимание того, что  найдено  что-то стоящее внимания.
И вот получен первый результат (приводим текст, присланый из лаборатории ниже). До сих пор не можем понять, как можно получить из груды костей и ракушек столько интересной и полезной информации, которая в дальнейшем может стать первым маленьким шагом в «большом» открытии для российской, а может и мировой науки.
«В ноябре 2009 года нам был передан небольшой материал из культурного слоя древней стоянки, обнаруженной на о. Матуа. Исследованных стоянок человека на Курильских островах крайне мало, поэтому обнаружение каждой новой стоянки представляет огромный научный интерес. Изучение культурных слоев таких стоянок позволяет выяснить историю прибрежных экосистем данного региона, и воздействие на них различных факторов, прежде всего антропогенных и климатических.
В составе остеологического материала были кости морских млекопитающих и птиц.
Из млекопитающих определены несколько костей молодых тюленей (Phoca sp.) и правая большая берцовая кость взрослого калана.
Из птиц обнаружены кости трубконосых (белоспинного альбатроса и глупыша), чистиковых (топорика и белобрюшек) и чаек. Крайне интересна находка останков белоспинного альбатроса. В прошлом этот вид имел высокую численность, но в результате истребления японскими охотниками за перьями вид оказался близок к вымиранию. В середине прошлого века он считался практически вымершим. В настоящее время его численность стала понемногу увеличиваться и достигла величины чуть более 2000 особей.
Из беспозвоночных в пробе обнаружены раковины брюхоногих моллюсков трех видов. Список видов приводится в порядке уменьшения количества остатков: Littorina sitkana Philippi, 1846 – им принадлежит наибольшее количество остатков. Известно, что, несмотря на маленькие размеры, данный вид моллюсков активно промышлялся древними жителями. В частности, на Командорских и Алеутских островах их называли «семечки». Также были обнаружены единичные раковины Buccinumbaerii (Middendorff, 1848) и Nucellalima (Gmelin, 1791) – обнаружена одна раковина. Оба вида также известны, как промысловые виды.
В качестве заключения следует отметить, что, судя по сохранности материала и его разнообразию, несмотря на очень небольшой объем пробы, данная стоянка древнего человека крайне интересна и перспективна для научного исследования».
Основываясь на результатах раскопок, Р. Васильевский отмечает интересную закономерность — определенную связь жилищ с раковинными кучами. Кучи всегда располагались недалеко от входа в жилище. (Васильевский. По следам древних культур Хоккайдо. Новосибирск: Наука, 1981. - 174 с. - с.120) Жилище и раковинные кучи представляют единый комплекс. Можно предположить, что недалеко от раковинной кучи на о. Матуа должно быть жилище, но это уже работа специалистов-археологов.
Стало ясно, это часть древней истории наших российских Курильских островов, которую необходимо знать, и   все намного серьезнее и интереснее,
Вот в кратком формате то, что мы хотели рассказать об одном скромном «открытии», совершенном в ходе 10 экспедиции на остров Матуа. Надеемся, удача нас не покинет, и мы еще не раз расскажем и о других, предстоящих и запланированных открытиях и тайнах, которые пока еще срытых от нас в самом центре Жемчужного ожерелья Дальнего Востока - Курильской гряды на острове Матуа.

Е.М. Верещага
И. В. Витер,
участники 10-й Камчатско-Курильской экспедиции. Август-сентябрь 2009 г.


 

Случайные фото

Фотоотчет о строительстве часовни-19
Матуа
13-я Камчатско-Курильская экспедиция-174
Танки о. Шумшу
Центральный дот-4

Главное меню

Ваши отзывы и вопросы по поводу приобретения полноразмерных фото оставляйте в разделе "Обратная связь"


Кто на сайте

Сейчас 15711 гостей онлайн