Камчатско-Курильские экспедиции

Фотоотчеты о Камчатско-курильских экспедициях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Дневник одиннадцатой экспедиции

Дневник 11-ой экспедиции

E-mail Печать

27 мая-19 июня 2010 г.

Начало 11-ой экспедиции.

 27 мая 23010 года, четверг в 11. 57 вышли из города на рейд Авачинской губы. Как всегда  с большими метаниями (не по нашей вине), с некоторыми нервами и сплошными оригинальностями.
Началось все у нас еще зимой. И если смотреть внимательно и пристально. То окажется, что у нас  просто длинная постоянно длящаяся  экспедиция, плавно переходящая одна в другую. Только, вроде  все отчеты, статьи закончили, сайт обновили, а тут глядь – и следующая уже приближается. А посему начну с результатов 10-ой – написали совместно статью с Гришиным и Гириной (наши фотоматериалы), написали статью для вопросов географии, на сайт – по раковинной куче, ну и оцифровала дневник, написали отчеты (всем благодетелям отправили), подготовили дневник для сайта, и плюс фотографии рассортировала по папкам, и часть поместили на сайт; дополнили выставку:  ЕМ чистит, я смазываю маслом и раскладываю, обновила этикетаж, дополнили новыми фотографиями. Думаю, что результаты неплохие, даже рука устала перечислять.
И тут незаметно февраль подкрался: и срочно-быстренько отправлять письма надо, что и быстренько сделали. Да и еще почти все с подписями нашими и Владыки. От нас зависели письма официальным спонсорам. Стали ждать результатов и готовиться к 11-ой.
Урбан озаботился часовней, но в конце марта обнаружили, что ничего не сделано.  Нашли другого  мастера. Часовня делается, а мы все деньги ищем. Люди странные – обещают, а потом исчезают, даже ничего не сказав. Так что самые крупные взносы получились наши личные, и до последнего дня не были уверены, что у нас все получится. А тут еще и сроки постоянно меняются: 10-12 мая (мы в ужасе – часовни нет, денег тоже), затем идем 20, потом 25, и потом 3 июня. (а я то 1 июля лечу в Москву, так что нас эти сроки не устраивают, и продолжая настойчиво нашу политику (сами решаем, сами проталкиваем), ЕМ едет к Сурину. И вот результат. Мы идем на «Воровском», а часовня с Урбаном на «Судейском».
Впечатление складывается, что все думают, едем легко и быстро на Матуа отдыхать. Как все нудно тянется и со скрипом движется – никто не представляет, а мы - ЕМ и я - просто скромные герои современности. Все равно никто не проникнется нашими заботами. Ну, вроде все – добрые ангелы помогли, вроде все погрузили, все собрались. Выход, сказал командир 27 мая в 10 утра.
Накануне помотались по городу (я до 17, а ЕМ – до 21).Побывали у Невзорова, поблагодарили, и он такую пиар компанию устроил, что утром 27 у проходной, а потом и у корабля собрались, нам показалось все журналисты города – и ТV и газеты, и радио).
Пресса разъехалась, все пообнимали нас, но мы не ушли в 10.00. Отошли от стенки только в 11.57, но пошли не прямым путем на Матуа, а стали на рейде ждать вертолет. Вертолет тренировался до 18.00, наконец, сел, ему крылышки убрали и загнали в стойло. Лодку вернули на место, а то положено, чтобы она гуляла по морю, когда вертолет садится. И мы уйдем 28 мая в 8 утра.
Ничего не поделаешь, это все-таки спокойней, чем в прошлом году. Юрий из музея ВОВ привез интересные документы из архива, и я их читаю второй день. Очень интересно, многое не состыковывается, но интересно все равно.
Только утром 28, уже в море осознала, что забыла свои обязанности, дневник  не пишу, ничего не фиксирую, так потомки наши могут и не узнать о наших подвигах.

28 мая, День пограничников, пятница.
Осознала себя летописцем, хоть и с опозданием. Состав экспедиции: Верещага Е.М. – руководитель постоянный, Витер Ирина  - научный руководитель. Имангулов Роман – на все руки мастер, Григоренко Саша – трактор и все остальное, Стецурин Андрей – золотой механик, Пташинский Андрей – наука, Середин Андрей – помощник науки, Пошолок Юрий – научный сотрудник и архивист, Анисимов Владимир – пока не знаю (наверное помощник водолазов), Соломатин  – ныряльщик, водолаз, Гилялетдтнов Руслан – тоже, Сегодня читали документы, много нового, затем занимались просветительством. И как всегда после этого на нас по-иному смотрят, по-доброму, задают вопросы, просят записать фильмы. А до этого – не поймут, кто мы такие, зачем нас везут и почему так много вещей. Все как всегда. Сейчас волнения все позади, часовня с Урбаном осталась, думаем, что скоро придет. Все потихоньку спят, гуляют, читают. Завтра должны подойти к Матуа. После нашего рассказа все хотят посмотреть. Еще часть населения будет знать, что Матуа это не Канары, а совсем рядом от нас. На улице туман, плюс 6. Вчера в городе было  плюс 16.

29 мая. Суббота.
Мы уже на Матуа. Опять сижу после бани в своем уголочке и пишу. Температура на нашем градуснике, в 15.56 была плюс 6, ветер сильный. Матуа встретил нас не очень гостеприимно. Но все по порядку. Утром все как всегда на корабле. Сами начали пить кофе, подъем у них совсем поздний в 11.00, обедо-завтрак в 12. Сложили все наши вещи – куча огромная, но продукты в этот раз все отлично упакованы. Поэтому немного скотч, немного в мешки, так что неплохая тренировка получилась. Как и в каждой экспедиции кто-нибудь, что-нибудь забыл. В этот раз совсем нужное водолазы забыли, весла и железочки, которые держат дно лодки, так что резиновая лодка недокомплект, и не смогла людей возить. А весла добрые люди из команды дали, когда подходили к острову. А было это в 13.40.  Ветер, волны и даже покачивало немного. Два раза заходили на стоянку. Стал Воровский очень далеко, даже дальше, чем Карелия. Здесь волны поменьше, потише, но пока дошли нашего берега, все мокрые были. Ветер встречный и волна довольно большая. На острове, видимой его части, снега почти нет, лежит только в ложбинах и весь серый. Вернее всего были выбросы, и брюки все серые стали. Пепел или с прошлого года или с этого. Вид деревьев почти как и в городе. И ольха, и рябина начинают распускаться Белокопытник довольно активно собирается цвести, лабазник даже не первые листья выпустил. Из земли лезут ростки странного желто-зеленого цвета. Видимо, после нас никто не был. Все на месте и застава такая же, как и оставили. Еле отодрали доски и ключом открыли двери, не как в прошлом году.
Воды в большом баке только половина, завтра надо будет искать источник для воды. Но вернемся к кораблю. Наши надежды на вертолет не оправдались, да и катер не дали – неисправный. Так что наши две лодки, которая недоукомплектованная могут работать по разгрузке. Первой ходкой пошли ЕМ, Роман и я . Я мыла, Роман начал делать спальные места, позже подъехали Саша и Андрей. «Марк» зарычал, а к  вечеру и тележка ожила. Вот что значит мастер. Его бы в ту экспедицию, насколько бы было легче. Так что завтра эвакуацию с берега будем проводить на тележке.
Сейчас уже новый день, час ночи, и только все угомонились. Все пришли намокшие, закоченевшие, температура не располагает к потению. Но баня топилась, был горячий чай, и еще из прошлых запасов я сварила симпатичные рожки с тушенкой. Но симпатичными они были только около 19, а в 21, когда сели есть, они превратились в супокашу с мокрым тестом. По вкусу даже ничего, но по виду что-то  совершенно непонятное…  Но все съели, и даже некоторые с добавкой. Все-таки – разгрузка, погрузка адская работа. Еще и завтра  такое же, только теперь по перевозке. 
Генератор долго не заводился, подмочили, когда переправлялись. Но к вечеру и свет появился, и горячий ужин. Вообще такое впечатление, что после отпуска домой вернулась. Как-то по-новому смотрится, хотя все и знакомое. Без листвы хорошо видны казармы, траншеи, дороги там, где раньше не видели, может, что и новое найдем. Кресты отлично перезимовали, стоят, кривые или нет – позже посмотрим. Все уже сопят. Нас в комнате 7, пять лежат в длину, два поперек, 4 – в предбаннике. Завтра Роман будет переоборудовать все по-другому. А то еще два человека приедут с бревнами. Но все будет потом и попозже. На сегодня все.

30 мая, воскресенье.                                 
Вот и воскресенье прошло. С утра Роман начал переоборудование спальных мест, чтобы все как на полатях, без всякого засыпания в ногах. Судя по всему, я всю предыдущую ночь ногами толкала маленького Андрея, конечно же, не нарочно. С утра очень холодно, и весь день был сильный, холодный ветер. Температуру можно определить только по ощущению, термометр как-то сильно выгорел, где-то градусов 8, но холодных. С утра туман, днем немного развиднелось, а к вечеру дождь пошел. Все  мужчины пошли на берег заниматься перевозкой. С утра Саша и Андрей сделали тележку, завели трактор – все просто отлично. Андрей просто факир в технике, все может и все делает.
А мы с ЕМ пошли в новый путь – кладбище, посмотреть и найти могилу японского генерала. Но не нашли и пошли далее к м. Клюв, и наконец-то, через верх попали в ту лощину, которую не могли одолеть два года. Интересная, но не очень. Похожа немного на плотину, сложенную из стесанных камней, сложенных ромбовидно, пересекающая лощину. А ниже перемычки, интересные траншейки, как широкая стиральная доска,  то горизонтальные, то вертикальные и подпрямоугольные углубления. Путь в лощину лежал через плато, совершенно пустое и с широченными полянами. Спустившись, поняли почему – не десантноопасное направление. Плато заканчивается крутыми скалистыми склонами. Лощины до Клюва вроде пустые, но в одной нашли почти целые чашки, причем впечатление такое, что их просто сбросили. ЕМ нашел осколок, похожий на пиалу с интересным синим рисунком. Со склона  в лощине хорошо видна печка. До нее мы дошли в позапрошлом году. Измерили и взяли точку, а в прошлом сель помешал, да и трава была высоченная и до печки не дошли. Сегодня попали в лощину через верх – интересно, но не ах. Укрепления есть, но не капитальные. Прошли километров 10-12. Но ходить сейчас намного легче. Во-первых, видно, где лучше идти, пока листвы нет, а потом все что лежит внизу, тоже просматривается. Конечно, понятие легко-трудно относительно. Пыль вулканная, которая не смылась за зиму, сделала из нас полных поросят. Ни снег, ни ветер, ни дождь пепел не уничтожили. Может старый, а может еще выпадал. Во всяком случае, и в лесу грязь, и на снегу тоже.
За сегодняшний день почти все перевезли. Александр был перевозчиком. Его чуть не убили фанерой. Команда активно ловила рыбу и не особенно активно включалась в выгрузку. В прошлом году сайра чуть не убила Дениса, но фанера наверное страшнее, она изображала из себя парус. Довезли до лагеря все, кроме бензина.
После лощины пошли смотреть дорогу, по которой нам придется бревна поднимать, и пришли в ужас. Склон-то гораздо круче, чем казалось по фотографиям и по отвлеченным воспоминаниям. От основной дороге можно к часовне проехать по дороге, но заросшей ольхой. Но как втаскивать – вот вопрос.
Юрий рассказал первые впечатления – он ничего подобного  двухэтажному доту на берегу не видел на Шумшу. Но как я понимаю, он на Шумшу был несколько дней. Его поразил второй этаж. Нашел несколько интересных предметов, сейчас ЕМ сбрасывает фотографии, посмотрим, что он нашел. ЕМ  всех предупредил, чтобы все фотографии сбрасывали и вечером рассказывали, что где видели. Посмотрим,  как это будет на практике. От Юрия пока информация никакая, сумбурная, но это вернее всего потому, что мало видел. Для нас день нормальный – увидел кое-что новое, нашли почти целые чашки со звездами, осколок пиалы, а около гидросооружения в бетонной комнате – пару бутылочек.
Вечером срочно варили борщ. Роман с ценными советами Володи делал нашу трубу, чтобы было тепло, а старая, сначала сломалась, потом прогорела и задымила всю комнату.
Позже реанимировали генератор, потом баня, как всегда компьютер, дневник, фотографии.

31 мая, понедельник.
День был как всегда насыщенный. Утром 0, днем плюс 4, сильный ветер, особенно в районе закладного креста. Андрей повез наших археологов на место и нас ЕМ и меня. Роман остался с печкой, питьевой водой (наш источник опять появился). Володя и водолазы на берег – готовятся к погружению, как только погода установится.
Куча айнская очень сильно осыпалась совсем, нет той выразительности, как в прошлом году. На склоне и ракушки и куски керамики. ЕМ нашел даже с веревочным узором. Оставили археологов и пошли в Айну. Вечером Пташинский рассказал, что стоянка, интересная, хорошая – и кости,  и керамика. Действительно айны, может быть даже древнее 3 тыс. лет. Потом посмотрим. Теперь у нас задача ее назвать – мне кажется Матуа 1, но это можно позже придумать. Приятно, что полезное и хорошее сделано.
Мы направились в Айну, ожидая сообщения Андрея и Саши о том, что они направляются на тракторе к закладному кресту – начинаем готовить площадку под часовню. В Айну пошли к склону Лапшедотов. Нашли интересную казарму – печь высокая на 4 котла, стенки из сложенного камня, и выход из нее на четыре ступеньки. Пошли на плато почти пустое, ничего нет кроме коммуникативных траншей, причем не очень глубоких. Сверху сфотографировали – без зелени все четко видно, все траншее, рвы и казармы. Но дота, который у Батаева на снимке, не нашли. Но зато обнаружили новый дот, замаскированный под обыкновенный вал, бетонный дот, сложенный из  крупного берегового камня. Ветер весь день сильный, но в Айну даже пару раз солнце выглядывало, но туман набегал периодически такой, что ничего не было видно. Так что получается, что плато практически пустое и все коммуникации только в лощинах. Насколько все видно лучше весной, все пространство просматривается. Идя к трактору, увидели около Дизельки прямоугольную бетонную трубу с отверстиями. Пошли по дороге к закладному кресту. Ветер такой, прямо уши обрывает. Стали раскапывать, выравнивать площадку, а земля то мерзлая. Саша вырвал все кустики экскаватором, ЕМ все кусты оттащил в сторону, я опять снимала, и время от времени убегала греться за бочки. Очень холодно. Сравняли площадку до льда, отмерили по пять метров, где будет стоять часовня, и поехали назад, но мужчины азартные,  без листвы все в кустах все видно и набрели, углядели целое кладбище машин, судя по всему японских. И даже Андрей не смог сказать, что за машины, огромные колеса, диаметр 90, ширина обода 65, и еще два огромных. Вообще сплошной металлолом. Их японцы загнали, видимо, сюда перед капитуляцией. Но, правда близко от дороги, или наши разобрали все и бросили. Прибыли в лагерь и узнали подробности пребывания в лагере круизника. Клипер Одиссей привел Фролов, зачем привел туристов на заставу, - непонятно. Что показывать здесь, если остров не знают – непонятно. А лагерь совсем на экзотику не тянет.
Юрий был в районе перемычки, Херринга, сказал, что подобного на Шумшу не видел – там доты далеко друг от друга стоят, здесь же очень плотно. Доты в основном пулеметные (по его словам), но это мы и сами знаем. Много зенитных позиций. А сейчас сбросили у всех фотографии, и прямо знакомые места видишь. Юрий говорит много и у меня впечатление, что он не очень давно занимается темой военной техники.   ЕМ  внимательно все слушает, делает для себя выводы, но не горит желанием все открывать. Тест на сообразительность Юрий не прошел. Поехали после ужина на стенки, и он не самого даже предположительно сказать, для чего они, Андрей довольно быстро сообразил, что к чему. Нашли там недалеко какую-то газовую торпеду. Не могу добиться от них – чья она и для чего. Интересно, что делает торпеда в центре острова?
Водолазы частично дополнили свою забывчивость, сделали железяки, чтобы можно было пользоваться резиновой лодкой. У второй лодке при выгрузке пробили днище.
Сегодня оборудовали новое место высадки, в районе японского деревянного причала. К вечеру и бензин привезли. Так что берег чистый.
Но с генераторами прямо беда, то глохнет, то забудут залить. Пишу при фонарике второй день.

1 июня, вторник.
ЕМ высказал предложение назвать стоянку Вервита 1, и вроде Андрей придумал как тягать бревна. Ко всему прочему забыла написать, что Андрей высказал  очень интересную мысль о здании с усилением. Это, по его мнению, акустический пункт. Усиления выступают в роли резонаторов, у окон сидели акустики с аппаратурой и фиксировали самолеты. И вчера же гуляли по кладбищу машин, ЕМ обратил внимание на правую педаль и по мнению Юры  это останки Исудзи. Тип 94, которые были двухосными и трехосными.  Я их насчитала там 17 шт. И встречаются огромные колеса двух типов.
Ну и начинаем сегодняшний день. С утра температуру не смогла определить, по ощущению градусов 6. Туман, но с утра тепло, или мы были в безветренной лощине. С утра мы с ЕМ ходили на верхнюю резиденцию. Совсем другой вид, когда стланик без листьев. Все стенки видны, резиденция другая и вся лощина очень грозная и укрепленная, стенки, траншеи, казармы – и печки, и снарядные ящики и очень много железного хлама. Есть остатки крепежа маскировки казарм.
Без листьев все голое и увидели дорогу, ведущую наверх, и по ней пошли на резиденцию. Резиденция еще в снегу, но стенки видны, перешли в другую лощину – то же самое, все стороны в укреплениях и траншеях. Уже поехали назад и увидели недалеко от бочек какое-то сооружение. Подошли – какое-то советское свинство. Вообще обидно – японские все сооружения сохранились, правда, угроблено, судя по всему, многое – гидросооружения не действуют, топливо как-то с берега качали. Остались только одни фундаменты, правда капитальные. Есть предположение, что японцы перед капитуляцией сами все разрушили. Но там, где были наши, просто жуткое свинство, какие-то сооружения, как будто вчера каменный топор сменили на инструмент, везде помойки. На отличном японском фундаменте установили какую-то цистерну и тут же бочка – балок для проживания. ЕМ предположил что перед сдачей японцы все свои дома разобрали и нашим пришлось жить и строить как придется.
Юрий обошел весь берег до Айну. Сказал, что так был укреплен Катаока, а когда мы удивились его предположению, то оказалось, что он имел в виду артиллерию, а не всю сеть укреплений. Остатки машин фиксирует, а противодесантные укрепления не видит.  Наверное потому, что новое необычное место и все сразу не поймешь.
После 13 мы пошли на часовню, Александр пытался пробить мерзлую землю, ЕМ кидал снег в цистерну, что бы растопить и получить воду для заливки бетона. Потом под цистерной развели огонь. Часовню решили ставить на бочки вместо фундамента, но выбирать надо много земли, порядка метра. Прошли до места работы археологов. По дороге Саша с Андреем нашли взрыватели от японских снарядов, а я укрывалась в окопе от холоднющего ветра. После этого ходили на подземный бункер, который нашел Андрей. Молодец, ему интересно и он очень хорошо смотрит по сторонам. Бункер весь под землей, в лесу, только вентиляция на поверхности. Похоже на резервуар для воды или для топлива. Пошли по предполагаемым трубам и определили, что все они стояли недалеко от самолетных эскарпов, их только сегодня насчитали 4 штуки, правда один как недостроенный, с короткими боковыми стенками.
Потом повезли Андрея на дизельку с казармой. Я пофотографировала, Андрей погулял, а ЕМ нашел кучу, под слоем шлака бетонная плита (с Андреем позже решили, что это плац и на нем что-то жгли. Похоже на медицину, но чью, непонятно – ампулы, смешной маленький металлический контейнер, остатки медицинской фарфоровой посуды. ЕМ считает, что все это японское и они что-то спрятали. Я склонна думать, что это просто помойка и даже неизвестно чья. Со мной согласился Андрей, все-таки прошло 65 лет после японцев.
Еще когда возвращались с часовни на поле Андрей нашел станину под зенитку, а ЕМ печку «Фукуроку», полностью в сборе и в прекрасном состоянии. Вообще сегодня привезли две печки – одну маленькую, у нас такой не было, но она уже модернизирована нашими – приделаны ножки и дверца. Там же увидели непонятный бетонный полый куб, который просто стоит на земле. Было, очевидно в этом месте японская зенитная позиция, а потом стояли наши. И всего, и всякого железа много, но часто просто необъяснимого. Бани нет уже два дня, потек водяной бак, так что я сегодня немытая, как и все.
Володя с Романом ездили на озеро стрелять уток, сказали, что их там много и собираются ехать завтра.
Сегодня следующий этап благоустройства, все переехали спать в столовую, а столовая теперь в предбаннике. Водолазы своим уютом занимались, так что никуда не плавали и не ныряли. Вот такой день.

2 июня, среда.
С утра солнце, тепло. Так как градусник наш ничего не показывает, кроме красного столбика, я думаю, что было градусов 6. Днем даже жарковато, Первый день, когда вулкан наконец показался. Снега на нем много, гораздо больше, чем в прошлом году. Я думала, что вулкан будет темный и снег быстро растает. А на самом деле по-другому. Утром как всегда самые первые с ЕМ выехали из лагеря, поставили насос в тот колодец, который ему понравился, а я так и думаю, что это просто бочка, выполненная русскими пограничниками или авиаторами, или другими. Поставили насос, отвезли пилу с Сашей и Андреем к кресту. Еле дозвонились в город к Урбану с вопросом о лебедке на «Судейском», чтобы можно было выгружать бревна.
Поехали на новые места. Но посмотрев на лахар, решили пройтись к орудийной лощине. В ней еще лежит снег. Но шли по камням и отметили, что особых новых размывов и потоков нет. Ольха вся белая стоит. Вчера в лесу я сфотографировала ольху без коры, очевидно, их спалила горячая туча в прошлом году, но тогда это не заметно было. Мы дошли до кучи с бутылками. Земля легкая, не такая как в прошлом году. Мы только совершенно целых вытащили 17 штук. Три бутылки совершенно нового типа. В лощине вроде ничего не изменилось, но прямо по нашему движению стоит целая японская чашка и пробирка-бутылек с таблетками, похожими на глюкозу. Интуиция ЕМ сработала и подсказала ему очередной склад. Судя по всему, сбрасывали мусор. Что-то вроде интеллигентной помойки, непохожая на остальные.
Очень много посуды, маленьких бутылочек. Сначала думали посуда советская, типичные полосочки -  простенькие красные и синие, очень похоже на советскую фантазию. Но оказалось на наружной стороне иероглифы, на обратной стороне клеймо и иероглиф. Насколько поняли – это китайская посуда. Жили японцы не просто аскетически как в военном гарнизоне, а с вазочками, цивилизованной посудой. Или очень сильно отличался быт солдат и офицеров. Но ничего не знаем – как жили, что ели, во что одевались. Через дебри и кущи отправились к одному объекту, очень странное место – все в траншеях, чисто, ничего не валяется, судя по всему там никого за эти 65 лет не было. А объект – все пустое. Еще раз подтверждение. Плато пустые, никаких укреплений, зато  лощины укреплены очень мощно. После этого съездили и убрали насос, оказалось просто грязная цистерна, вкопанная в землю, для воды. По дороге еще один капонир нашли, получается их где-то 25-26 штук.
Осмотрели доты на ПТН.  Два типовых дота с тремя амбразурами. Весь день спутники бегали от нас, не могла домой дозвониться. Сегодня у Соломатина день рождения. Сделали праздничный ужин. Все хочу спать. Все завтра, а идею Андрея о ливневых стоках тоже завтра.
Сейчас допишу за вчера. Идея Андрея: Аэродром имеет форму чуть выпуклую, для того, чтобы снег сгонять с середины, к краям. По краям ходила машина, типа паровоза, которую мы в кустах видели – с широкими колесами, паровая машина, она растапливала снег, вода стекала в бетонные желоба, а по трубам была пущена горячая вода, которая не давала замерзать воде. Т.е. дренажная, снегоочистительная система. И получается, что горячая вода использовалась для очистки аэродрома от снега. Юрий пришел в очередной день с твердой уверенностью, что это все дренаж, и никакой горячей воды. Я задала вопрос – а зачем трубы в двух направлениях в желобе. Он не смог ответить.
Вчера вечером ходили на ПТН, осмотрели 3-хамбразурные ДОТы. Один из них увидели только в этом году, и, спускаясь, осмотрели склоны ПТНа. На обратной стороне увидели бетонный фундамент какого-то дома. И появилась такая теория. Зачем делать въезды входы на высоте, когда можно сделать подъезд в сопку у подножия в некоторой удаленности от ПТНа, что позволяет его хорошо замаскировать и исключить его уничтожение с воздуха при бомбежке. Машина подъехала, разгрузили ее самым обыкновенным способом, и отвезли по коммуникациям внутрь на малом транспорте. А внутри могут быть и рельсы, подъемные устройства и т. д. Но этот выход надо найти. Понять логику японца, что почти невозможно, и надеяться на случай.
От Юры немного добилась связного рассказа. Видит много машин - остатки японских, но так и должно быть. Укрепления его вроде удивляют, правда в силу своего характера и молодости, он делает вид, что все ему понятно, и он все понимает.
Водолазы наши ныряли, но как выразился Саша, упали на 200 м. дальше корабля, который он видел. Так что надо еще нырять.

3 июня, четверг.
Так как вчера замечательная видимость, вулкан первый раз появился, решили подняться на вулкан, выполнить задание Гришина – дойти до лавового потока, найти его, определить его размеры и откуда он сошел. Море сегодня хорошее, но вулкан закрыт. Поехали, надеясь на лучшее, может туман разойдется, ЕМ, я и два Андрея. Юрий отказался идти, сказав, что там машин нет, и зачем время тратить. Странно – обыкновенная любознательность  должна увлечь на вулкан, ведь больше никогда не увидит и не поднимется на вулкан, тем более на Матуа.
Лодка отличная, шли на хорошей скорости, а вот высаживались как в прошлом год под хороший морской накат. Заплеснуло волной, подняло лодку и вынырнули мы на берегу.  И пошли к вулкану по новой земле. Она такая же серая, только без фумарол. Сверху туман так и лежит. Пошли вверх к предполагаемой лаве. Впереди нас огромная стена из красноватых шлаков, как назвать это, не знаю, то ли пирокластика, то ли вынесенная масса. Никакой лавы(позже оказалось что мы не правы). Пошли по другому языку -  как спекшийся пепел, дошли до высоты 312 м, а там такое же нагромождение, и дальше на север еще несколько селевых, пирокластических потоков. Выше не пошли, потому что плотный туман и ничего не видно. Лавы не увидели, по нашему представлению, есть только несколько фумарол. Видимо с космоса не так разглядели или мы не дошли и не разглядели ничего явного для дилетантского взгляда. Уехали с бухты на лодке два Андрея, а мы с ЕМ пошли в сопки, увидели ДОТ на вершине крутого берега бухты, где высаживались, прошли довольно большое расстояние до м. Клюв. И увидели только одно вертикальное бревно, одиноко стоящее между ольхой и один дот.
         Пространство все пустое, никаких следов человека, ольхач встречается до 8-10м. Никаких осколков, металла – и вдруг отличная дорога. Пошли, изгибаясь и прогибаясь под ольхачом. И опять ничего. На повороте ЕМ решил, следуя своей интуиции, сбегать наверх. А там стенки из камня, Судя по всему опять входы в склоны. Дошли до Клюва. А там такой советский кошмар. Настроения там никакого – понастроили, запакостили все вокруг. Искали долго бункер, о котором писал ветеран, а потом предположили, что это ДОТ. К доту пристроили жуткое сооружение в виде коридора из досок, которое частично сгнило. Как мы поняли, это пристраивалась «для уюта и комфорта».
         Вернулись в лагерь. Андрей с Юрием сказали, что нашли остатки японского кладбища. Конечно же ЕМ рванул туда, а у меня уже сил не было. Очень что-то сегодня устала. Мышцы спины от перегибания болят. Водолазы якорем зацепили корабль. Интересные все-таки люди – забыли детали для лодки, забыли батарейку для локатора. Саша специально летал в Москву за локатором бокового обзора, но зарядку умудрился оставить дома.
         С утра в бухте стоит корабль береговой охраны и при нем они решили не нырять. Но вроде и все на сегодня.
         Результат небольшой, но все-таки кое-что сделали. Связь с городом богомерзкая, еле дозвонилась Урбану, а он недоступен. Завтра надо уже мыть посуду, а то через два дня уже будет некогда. Дописываю, что вспомнила. Когда ходили в б. Айну, то впервые на склоне увидели небольшой пятачок кедрача. Может быть, он когда-то и был в большом количестве, а потом сгорел во время очередного извержения.

4 июня, пятница.
         Утром туман, хотя и не очень низкий. К вечеру опустился, и началась морось. Очень холодно, мыть предметы никакого желания нет. С утра пошли на те объекты, которые вчера нашли Юрий и Андрей. С утра дозвонилась Урбану, сказал, что завтра, послезавтра будут грузиться. Так что с утра готовятся им спальные места. Роман нашел где-то кровати в два этажа, так что люкс готов. Все здесь можно найти, Андрей нашел и приволок японский писсуар с тем же клеймом, что и на фрагментах, найденных нами в казарме в прошлом году – лев и надпись. У нас осколки, а сейчас целое изделие. Правда, не знаю, что делать с ним, выставить его не смогу.
         Поехали в первую очередь к лахару. Возле начала лахара Андрей и  Юрий видели блиндаж. Сверху ничего не видно, только просевшая крыша из труб продольных, штук 10 и поперечных. Вскрыли вход, сфотографировала, но ничего интересного, очевидно просто укрытие. Провалилась крыша потому, что поперечина вместе с грунтом осела. А трубы в два ряда – большая, маленькая. Недалеко от блиндажа дот, и вообще все это входит в систему укрепления аэродрома.
         Пошли-поехали туда, где они нашли туалетное изделие. Это около странного полукружия бетонного, которое мы нашли в прошлом году. Но около него ничего не нашли, кроме двух бутылок. После этого пошли на именную помойку Андрея и Юрия (по некоторым определениям это был склад). Конечно помойка интересная. Целые ящики  с плавающими и наземными дымовыми шашками, (а может быть и что-то другое?) взрыватели для морских мин и ампулы в резиновой упаковке с жидкостью красно-оранжевого цвета. Вроде это в комплекте со взрывателем.  Ящики с противогазами, правда, от них немного осталось, брезент сгнил, остались только наглазники и стекла от очков. Взяла три типа противогазов. Нашли несколько подошв от морских ботинок. Юрий говорит, что аэродром морской – и ботинки, и морские мины, и еще и дрезина для узкоколейки с морской символикой (якорь и цветок, то ли хризантема, то ли слива – это надо посмотреть).
         Склад - сплошные ящики, собрали немного железяк, пошли дальше. Посмотрели еще пару ям. На мой взгляд, эта техника поиска – метод тыка, вряд ли оправдает себя.
         Судя по всему Юрию искать очень понравилось, бегает с лопатой и смотрит, чтобы еще копнуть. Но мне это не очень нравится, так как такими методами все раскопать бессмысленно и невозможно. Нашел в яме кирки малые и большие (по предположению Андрея малые – это не кирки, а альпенштоки для горных частей).  Нашли часть телефонного коммутатора, но это ничего не прибавляет к нашим знаниям. Понятно, что здесь была развитая система связи, радио, гидро и электросооружений.
Всяких железяк для выставки хватает, желательно создать единую систему – план всех сооружений, а также искать архивные документы, чтобы попытаться восстановить систему обороны и функционирования японского гарнизона. А если искать, то хорошо замаскированные  подземные склады и укрытия, а не землю копать.  Попадаются предметы без маркировок, посмотрим, что будет дальше. Завтра в 10 утра Урбан грузится и через полтора суток будут у нас. Начинается другой этап экспедиции.
Водолазы сегодня ныряли в бухте у Топоркового. По их мнению стенка естественная, хорошей формы (с чем ЕМ категорически не согласен, но доказательств с обеих сторон пока нет). Мина, которая нами обнаружена давно в прибрежной полосе по определению Юрия является противодесантной миной тип 96.
Продолжаем рассказ водолазов. Корабль  в районе стенки, перевернут, небольшой, м 30-40, военный, т. к. корпус бронированный. Листы обшивки все разметены по дну, корабль, судя по некоторым выводам Саши, было без груза. Ничего не заснял, камера сломалась.
Сегодня некоторые детали на берегу нашли. Винт от десантного японского судна, которое изготовлялось деревянным, а по словам Андрея винт такой формы все рубил, в частности капусту, и поэтому мог ходить по мелководью. Марка катера Дайхацу (простейший, по виду кавасаки, деревянный).
Археологи наши потихоньку копают. Андрей говорит, что наша стоянка вернее всего сезонная – но это предварительный вывод. Несколько кусочков керамики, отщепы, камня почти нет. Завтра собирается в б. Айну. Видели сегодня снегоуборочную машину, с угловым режущим носом, но чья, не знает никто.

5 июня. Суббота.
         Ну вот, уже и дни перепутала, думала, что пятница, и только благодаря ЕМ время было направлено в правильное русло – звонил домой, и ему сказали, что завтра суббота. Так что мне пришлось пересмотреть свой неправильный взгляд на дни недели.
         С утра солнце, вулкан почти виден, с Охотского моря тянет черноту, дичайший ветер.
         Пошли с ЕМ на колодец, на котором в прошлом году оставили ведро (тару для перевозки саке). Решили снять на камеру каменные стенки, но снега еще многовато и стенки плохо смотрятся. Прошлись по пространству от заставы под продуктовую сопку. Сплошь огромные казармы, траншеи, огромное количество конструкций для укрепления казарм. И появилась мысль, почему все ищем около ВПП. Там конечно могут быть и орудия спрятаны, и помойку хорошую нашли с аккумуляторами, ампулами, взрывателями, и всякого железа полно – но ведь главные склады вряд ли будут у того места, которое прежде всего бомбит будут. Но где все остальное? И тем более, зачем такие укрепления, если только люди живут? Прошлись по лесу, и прямо около дерева нашла почти целую чашку, это было начало новой помойки. Нашли удивительные вещи – что-то вроде фаянсовой        терки с углублением для сока, бутылек маленький под духи, вазочку и, самое интересное – розового пластмассового пупсика, стоящего, сложив ручки на груди. Или памятное, или ритуальное? Вернулись в лагерь по настоящей жаре, а в лагере ветер свищет. И пока ждали, пока Роман отвезет водолазов на берег, я вымыла наконец-то всю посуду.
         Беру с собой телефон несколько дней с шагомером. Ходим очень много, позавчера, когда на вулкан ходили прошли 13,5 км. Но если взять пересеченную местность и прыганье через ольху, то км 26 точно будет. Вчера прошли почти 8 км, это потому, что были на объектах. Сегодня 7,8 км – на часовне были, подготовили площадку под фундамент. Хотели на бочки ставить, но решили бетон (крышу) всю очистить. На всякий случай обрезали бочки, привезли с непонятной кучи камни (думали, может быть под ними что-то есть). Но могут и не понадобятся, тогда камни уйдут на благоустройство территории. При транспортировке камней, когда их забрасывали в бочки, я попала ЕМ прямо по его плантаторскому шлему, но попала в очки. Он надел его на испытание, и оказалось что правильно, только одно очко разбило. Но в истории экспедиций этот эпизод проходит как  натуральное покушение на начальника, но точно могу сказать, что без злого умысла. Но ЕМ в силу своего ехидства развил этот незначительный эпизод в  организованное покушение, после которого у него началась уже натуральная «агония». Но сейчас сидит живой и здоровый, и с как всегда ехидно и язвительно комментирует мою лохматость в фильме за 2008 год.
         Сложила вечером стекляшки,  пока ходили за рейками для того, чтобы оббить наш домик. А потом при активном участии всех варила ужин.
         Поужинали, почистили немного железяки, а Володя, Юра и Роман поехали охотиться. К сожалению на дороге повредили Маркушу, снизу масло выливается. И стоит он болезный в Айну, а мы без машины. Прямо многострадальная машина. Плоховато это – машина нужна, жаль…      Археологи сегодня были в Айну, нашли стоянку и, вроде бы, даже новую. Может действительно что-то интересное.
         А так все ничего – экспедиция продолжается. Самое страшное, по-моему, впереди – часовня.
6 июня, воскресенье.
         Время быстро летит, Уже 6, а часовни пока нет. Подготовили фундамент, сняли землю до крыши, вроде должна вписаться от вертикальной до параллельной вентиляции. Бетон отличного качества. Сняли металлическую крышку с перекрестья с иероглифами, и видно четыре вентиляционных трубы потрясающе  чистого вида и качества. Я выразила сомнение, выдержит ли крыша будущую 16-тонную часовню, Андрей уверенно ответил, что  65 лет стояла и еще столько простоит.
         Он сегодня опять показал свое мастерство – починил Маркушу, подлечил тележку. Плохо было бы без него. Сегодня шли пешком от часовни – совсем не понравилось. А в прошлом году почти все время ходили. Сегодня вечером-завтра ожидаем прибытия часовни с Урбаном.
У нас сегодня и открытия есть, и просто разведка. Пошли по дороге по ту сторону ПТН, и сразу же увидели – все пространство направлено на защиту, отражение десанта. Сплошь глубочайшие казармы, траншеи, некоторые до 8 м глубиной. Все в позициях и идут они вдоль дороги, а летом их совсем не видно. Да мы там и не ходили, а двигались по ложбинам и вдоль сопки, где обнаружили две большие фигурные стенки. Оказывается, можно было не рубить просеку, когда к мастерской заезжали, а подойти к тому месту с дороги. Но это стало ясно, когда все обследовали. Посреди леса нашли несколько фрагментов посуды. Спустились в огромную казарму – всякого и разного: стержни, пластины, какие-то шестерни,  и среди всего этого иллюминатор от Ройо-Мару, знак такой же, как и на наших иллюминаторах.  Какой-то инструмент нашли, похожий на секстан, но  Андрей сказал, что это для токарного станка, что-то там измеряет. Увидели бетонные платформы, похоже, для крепежа антенн. В казармах много печек, в одной нашли две огромных в хорошем состоянии с большой дверцей и с иероглифами – привезли в лагерь. Но сегодняшние печки все без дверец, и все увиденное сегодня – дополнение к нашим предыдущим наблюдениям.   Весь рельеф и пространство укреплено и все использовалось по максимуму. В направлении к аэродрому наткнулись на советский хлам, обнаружили очередную японскую дрезину с маркировкой – якорь и цветок, такую же, которая лежит в овраге. По нашему мнению – таскали они самолеты, или еще что-то тяжелое. А тут и интуиция ЕМ не подвела, несмотря на удар по очкам огромным японским камнем, может удар даже и обострил интуицию. Буквально в ста метрах ЕМ наткнулся тот памятник, который мы искали около казармы ПВО.  Все-таки мыслим мы все по-разному, а у ветеранов и память подводит. Стоит памятник, как и на фотографии, присланной нам Паршиковым. Постамент из тесаного камня, вокруг ограда высокая, сложенная из крупных камней, грубой обработки. Памятник, конечно, разрушен, вернее разбит. И самое ужасное – перед ним выкопана яма длиной где-то 2 м и такая же глубокая. Очевидно, могилу вскрывали, - варвары!  Самой верхушки памятника нет, часть разбита, камни разбросаны.
         Потом двинулись на часовню. ЕМ и Саша чистили фундамент, сняли лист с иероглифами с вентиляции. Не знаю, будут ли иероглифы позже видны, но сегодня сфотографировала. Водолазы наши ходили на охоту, а мы пришли рано, в 19 ч. И начали готовить борщ. Не получается, как в прошлом году – готовит тот, кто первый приходит. Некоторая анархия наблюдается, когда много людей.
         После часовни я, Саша и ЕМ сходили в дот перед слипом, где взорвана огромная, судя по толщине осколков, пушка. Предположили, что слип, от которого ведет дорога, может заканчиваться в склоне, как в фильме Клочкова – самолеты по слипу уходят в укрытие.
         Археологи копали стоянку в Айну, вроде бы новую. Нашли  они две керамические трубки с буквами Т и Д, очевидно японских солдат или может гражданского человека, но не позже 19 века

7 июня, понедельник.
С утра ЕМ, Андрей и я пошли в сопки, кое-что показать и посмотреть еще один объект. Утро солнечное, теплое, плюс 5-8 градусов жары и почти тихо. Я не стала надевать пуховик, вроде тепло. В лесу было неплохо, хотя буквально через час все затянуло, и началась морось. В 12.00, перебираясь через очередную вершину, увидели приближающееся судно, идущее хорошим ходом к острову. Через некоторое время послышались гудки. Почти побежали к берегу. На рейд стал «Судейский»  с разобранной часовней и Урбаном. Мы быстро попрыгали в лодку, и пошли к нему. Волна неплохая, все намокли, лодку захлестывало. По прибытию на корабль, переговорили со старпомом и начали выгружать ЛУАЗ на баржу. Капитан меня признал, а заросшего ЕМ не сразу, но потом воспоминания шевельнулись и даже нас напоили кофе, несмотря на то, что они торопились. Команда загрузила мелкие вещи в ЛУАЗ и мы пошли к берегу. Однако выгрузиться на берег удалось не сразу, в течение часа елозили по камням, никак не могли подойти берегу по чистой воде, наконец, ткнулись на берег, но аппарель стала почти вертикально, да еще в ней три крупных прорези, куда  колеса могут провалиться. В гараже ЛУАЗ притворялся большим, а на корабле – лилипутик. Андрей его завел сразу, и потихонечку двинулся к вертикали. Почти смертельный номер. Володя и Саша пытались отверстия закрыть крепежами металлическими. Одна упорно падает, и Андре         й одним колесом попадает в отверстие – но все благополучно, т.к. наши мальчики дружно вытащили нашу новую машину на руках на песок. На этой же барже пошли к Судейскому, загрузили первую партию часовни и пошли к кресту. Матросик на лодке сказал, что был здесь буквально час назад и знает путь подхода к берегу. В итоге остановились в м 10 от берега и начали сбрасывать все бревна и доски прямо  в воду.
         Процесс выгрузки часовни пошел. Вылавливали бревна из воды, после чего матросики взяли по два коротеньких бревнышка и легким шагом пошли по отвесному склону, но хватило их на три захода. Энтузиазм у них закончился, и они пошли гулять по всему берегу. Глядя на все это безобразие, у наших заработала техническая мысль, Саша выдвинул идею воспользоваться Матуаходом, Андрей подстраховал его трактором, т. е. просто придавил ковшом, чтобы та не улетела в пропасть. И начали сеткой поднимать по склону все бревна. Работа не картины рисовать, и ко всему прочему начался дождь. А команда, увидев нашу малую механизацию, совсем расслабилась. ЕМ опять включил эмоции, после чего они сразу почти с радостью, стали поднимать бревнышки от берега, ближе к склону – месту действия нашей тяги. В итоге натаскали кучу бревне. Как Урбан будет разбираться – не знаю.
8 июня. Вторник.
Сегодня для меня почти пустой день. Только снимала трудовые подвиги мужской части экспедиции. Водолазы остались на базе, а мы на двух машинах, со всем скарбом для часовни, с продуктами поехали к этому ужасу, который  может быть в дальнейшем станет часовней. Водолазам наказано быть дежурными на базе, и надо отдать им должное, после распоряжения, они прекрасно выполнили свою задачу. Мы все вернулись в 22 часа, были везде натоплены печки и приготовлен ужин. А мы по прибытию на часовню начали  длительный процесс по перетаскиванию материала с берега наверх. Вечером накануне были разные идеи, особенно «продуктивные» от Урбана – и матросики помогут, и таскать лучше вручную веревками наверх.
Я пыталась кашу из бревен разобрать, но Урбан заявил, что ничего не надо складывать, а просто кидайте. До 12 ч. таскали сеткой, как и вчера, правда стало легче, когда нарастили тросик, да и мужчин стало больше (археологи помогают). Затем Андрей претворил свою идею на практике – две покрышки от ЛУАза и туда вкладывали бревна. Дело пошло быстрее, да и навык уже приобрели. И этот невероятный процесс поднятия бревн совершенствовался с каждой минутой. Береговая бригада – Роман, Андреем (два маленький и большой), Юра – процесс запихивания бревен довели до совершенства, все мозги включили, бревна по пазам укладывали. Весь процесс – загрузка, ползанье по склону, разгрузка – сначала занимал 10 минут, потом 7, а к вечеру – 5 минут. Наверху работала бригада – Саша Андрей и ЕМ. Урбан ходил с уровнем,  рулеткой и все мерил. Саша по его указанию что-то пилил. Так и весь день прошел. Но самой вершиной сегодняшнего дня было известие о том, что Урбан  чертежи он не может найти, и бревна он не помнит какие, где и зачем. Меня от бревен отгоняют, так что я была сегодня бесполезным членом команды, и только все фиксировала. Ситуация по часовне была критической. Вечером  из компьютера вытащили все фото и фильмы часовни, когда мы ездили на часовню в городе вместе с владыкой. Показали Стецурину, (в простонародье Кулибину). Он сказал, что все понял и часовню построит. Но при этом добавил, что при этом если получится мечеть или синагога, то они за это не отвечает. Но у него голова на месте, думаю, и Роман и все вместе поможем. Вообще, все как всегда, - ни на кого, ни в чем нельзя надеяться.
 Пташинский молодец, ЕМ его уже на завтра на раскопки отпустил, но тот сказал, что все закончим, с берега поднимем, рассортируем, а потом и археологией будем заниматься. Юрий тоже молодец. К вечеру научился и бревно держать и паковать.
Работали сегодня, как и вчера с 10 до 22 – 12 часов. Но, кажется, часовню не успеем построить.

9 июня. Среда.
Сегодня  пасмурно, морось,  с Охотского тянет, но не мокро. Вчера весь день солнце светило, если бы находились в лесу, то умерли бы от жары, а так ничего, безветрие, а вечером, как только солнце село, стало холодно. Часовня ставим похоже, в самом ветреном месте на острове. Постоянно дует ветер, как еще крест держится, просто удивительно. Сегодня с утра все пошли заканчивать таскание материала для часовни. Подняли все доски, я, тем временем, и старый друг Урбана  начали рассортировывать их по размеру – с одним, двумя вырезами и т. д. Правда Урбан пытался мешать нам, что надо четко разделить брус в 101 см, 97 см, 75 см. А на вопрос, почему они не промаркированы в городе, чтобы здесь каждое бревно не измерять, в ответ был глубокомысленный – они были связаны в отдельные связки. Представление о выгрузке  у Урбана потрясающее, как и вообще об острове. Последние доски подняли, по новообразованной дороге последними поднялись купол и барабан. Подъем закончился, все рассортировали. Потеряли одно бревнышко из фундамента, так что поневоле все пришлось пересматривать. А Урбан и Андрей – официально назначенный начальником строительства укладывали первые бревна. Вообщем, часам к пяти часовня стала прорисовываться. Сверлили Роман и Саша, ЕМ помогал, Андрей вставлял штыри, а Урбан и друг в основном стояли, совещались и с глубокомысленным видом ходили с рулеткой.  Как мысли Урбан строить часовню – непонятно. Рабочий день у нас заканчивается в 21.
Водолазы никуда не ныряли. Вчера ходили за Топорковый. Их туда ветром задуло, снесло. Упорно утверждают, что стенка не искусственная (ЕМ  категорически против). Видели интересный каньон, извилистый, похожий на пробитый водяным потоком. Подводных съемок нет и видимо не будет. Как всегда, что-то не получается. И желания у них нам помочь никакого. Странные люди, весь день сидеть на базе, ничего не делать и даже не попытаться помочь. Завтра археологи идут по своим делам. Мы на часовню. Юрий сегодня обошел берег, не весь конечно. Очень сетовал на погоду – туман, ничего не видно. Мнение у него определенное – остров очень укреплен, Шумшу такое и не снилось. По его мнению – оборона серьезная в основном от американцев, а гарнизон Шумшу готовился к русскому десанту, поэтому и слабей. Есть артДОТЫ, но в основном на Шумшу пулеметные. Открытые матуанские позиции мощные. На Матуа были зенитки, минометы, артиллерия. Но общего представления об острове у него нет, так как в сопки не ходил, много еще не знает и не видел. Интересуется он в основном железом – но целого ничего нет, а по останкам выводы, которые и без них можно сделать, что это были японские машины. А почему бы им не быть?? Юрий говорит, что на острове была мощная военно-морская база (потрясающее открытие). Да, есть слипы, причалы, лебедки – но ведь нет ни одной нормальной бухты, постоянные ветра. Надо будет уточнить, что он имеет в виду.
Но вот день закончился, часовня чуть подросла. И вывод: экспедиции должны быть малочисленны, большие неудобны и не нужны.

10 июня, четверг.
Сегодня второй день строительства часовни, ночью подошел циклон. Шел дождь, утром сильный туман с Охотского моря, туман, противненько, где-то градусов 3-5 жары, не больше. К обеду туман разошелся и даже было солнце. Но горизонт над Охотским морем черный и страшный и туман время от времени холоднющий. А ветер на часовне как всегда.
Привез нас Андрей четверых на часовню и стали быстренько нанизывать бревнышки на штыри. Я была на подручных работах. Шайбочки завинчивала, инструменты подавала, бревнышки оттаскивала и время от времени фиксировала процесс строительства. Сделали довольно много, но осталось еще больше. Уже вырисовывается облик такой, какой мы выдели у Евгения Георгиевича. Пока, правда, некоторые стены кривоваты, но меня убеждают, что второй этаж все придавит.
Андрей сегодня совсем починил Маркушу, оставил нам ЛУАЗ на ВПП, а до него доехали на тележке.
Сегодня сделала  несколько фотографий ольхи – внизу сережки и листики, а вершины все голые. Сожгло их в прошлом году. Я была права, когда в прошлом году предположила, что у склада внизу слой пепла, а не грязь.
Археологи копают стоянку в б. Айну, Андрей говорит, что следов раскопа там нет, т. е. ее не копали американцы. Значит это новая стоянка, обнаруженная им.
Водолазы наши   не ныряют и ничего в лагере не делают, ни ужин, ни дрова, ни печки. Единственный день, кода разгружали часовню, по указанию ЕМ что-то сделали на базе. Сварили макароно-кашу и затопили все три печки. Сегодня ничего им не сказали, и Пташинский после раскопок варил ужин. А печки начали топить после того, как мы приехали - в 21.30.
Водолазы похоже сегодня ныряли, т. к. ежики лежат в холодильнике. Вообще 13 человек для экспедиции много, оптимальный вариант – 6-7 человек. Нам бы достроить и домой, а то Сурин опять не отвечает, и когда за нами придут – неизвестно.

11 июня, пятница.
Третий день строительства. На базе утром солнце, видимость прекрасная, ветер, правда, холодный. Но на часовне даже туман был, и никакого лета. Температура, где-то градусов 6, по ощущению ЕМ. Солнце-то горячее, но ветер,  к часам 11 прямо ураганный. Начали как всегда в 10, Андрей активно включился и дело пошло довольно быстро. В центральной башне уже 22 бревна к вечеру было, стали выводить углы. Мы с ЕМ чистили наждаком бревна, загвазданные при высадке. Бревна все затоптанные, следы сапог. А после чистки пенатексом начали мазать. Официально его цвет называется сосна, но какого-то желтого цвета. Правда при высыхании цвет становится поблагороднее. Но работа противная, палец отваливается и рука устает. Но уже  видно сооружение,  со стороны дороги, за часовней растущей, уже креста не видно. Пытаюсь фиксировать ход строительства. Андрей обнаружил, что домик кривоватый. Пытаются его выровнять, и Андрей говорит, что штыри металлические не надо крепить шайбами, а просто вставлять свободно, и тогда часовню не будет тянуть от вертикали. Оказалось, что и перила непонятно зачем разрезали, т.е там должны были быть цельные бревна, чтобы жесткость делать и держать все боковые конструкции. Вообщем, заботы новые на наши головы сваливаются. Закончили работу в 20.30, сегодня чуть раньше. На базе сегодня суп сварили, в столовой порядок навели, прямо сознательные и хозяйственные.
Археологи пришли поздно, сегодня первый день тумана не было, так что они обрадовались, говорят, что второй слой 2000 – 2300 лет, и есть неплохая керамика, потом покажут.
Юрий ходил на вулкан частично по нашему пути. Но ничего нового не рассказал, смешной, как-будто,  единственный и неповторимый ходил по неизведанным дорогам, но если учитывать его молодость и место проживания, то это для него невероятное приключение.  Сказал бы раньше, что туда пойдет, дала бы ему задание.
Сурину сегодня не дозвонилась, вчера вне зоны, а сегодня трубку не брал. Позвонила Владыке, вернее Василию Владимировичу, попросила дозвониться пограничникам, завтра буду перезванивать.

12 июня, суббота.
Утро теплое, прямо лето, но горизонт, как всегда в тумане. По ощущениям – ЕМ - плюс 8, Пташ. – выше 0. На часовне как всегда ветер, но теплый. Некоторое время даже совсем тепло было. Куртки, шапки сняли, но ненадолго. Я очищала, терла наждаком, красила в желтенький цвет. ЕМ, Роман и Саша бревна на углы поднимали, верхолазов изображали. Во всяком случае без лесов возвели более трех метров часовни. Подняли центральную часть на 26 бревен. Вблизи мне не очень нравиться, что-то очень тяжеловесное. Но посмотрим дальше.
Водолазы наши ныряли, но как всегда непонятно – что наныряли.
Зацвели фиалки, одуванчики, пытаются раскрыться рододендроны, трава  за 4 дня, пока мы на часовне работали, вымахала на см 50. Скоро все зазеленеет.
Юрий все гуляет по острову, и самоуверенно говорит, что все увидел и все понял.
Андрей весь день болел, на часовне его не было – очень его не хватало.
Археологи нашли двухслойную стоянку. Первый слой где-то 2000 лет, второй более поздний – 18-20 век. В нижнем слое обсидиановый наконечник, отщепы, керамика, много фрагментов костей каланов, котиков, сивучей. Вроде доволен. Видел следы американских раскопок. Весь берег Айну в следах пребывания айнов, есть западины. Завтра все работаем на часовне, можем не успеть. Владыка говорит, что пограничники клянутся 17-18 прислать корабль. Крупные вещи и экспонаты брать не будем, не успеем упаковать. Времени совсем мало. Из водолазов помощники никакие. Как всегда в экспедиции они полный балласт, только лишние заботы. Но надо отдать должное, как перевозчики грузов, они неплохо работали. Закончили работу в 20.50. Дошли до аэродрома, сели в Маркушу, а у нее колесо проколото, так что пешком пошли на базу. Марк многострадальный, все никак не начнет бегать. И капот, и багажник как у больного открытый и скрипит как трактор.

13 июня, воскресенье.
Сегодня настоящее лето, тепло. Ощущение утром градусов 12, а днем все 15. Ко все прочему, почти без ветра. ЕМ и Саша даже совсем почти разделись. На часовню пошли кроме постоянной бригады, археологи и Юрий. Нужна помощь в очистке бревен от грязи, подготовка к покраске. Помощники получились только из Андреев, маленький правда с большими указаниями делал, но добросовестно. А Юрий совсем не может работать. После него непонятно, чистил он что-то или нет, и все время утомленный. Да еще и обидчивый, прямо второй Урбан. Весь  день провозились с выпрямлением и стен и примостили второй этаж. Очень тяжеловесное сооружение получается, мне совсем не нравится. Для острова получился очень усложненный вариант. Да ко всему прочему оказалось, что купол с крестом делается на сварке, т. е. Урбан ничего об этом не знал и ничего не подготовил для его монтажа. Не удосужился даже посмотреть, что и как, если еще учитывать, что инструкция по сборке приложена отдельно. Вчера звонила Владыке, он сказал странную фразу. Что 4 года назад он не мог и представить, что я буду строить православный храм. Чем отличается оборудование дома под жилье от строительства Часовни, не знаю. Но догадываюсь, как это можно обставить и обосновать. Но ко мне это не совсем относится. ЕМ почти уже сценарий написал как Два епископа в августе в готово часовне будут меня крестить. Я в купели – это смешно. Сегодня красила крест с тракторчика, ЕМ сделал прямо цикл фотографий, я и крест, я и купол, я, трактор и крест.. Работа все-таки не сложная – бревна красить, но все равно устаешь – и рука отваливается.
Водолазы ходили вокруг острова, сбросили нам фотографии кратера с другой стороны, склон, пепельная серость, но лавы не видно. По склону вулкана, по стенкам, недалеко от кратера лежит снег.
Сегодня все сильно загорели, носы особенно, а у меня только нос, т.к. я внутри часовни ползала, всякие детали неокрашенные выискивала. У ЕМ появилась идея благоустройства – сделать деревянную дорожку из несостоявшихся ступенек. Но нам бы закончить строительство часовни к приходу корабля.

14 июня, понедельник.
Сегодня лето закончилось. Утром туман, воздух теплый, но ветер. На часовне как всегда ранняя весна, довольно прохладно. К обеду потеплело, но поднялся ураганный ветер. Работы все наверху. ЕМ и Роман подтягивают бревна, как акробаты по бревнышкам передвигаются,  а высота уже больше 4 м. Я красила внутри, благо дело привезли с базы лестницу. Доложили еще четыре ряда бревен, придется опять наверх лезть. На второй этаж надо ставить пирамиду под купол (на мой взгляд какую-то несерьезную). Андрей долго допытывался у Урбана, как крепится третий этаж, но у Урбана все в голове, поэтому добиться сложно. Урбан на пальцах рассказывал. Строим часовню не только первую на островах, но и наверное первое сооружение без чертежей. А купол на сварке, которой у нас нет. Так что Андрей ломает голову как это все собрать. Ветер прямо сносит штатив, и мне пришлось за трубу держаться, чтобы меня не снесло с крыши. Притащили купол с крестом на полянку перед часовней, ЕМ залез на крышу ползком, распластался, передали ему доски, но решили верховые работы прекратить, не рисковать, чтобы никто не улетел. Тогда взялись за мелочевку. Окна вставили, дверь. Мало того, что кто-то стекло уже на берегу раздавил, так еще и ручка с одной стороны, и винтиков не хватает. Сделали полы в часовне, ЕМ рубанком и шлифовальным станком прошелся, а все остальные делали полы на веранде. Вроде циклон идет какой-то странный, и туман на часовне, и морось, а на базе солнце и вулкан виден. Сейчас ветер есть, но не такой сильный как днем, будем надеяться, что завтра ветер стихнет и мы поставим третий этаж. Правда, я-то ставить не буду, буду красить, чистить, снимать. А купол тяжеленный, а крест еще одна головная боль.
Водолазы наши чинят лодку, вчера пробили где-то. Ничего нового под водой не видели. Завтра буду звонить Николаеву, какой корабль и когда. Надо поточнее. У нас экспедиция получилась в основном – строительство часовни, хотя до приезда бревен чуть-чуть побегали. Островитяне говорят, что делаем богоугодное дело делаем, все грехи точно отпустятся, уж очень трудно идет строительство. Если бы не Андрей, ЕМ, Роман, Саша, точно бы не построили.

15 июня, вторника
Опять жуткий ветер. Температура почти летняя, но ветер делает свое поганое дело. Во-первых холодно, во-вторых, не можем закончить строительство. К обеду ветер просто ураганный. Воет, меняет направление, никуда не спрячешься. Делаем пол, я все докрашивала пенатексом, где доставала. Роман и Саша пилили доски на пол. ЕМ строгал и шлифовал пол, а я его красила. Андрей сначала мастерил, пристраивал вместо сварки все детали, на всякие шурупчики, герметик и т. д., чтобы заменить рекомендованную сварку. А потом начал делать наличники на двери и окна (еще один шедевр, дверь без ручки, с веселеньким ни к месту низом, и наличники из темного шпона и полукруглые, по-простому, не пришей кобыле хвост). Саша сказал, что наличники зиму не переживут, все развалится от влаги. Поэтому на 12 экспедицию записали новые наличники, дверь и плинтуса. Поставили на землю барабан, на него купол с укрепленным крестом поставили, Романа засунули внутрь барабана  - закручивать болтики. И теперь все подготовлено к поднятию купола наверх часовни, но погоды нет. А к вечеру ветер совсем стих. Тепло как летом. Дух Матуа развлекается.
Водолазы опять в лагере, у Саши ангина, все болезные.
Урбан к обеду отпросился на базу, у него обострился артрит. Зато Андрею стало спокойней, даже голова перестала болеть. К вечеру сделали вместо ступенек вход широкий, получилось очень неплохо. Кучу камней, которые привезли для фундамента, разложили вдоль стен часовни. Началось благоустройство территории. Утром собрали стол и скамейки в часовне, а потом с трудом мостили лестницу для того, чтобы покрасить верх. Экспедиция прямо сплошь православие. Хоть первую неделю побегали, посмотрели  и сделали много важного. Звонила  Федурину, Сурину, (который оказывается в Москве). Всех озадачили, все знают, что на Матуа экспедиция, которая их не оставит в покое.

16 июня, среда.
Сегодня планировали последний день работы на часовне, но… не получилось. Утром тишина полная, туман высокий. Поехали с полной решимостью все поднять и установить купол на часовню. Решали, совещались, наконец, начали поднимать. Снимала все на камеру. Довольно трудно поднимали, вся наша бригада и еще археологи. Что-то отрывали под комментарии Урбана, сидящего на досках, что-то прибивали. Но в конце концов поставили. Все это заняло минут 20. Глядя со стороны, я убедилась, что проект сложный, непроработанный, не рассчитанный на постройку на острове. После того как водрузили пирамиду, до вечера пришлось мостить основу для покрытия крыши. Так что к покрытию крыши приступили только к вечеру. Успели к 21 часу сделать только две стороны, которые я и успела покрасить. Я как младшая сестра часовни, вся влагонепроницаема. А ЕМ убедительно уговаривает меня, что цвет пенатекса мне удивительно идет, цвет очень освежает. Вроде все верхушки, углы покрасила, ЕМ в перерывах от верхолазанья мне помогает. Перетащили все лишние бревна вниз от часовни – где-то излишек кубометра три и досок около кубометра. Сколько лишних усилий было поднимать и таскать эти излишества. Получается, что та относительно небольшая сумма, которую мы отдали, и есть истинная цена этого полуфабриката, полученного нами под названием Часовня. Такое разгильдяйство возможно в городе, но не острове. Купол с барабаном поднять не сможем, т.к. не хватает крепежной пластины и стакана, И если установим, то он будет болтаться при любом порыве ветра. Так что было принято решение, сделать металлический стакан с крепежом в городе. И в августе установить его как положено. А ждать купол с крестом нас будет на крыльце. Завтра должен подойти корабль, а мы еще не закончили.
Возникла еще одна проблема – подъема купола на высоту 12 м. Однако Андрей решил и ее, из трактора-экскаватора, он сделал стрелу крана. В августе с постановкой купола не должно быть проблем, тем более Андрей собирается ехать с нами.
Археологи ушли из Айну, четко прослеживается два слоя. Один 18-20 вв. нижний 2000-2300-3000 лет. Кости все истлели, встречается редкая керамика, нашли обсидиановый наконечник. На нашей стоянке тоже два слоя, керамика, кости, отщепы. Пташинский доволен, понимает, что попасть сюда просто невозможно, и говорит о том, что первая – это наша стоянка, назовем ее Матуа-1.
Водолазы готовят обед и отдыхают.

17 июня. Четверг
Утром туман сильный, отправились на завершение часовни. Археологи пошли тоже на завершение. Водолазы как всегда в лагере. Юра по собственному плану (мне непонятному) гуляет, снимает дикое количество фотографий, но ничего особенного нет. Очень много кустов и дорог, и, конечно же, железа в разных ракурсах. Трудно найти привязку к предмету, трудно что-то уточнить, где видел, около чего? 14 видел чашу каменную или бетонную (говорит, что бетонная), долго допытывались – где? Наконец поняли, что где-то ниже Лапшедотов, в районе Губановки. Может впереди, или около есть и сковородки? Тоже самое и со стенкой – стенка интересная, четкая, сцементированная, с прорисовкой, вроде недалеко от Резиденции. Пташинский. показал некоторые кости из нашей стоянки. Она похожа на стоянку в б. Айну. Но верхний слой 18-20 вв. полностью почти перемешан окопами, а вот слой 2300 лет – хорошая сохранность. Там мерзлота, и все кости в отличие от Айнской сохранились. Есть клюв альбатроса, кости кита, калана, керамика с узором. Судя по всему, Андрей доволен.
К часам 13 началась морось а потом и дождь. Камеру даже не ставила, через туман еле часовня проглядывала. Крыли крышу веранды, а я сразу красила. И морось сделала эти доски натуральным катком, так что Саша вместе с электропилой чуть не сверзился вниз. И я, испугавшись, прекратила свою активность. И почти сразу замерзла. ЕМ начал красить доски изнутри. В итоге под проливным дождем и ветром в 17 часов после сильнейшего удара грома прекратили работу, закончив покрытие 3-го этажа. Теперь осталось поставить купол, но это в августе. Покрасить под дождем крышу не получилось, пенатекс просто скатывается. Пришлось оставить это на завтра, как и очистку всей территории. Урбан болеет, вчера его отвезли на машине на базу, сегодня уходя ЕМ сказал, что надо на базе болеть и никто его не повезет. Но они с другом в Айну ходили. А вечером он даже не спросил, как дела?  Приехал вроде строить часовню…
 Корабль сегодня не подошел, будем все завтра заканчивать и собираться. Вчера курица (а может голубка, как посланница) гуляла, сегодня это трактовали, как весть благую. А удар грома решили, что это второй сигнал напрямую. Правда, тогда необъясним дождь. Нам бы все быстрей завершить, ан нет, за что-то прогневался.  Я грома не слышала, так как лазила под скамейками в часовне, опилки сметала. Для меня сигнала не было. А если прогневался, так не иначе как на главного архитектора и строителя. Но в любую погоду надо поставить точку  в деле завершения, (хотя и частичного) строительства Температура 8 градусов.

18 июня, пятница.
Утром туман, мелкая морось. Поехали сразу на часовню все – убрать, забрать, очистить, завязали весь мусор, собрали все, и повезла тележка и ЛУАЗ все на базу. Андрей, Ем и я пошли на лахар. Еле нашли место, где посуду оставили. Трава уже поднялась и все замаскировала. Уже зацвел трилистник, фиалка, ятрышник, земляника, и начинается зеленое буйство. Прошли по лахару, показали все Андрею. Судя по реакции и идеям, он заразился островом. Живо обсуждают с ЕМ, что можно отремонтировать, благоустроить. Сетует, что Ритэг с Топоркового забрали, а то были бы со светом  лет 25. На базе начали все складывать и складываться. Запаковала два ящичка со стеклом, несколько совершенно целых чашек, причем одна из той керамики, которая мне нравится, может это те айны из верхнего слоя их сделали? Пташинский завершил на нашей стоянке работу. А часов в 18. 00.  ЕМ повел желающих на экскурсию – на доты, Херринга, в штольню. Но для экскурсовода он быстроват  бегает, группа растянулась. Андрей увидел какой-то интересный объект около позиций Херринга – в бетоне вход вниз, причем в ней мы были, полукруглые стены и как рельсы вдоль стены, а вот второй замаскированный и соединенный с первым – не видели. Это бетонный колодец, через него проложены три поперечных бревна и все заложено дерном. Вокруг  колодца мощное металлическое кольцо, см 3 толщиной и шириной см 40, предположили, что для зенитки, а вечером Андрей шутил, что это штольня для ракеты. ЕМ привел нас в штольню в скале. А т. к. взяли генератор и лампу, я поснимала чуть-чуть. Что получится – не знаю.  Оператор из меня плохой. Потом съездили на ПТН, а я все время пыталась дозвониться до Федурина, а потом Николаеву. И он сказал, что из-за шторма корабль задержался, и будут они у нас завтра в 10 утра. Завтра почти конец экспедиции. А дома совсем другие заботы.

19 июня, суббота.
Сегодня полуофициальное окончание экспедиции. Полу, потому что идем в город, но не сразу, т.к. наш «Аскольд Пынько» идет на выполнение какого-то задания, так что дома будем не раньше 22.
С утра подъем в 7 утра, правда, все равно встали позже. И в 8 уехали на часовню – Я, ЕМ и Андрей – довести ее до совершенства не получилось, так хоть докрасить надо. Тем более погода нормальная, тепло, почти безветрие. Вулкан во всей красе стоит. Андрей доставил нас на место, а сам ходит вокруг, все мысль думает, как в августе купол поднять. Дождь вчерашний прямо приклеил опилки к крыше, пришлось щеткой работать, и только потом красить. Где-то около 9 увидели ползущий корабль, который ЕМ определил как рыбака. Он прямо полз вокруг острова. Так что было два варианта – ловит рыбу, или прячется от пограничников. Но когда подошел поближе, пошли на Матуа-1, то разглядели, что это береговая охран. № 277, т.е. пришли  за нами. Но стал он черти где, очень далеко.
На нашей стоянке красивые срезы, потом будем читать, что напишет Андрей. Подходим к машине, а за нами уже едут Саша и Роман. В лагере все убрали, занесли, осталось только все заколотить. Все вещи увезли на берег. Так что, наскоро переодевшись, взяв оставшиеся вещи, двинулись к берегу. ЕМ, Роман остались все законсервировать. Из вещей-экспонатов взяли только три ящичка, и как показали дальнейшие события, сделали все правильно. Грузились как-то странно. Подъехали к берегу, а там вторая партия вещей с Урбаном, Андрей маленький и ВЯ уже отплывают. Через пять минут чихнул мотор на резиновой лодке и все. Грузили сначала в маленькую лодку, затем в море перегружали на Сашу, а там и на корабельную лодку. Вообщем, из водолазов и грузчики, и перевозчики никакие. О водолазных способностях я тоже ничего не могу сказать. Камера у них не работала, ничего не сняли, батарейки на локатор не было – так что ничего не нашли. Рассказывали очень мало, очевидно, ничего не видели. Да еще и мотор оказался не в порядке. Получалось, что в экспедиции три явных балласта, и два еще подъехали позже. Вывод – 13 человек это много, продукты летят, коллектива нет. Оптимальный вариант – 6-7 человек. Но мы то намеченное, что от нас зависело, выполнили, и даже больше сделали: построили часовню, хотя Урбан говорил, что они с другом ее построят. Но получилось по-другому, так что им можно было и не приезжать Результаты нашей экспедиции: исследовании е острова, построена часовня, археологи обследовали  раскопы двух стоянок, двухслойных 28-20вв, и 2000-2300 лет. Юра много увидел, посмотрел. Обещал написать хороший отчет со своими выводами. Ключи все у меня в таиландском кошельке со слониками. Это чтобы не забыть.
Сегодня начали оцифровку дневника, на ППС Аскольд Пынько, есть так называемая Паратунка, типа японской офуры с горячей забортной водой. И ЕМ по аналогии пришла мысль. А может наши сковородки казарменные офуры??

20-21 июня.
Мы пока катаемся на корабле. Сначала они пошли на одно задание, затем на другое и часов в 12, 21 июня корабль наконец-то повернулся к городу. Так искусственно продолжается  наша экспедиция. Сплошное безделье. Но оцифровали дневник, собрали у всех фотографии, сделали папку «часовня», первое, что нам надо будет. Виталий Янович сделал небольшой клип по 11-й экспедиции, и попросили его сделать клип по часовне. Этот менее удачный вышел, что-то много повторов, а фотографий на 4 гб. Ну ладно сделал и сделал. Завтра утром должны быть дома, но вернее всего будем ждать 9-10 часов, чтобы нас к стенке поставили. Надо бы еще отчет написать. Закончилась 11 Камчатско-Курильская экспедиция.  Готовимся к 12-ой.

Фотоочет об одиннадцатой экспедиции

Фотоочет о строительстве часовни

 

Случайные фото

Фотоотчет о строительстве часовни-3
Седьмая экспедиция на Курильские острова-2
Природа, цветы-6
Расшуа
Подземные коммуникации

Главное меню

Ваши отзывы и вопросы по поводу приобретения полноразмерных фото оставляйте в разделе "Обратная связь"


Кто на сайте

Сейчас 12121 гостей онлайн