Камчатско-Курильские экспедиции

Фотоотчеты о Камчатско-курильских экспедициях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Дневник десятой экспедиции

Дневник 10-й Камчатско-Курильской экспедиции

E-mail Печать

14 августа-27 октября 2009 г.

14 августа. Пятница.

 Началась 10-я экспедиция. Продолжаем изучать историю островов. И как каждое событие наша экспедиция имеет свою историю и предысторию, цели, задачи и т.д. Можно уже писать историю самих экспедиций, очень занимательное чтение будет. 10-я экспедиция получилась грандиозным мероприятием, так как кроме 7 человек основного состава –Е.М., Денис Семенов, Я, Сергей Батаев – геофизик, Виталий Шохин – художник, Роман Имангулов, Саша Григоренко – технические работники – все мы остаемся на острове на месяц. Идет еще группа «сопровождающих», так их назвали в пресс-релизе, - Владыка, два священника Роман и Александр, 2 Смышляевых, Наталья Емельянова от Законодательного собрания, Ищенко Анатолий Николаевич – зам главы Паратунки.

Родилась идея пригласить Владыку в экспедицию, зайти на Шумшу. А потом мысли зреют, углубляются – и вот появляется совсем гениальная идея – строить часовню на Матуа. Владыке, несмотря на его сдержанность, мысль эта понравилась – особенно часовня. И вот мы втроем идем к Лебедеву – встречу устроил Владыка.  В июле Лебедев дает подтверждение и обещание, что 2-5 августа уйдем на острова.. Со второго, потому что Владыка был в Москве у Патриарха, и возвратился только 30. В Москве он получил благословение от Патриарха на эту экспедицию и на часовню тоже. (все-таки Сахалинская область!!) С точки зрения поддержки экспедиции это все отлично. Но появились новые заботы – надо заказать три таблички, которые будем устанавливать, два креста, ленты, венки, все закупить. Ну и попутно закупки делали. Наш главный спонсор ООО Золотой мост (Международная торговая компания) – Ли Бинь. Молодцы и умницы все и мы. Инструменты купили, генераторы, рубанки, и т. д. и т. п. И еще городская администрация помогла.

Грузимся. Кресты привезли на корабль. Наш родной «Орел» стоит у стенки, но оказывается, что масло надо какое-то проверять, и обещают нам выход 13, потом 15 утро. Всех обзваниваем – выход 15, сбор в 10.00. но 14 в 16.30 звонок от Е.М. – отход в 19.00. И началась гонка. Всех обзвонили, приехали в город.  К 19.00 все были у причала. И тут оказалось, что корабль на рейде ждет вертолет. И мы пойдем к нему на катере, который на морском сленге называется ломбардом. Нас ждали «Вести», взяли интервью. Из-за такого срочного выхода потеряли одного сопровождающего – Лобова Е.Г. Он из Елизова не успевал приехать. Так что нет с нами орнитолога. Сами будем смотреть на птичек. На «Орле» много наших старых знакомых – и замкомандира, и боцман, и старпом. Все помогли, разместили, погрузили. В в 22.30 провели пресс-конференцию, чтобы  всем было ясно – зачем и для чего идем, и что Владыка это не самое основное, решили все прояснить. Владыка очень ясно и четко сформулировал причины, по которым он присоединился к экспедиции. Мы с Е.М. Рассказали. В 00 мы отправились, наконец в путь, к Шумшу.  День длинный, до невозможности веселый и насыщенный, как впрочем, и любой день экспедиции. Это по опыту прошлого года. Спокойной ночи всем!!

15 августа. Суббота.

Утром туман, но легкий, море спокойнейшее, тепло, насколько может быть тепла в районе Курил и в море. Наша команда и Ищенко собирает лодку Дениса, которая была с нами в экспедиции на Севере, и вторую маленькую красную – она была с нами в Северо-Курильске в феврале. Вроде скоро должны подойти к Шумшу. Вывезли вертолет на палубу, установили очередность вылета.  Нас выбросили в районе памятника прямо в  кущи ольхи. Еле выбрались на дорогу, Е.М. еще с кедровыми венками-ветками, которые в длину метра в 2. Прилетели еще две партии, и только потом появился Владыка. Пока ждали обошли все вокруг. Изрыто, но почему-то не производит такого мощного впечатления как на Матуа. Памятник – большой, но это и все впечатление. Братская могила изображена в виде намогильного бетонного холма, по бокам 2 бетонных волны с именами Вилков (справа) и Ильичева (слева), а в центре стела из трех разновеликих колонн, судя по ржавчине сквозь белый цвет, из металла. Оставили свою табличку, ниже памятника и ниже прямоугольника от северо-курильчан. Прошло все торжество, как и планировали. Конечно, со службой все выглядит более торжественно, чем просто речи. А затем Владыке надо было опять на заставу – один пограничник решил креститься. Мы с Е.М. отправились, как было сказано на броне, т. е. на вездеходе, с надеждой на договоренность, что нас на облет острова возьмут.

Но не получилось. Сажали вертолет на корабль, который уже был в движении. Идем на Матуа.

Владыка доволен, младший Смышляев тоже, говорит, что впечатлений масса. Но остров производит грустное впечатление. Какое-то все захламленное, линия обороны налицо - видны противодесантные рвы, осыпи. Но нет серьезного, грозного впечатления. Если делать музей под открытым небом, то для этого больше подходит Матуа, там уж точно видна вся система обороны. Если включить воображение и представить, как десант с места высадки преодолевал эти километры – с оврагами, ручьями, холмами, сюда добавить доты, дзоты, танки, то понятно, почему такое количество жертв. Для общего восприятия картины мешают современные раскатанные дороги. Ищенко насчитал вокруг 171 высоты 14 танков. Еще одно впечатление от памятника – он полностью перекрывает дзот, который закрыли Ильичев и Вилков. Странно- не лучше ли было его вписать в сооружение?? И вообще это не дот как пишут, а больше похоже на небольшую подземную штольню, с двумя ответвлениями вверх и вниз. Внутри вырубка в скале, а амбразура из несцементированного камня. Внутри все загажено - бутылки, остатки веков. Как все впечатления от памятников – ужасно. Завтра в 8.00 обещают подход к Матуа. Вроде дождались.

16 августа, воскресенье.

Дни на Матуа такие насыщенные, что даже не верится, что это все вмещается в 24 часа. Встали в 7.00, даже будильник поставили - а вдруг проспим наш остров. Позавтракали, а уже и вулкан стоит во всей красе. Но встали далековато, волна довольно сильная. Ночью чуть покачивало, когда 4-м проливом шли. Первой лодкой ушли на разведку, но как всегда без приключений не обходится. Денис не смог сразу завести мотор, а лодку около корабля страшно подкидывало. Но все-таки все получилось, и мы двинулись к острову.  Зыбь сильная, капусты огромное количество, но остров внешне не изменился, только кое-где плеши рыжеватые на растительности. А вот, когда пошли по тропе, которая без нас почти заросла, вот там и увидели результаты извержения. Молодые листья лабазника, которые появились в июне, все красноваты, как подожженные. Белокопытник так тот прямо с прожженными дырками. А листья, которые появились позже, совершенно нормальные. Подошли к заставе- везде см 2-3 пепла-шлака. Сразу в мешок собрала для ИВиС (выполняю просьбу Карпова). Здесь есть и крупный шлак, до 5- 8 см. А земляники сколько – настоящая, но не очень крупная, а  позже увидела размером со среднюю клубнику. Судя по всему, пепел сыпался довольно сильно. В некоторый местах видно как сель прошел, и под ногами почва вся в трещинах. Там, где подземные склады, высота пепла-грязи где-то см 30, если судить по трещинам. Но пепел шел как-то секторами. Есть места, где совсем нет следов, а есть, где все засыпано. На аэродроме полосы не видно из-за грязи (селя?).

Погода изумительная, ветра нет солнце. Но вертолет, обещанный, так и не поднялся. Как и в прошлый раз тысяча причин, тогда был туман, а сегодня – зыбь. Все сами стали возить-грузить с помощью экипажа.  Целый день возили, грузили, убирали, заводили. Марк и тележка почти сразу завелись, но со срочными сборами Е.М. забыл все ключи дома. И поэтому дверь входную в наш дом ломали. Вымыли от пепла стекла, поменяли на Марке колесо. Очень помогал Ищенко, молча и активно, по уму помогает и делает.

Владыку высадили сразу после нас, и пока мы ездили на корабль за своими личными вещами, все остальные гуляли по острову под предводительством Смышляева старшего. Когда вернулись, поехали искать место для крестов. Владыка высказал мысль, для нас она не нова, экспедиции на остров надо сделать плановыми для патриотического воспитания.

Все на сегодня, завтра допишу.

Теперь сегодня за вчера. Место для закладного креста, которое одобрил Владыка находится довольно далеко от лагеря. Но место действительно хорошее – одно для часовни, над Аэродромной бухтой прямо над подземным складом с красивой стенкой (то, в котором три столба), а второе место, для поклонного, недалеко от красивых дотов. Конечно в первое место нести кресты далековато, а второе прямо у дороги в метрах 5.

Вид Владыки и его авторитет помогает. Капитан хоть и морщится, но остался еще на один день. Пока ездили на определение места, поняли, что нам необходим целый день на проведение всех церемоний. 

После того, как гости нас покинули. Роман забросал все продукты в балок, и стали на ночь устраиваться. Двое гостей остались ночевать – Ищенко и Смышляев.   Вечером съездили на озеро за водой и заехали к первому кресту- выкопали яму, и уже в темноте вернулись в лагерь. Чем хуже август – быстрее темнеет, а лучше – теплее, земляники много. Да и вообще прекрасно, что мы на острове. Как Ищенко выразился: «До чего хорошо, три дня и ни одной мысли о работе». Но мы это уже проходили, состояние острова действует благотворно и успокаивающею

17 августа. Понедельник.

Утром туман, +8. Тепло, намного теплее, чем в июне. Трава мокрая, но терпимая. Ночь была звездная, светлая, вулкан чистейший. А утром туман, но не глухой. Вчера вечером, когда набирали воду, белый лебедь взлетел прямо перед нами, не успела фотоаппарат вытащить, канистры держала. Встали сегодня в 7 утра, Е.М., Ищенко, Саша отвезли к крестам щебенку, воду, цемент и таблички. К 11 поехали на берег, встречать всех с корабля. По желанию Владыки матросики должны были нести кресты с берега, но так получилось, что первый крест несли Владыка и матросики, а второй – все наши, т. к. матросики все не высадились. У Владыки лицо было вдохновенное,  и шли практически без остановки. Донесли кресты до машины, где их привязали, чтобы развозить их по местам.  Кресты едут, а мы идем на кладбище, где Владыка будет служить панихиду. Матросики всю траву вокруг могил срубили, и сам памятник выглядит так, как будто мы его и не красили в прошлом году и звезду не красили. Владыка отслужил панихиду. После службы он как обычно обратился ко всем. Интересные слова он говорит – о памяти, о забвении, о том, что когда говорим «Вечная память» имеется ввиду, что всевышний всех и всегда помнит, чего людям не дано, к сожалению (последнее слово – мое).

С небольшим заходом в лагерь поехали партиями к крестам. Владыка готов был идти пешком всю дорогу, но довезли его до края аэродрома. Владыка опять первым стал под крест и очень скорым шагом двинулся к склону. Поставили крест, засыпали, зацементировали. Матросики с берега (довольно далеко и очень круто) принесли камни. А мы в прошлом году ходили с Е.М. по этим склонам. Укрепили крест камнями, в дальнейшем придется еще укреплять.

Владыка провел службу, затем освятил крест, потом святой водой всех благословил.  Владыка убедительно говорит, и не удивительно, что многие обращаются к религии и вере через него.

Ко 2-му кресту мы поехали с младшим Смышляевым, Урбаном, Ищенко и Владыкой, остальные пошли пешком. Второй крест поставили довольно споро, матросики «сходили» за камнями, и заодно посмотрели доты.  Та же процедура, только без благословения. Но зато поздравил Сашу, у него 16 августа был день рождения, мы его вечером в настоящий день рождения поздравили (но и утром бегом до всякой погрузки). Владыка подарил ему диптих – Казанскую Божию Матерь, покровительницу ДВ и Камчатки.

 И меня поздравил, сказав, что я трезво и спокойно отношусь к религии и подарил мне сборник божественных гимнов Симеона Богослова.

Первый крест закладной: точка 69 (будущая часовня), поставили его в 13.00. N 48° 02'288"; E 153° 16'393"; H 47 м.

Крест поклонный: точка 70. Установили в 15.10.N 48° 02'460"; E 153° 14'132"; H - 40 м.

Пока брали точки, Владыка попросил меня, чтобы я все всем рассказала, проще говоря – провела экскурсию по укреплениям. Что я и сделала, матросики сегодня довольно любознательные, и даже совсем уморенные хорошо слушали.

Владыка подарил всем «иконки» Георгия Победоносца и всем, кто хотел, подписал. Очень он всем довольный, и для нас неплохое дополнение к экспедиции, и для него, судя по всему, огромное дело. Но далее предстоит делать часовню. Владыка сказал, что на следующий год она должна стоять, а то мы будем некрасиво выглядеть. Доставку на остров стройматериалов он берет на себя. Да, впереди тяжелая задача. Но по принципу: сказали «А», надо говорить «Б».

Владыка островом заинтересовался, мы довольно ярко описали тайны и вопросы, которые у нас возникают. Он слушал наши гипотезы и пытался свои выдвигать. Идею Урбана, что может готовили остров для императора, его как-то не вдохновила, но после посещения «Херринга», Б. Айну, он уже определенно понял и подтвердил, что остров уникальный и оборона совершенна, но для чего и зачем – пока нет идей у него,  он проявил неподдельный интерес.

Повезли его в  Айну, линия обороны его привела в некоторое замешательство - для чего такая сложная?

Владыка  очень доволен и говорит, что сделали великое дело.

В б. Айну. Е.М. увидел кусок земли, которого раньше не было. Эта может быть то, о чем писали сахалинцы – увеличение острова на 1 кв. км за счет лавы. Попытаемся позже проверить. На берегу бухты не песок, а сплошной  пепел. Ноги все серые стали. Очевидно, и дождей сильных не было.  Табличка наша Юрлову в прекрасном состоянии, только пеплом была присыпана.

Поели, попили, вроде все нашли, а то теряли лук, перчатки, морковь – но все нашли. Единственно, чего нет, так это фанеры – а ее так просто не затеряешь, не дали нам ее. Позже обнаружили, что нет и газовой плитки, которую с таким трудом купили.

Мужчины стали освобождать помещение под будущую баню.

Вечером все фотографии в компьютер перебросили. Завтра хоздень, что я буду делать – пока не знаю

18 августа. Вторник.

Утром туман, + 8, довольно прохладно. Распределение рабочей силы такое. Я готовлю обед. Виталий и Роман готовятся к обстругиванию досок, Саша, Денис, Сергей пошли на берег, довыгружать все остальное. Обустройство необходимо, хотя и забирает время. Пока я готовила борщ, курицу и оладьи, Виталий, Е.М. и Роман сделали вторую комнату, сделали стол, сложили продукты, инструменты, скамью. А мусора убрали – прямо кошмар. Что остается после ликвидации в/ч – просто уму непостижимо. Завтра может, поставят печь, и будет прямо настоящая столовая. Затем занялись подготовкой помещения под баню. Нужны доски, т.к. фанеры  у нас нет, которая предназначалась на баню. А сейчас надо выискивать доски. Ходили по заставе, и лишний раз убедились, что строения почти все японские- обшивка, доски с профилем, фундамент, интересные коньки. В доме, который в прошлой жизни был баней, стропила японские – веером из одной точки в центре, расходящиеся от горизонтальной центральной балки. Сделали снимки, дома попробую сравнить с нашими домами. Туалеты, по некоторым признакам, тоже японские – профиль, обшивка, вентиляция, задняя стенка полуоткрытая, как для вставляемого ящика. Но везде есть вмешательство наших пограничников – черти какая доска, листы металлические, мусор.

Пока Е.М. добывал доски, деревообрабатывающий цех в лице Виталия и Романа готовили их для обшивки бани, я собрала в дополнение к обеду, собрала мисочку земляники. Сначала мне казалось, что это одичавшая клубника, но слишком ее много и очень крупная, и везде, а не только на заставе. Шли к трактору – так сплошной ковер земляники.  Так что вернее всего это просто земляника. Буду уточнять у ботаников. Из земляники сделала чай, с добавлением цветов шиповника. Цветы такие же, как у нас на океане.

Пришел с берега умороченный Денис, а сзади едет такой же Саша. Почти все с берега забрали. Саша появился на тележке как «матуанский цыган», со всех сторон висит, свешивается - кабель, канистры, мешки, холодильник. Зрелище незабываемое. Сели пообедали, потом все разгрузили. Каждый день пока все время поиски, чего-то не находим, потом отыскиваем. Но четко у нас нет: фанеры, краски, газовой плитки, какого-то насоса, - последнее вроде на корабле забыли, а первые два нам не дали в городе. Матросики при погрузке уронили часть нашей посуды. После обеда, хотя время и не обеденное, начали чинить тележку. Оказывается, что она давно порывалась сломаться. А после вечернего чая – вторая серия фильма «Запорожец на Матуа». Допишу завтра. Спать хочу.

19 августа. Среда.

Утром туман + 10. Тепло. Закончу вчерашний день. Запорожец стоял очень счастливо в своем загоне. В прошлом году мы его просто навестили. В этом – решили вытянуть на свободу. После починки тележки (почти весь день       возились) она должна была играть роль тягловой силы. Сначала освободили крышу от шлака, пыль подняли до небес, даже на фотографиях Роман и Е. М. стоят как ёжики в тумане. А потом тянули Запорожец. Мотор у него провалился до земли, стёкол отродясь не было, разве что только при рождении, крыша прогнута – прямо слёзы. Мне не верится, что его можно подчинить, видок – тот еще!! Но частично на руках протащили, повернули, тележка тянула, и стал он у нас в лагере как полноправный член автопарка. Сюда можно присоединить и монументальный ГАЗ-66, который со времен пограничников остался, и который очень заинтересовал Ищенко – починить и ездить по острову. Ну, вот вроде бы и все за вчерашний день.

А сегодня опять всего так много, что трудно представить, что все это происходит в один день. Утром пошли на берег, Е.М. решил пройти по отливу. Я ходила по берегу, по отливу оголился пирс, вернее его остатки в виде деревянных столбов, которые располагаются в виде креста, торчащими из песка. Попыталась оторвать кусочек дерева, но получилось только несколько щепочек совсем мизерных. Недалеко от пирса лежат остатки бетонных кубов. Четко на берегу 2 штуки, которые еще в прошлом году видели. А сейчас при отливе еще 6 штук полуразрушенных. У целого на берегу по углам видны мощные металлические штыри, в днище бетона деревянные доски – для чего??

Уже пошли назад к лагерю (предварительно погрузив на тележку бензин, жесть, и т.д. – все, что еще оставалось на берегу), обратили внимание на деревянные столбы в откосе – а раньше видели, но все было некогда. Решили посмотреть поближе и увидели бетонную плиту с мощными петлями,  наткнулись на металл и обнаружили часть (ротор) мощного мотора. По нашим предположениям его сбросили (сдвинули) с плиты очень аккуратно, впечатление как будто прятали. Где-то он около метра, лежал на кирпичах, а под ними продольные доски, прикрывающие  поперечные бревна. Было какое-то помещение, или что-то привязанное к причалу, пирсу, слипу?? Рядом  нашли металлические скобы, гвозди, внутренний замок, заслонку для печки, крючок, дверцу для печи, слюду, спекшиеся куски, кусок узкоколейной рельсы. Часть взяли в лагерь - вымыть, почистить, а тяжелое все оставили на берегу.

После обеда (суп варил Шохин) Денис, Саша, Е.М. и я пошли нырять в колодец около дизельки. Виталий ходит довольный, с удовольствием пилит доски, вместе с Романом строят баню. В колодец пошли – Денис как консультант, Саша как рабсила, я – оператор. И главное действующее лицо Е.М. Перед отправкой Денис помог Сергею разобраться с компьютером.  Сергей целый день настраивал свой георадар, а потом ездил по заставе. Но говорит, что пока ничего определенного сказать не может.

Е.М. опускался в три колодца. Первый метров 8, внизу комната 8 на 4, из нее налево арочный проход в помещение (Е.М. обещал, потом нарисовать). Колодец залит водой - Е.М. снимал, хорошо получилось – какие-то резервуары. Второй спуск в совершенно трухлявый деревянный колодец, но и там помещение, брёвна  со скобами – как техническая комната с трубами. А третий около домов, где спал Запорожец. Над японским бетонным колодцем наши пограничники построили страшенную деревянную халабуду, сруб и ворот – брали воду. Вода чистая, глубина около 2 м, только застоявшаяся, где-то был слив и приток. Е.М. все сфотографировал. Труба одна забита чопом. Надо бы откачать воду, очистить колодец и снова напустить и пользоваться ей. Все-таки удивительно, у японцев была система сбора воды, канализация, а наши страдали, что воды нет, строения все обезобразили, и после себя хлам оставили.

20 августа. Четверг.

Туман. + 10. относительно тепло, море совершенно гладко-спокойное. Решили идти на лодке, Денис должен нырять у Топоркового. Решили идти на двух лодках – на большой и маленькой. На берегу оставили ПСН, часть снаряжения Дениса, и чтобы было понятно, хотя и никого вокруг нет, что все это чейное – на склоне уложили два несостоявшихся креста – прямо напротив слипа.  В этом году что-то совсем немного капусты  у Ройо-мару, обогнули немного камень, капусту и пошли к Топорковому. Нет в этом году на нем и сивучей. Стали на якоре напротив предполагаемой вырубленной бухты. Денис нырнул на полчаса, а мы сидели и ждали. Вернулся с тремя ежами, один большой см 16 в диаметре, а два поменьше, говорит, что на Камчатке таких не видел. Но здесь, же вода чистейшая, а каланов не наблюдаем. Рассказал, что внизу идет отвесная стенка, как вырубленная траншея (нырнул он на глубину 20 м). Слева стенка м 5 высотой, гладкая. На 30 м. идет спад  дна вниз. Налево как плавный поворот и постепенно незаметно стенка исчезает. Справа как естественный камень. Дно песчаное, на нем валуны и выглядят как инородные. Направо поворот, валуны и много железа, причем железо под камнями. Металл светлый. Денис говорит, что на дне очень красиво, терпуг резвится среди капусты, и ежей видимо-невидимо. Что за стенка, траншея – непонятно. Но, по словам Дениса, похоже на рукотворное. Предположили, что где-то на правом повороте, только на глубине и находится что-то большое, с чего и все железо. Так по глубинам на морских картах. Но больше нельзя нырять – холодно, и время вышло. Решили идти в сторону за б. Айну к Горячим пескам. Это оказалось довольно далеко. По пути остановились порыбачить. Сергей и Е.М. по очереди стали вытягивать терпуга – красивый черно-желтый, но глупый, судя по тому, с какой жадностью хватает кусок резины, срезанной с моего рыбацкого костюма (лямка со штанов). Наловили, чуть ли не мешок и направились дальше. По пути все хотели поймать палтуса, но кроме терпуга ничего не было.

В районе Горячих песков сошел большой сель, серый поток. И хотя по плану чекистов здесь должно быть два дота, но ничего не видно. На мой взгляд, если они где-то и должны быть, то только на самой вершине, на краю плато. Е.М. предположил, что их закрыл сель, но там, где прошел лохар, кажется ставить что-то бессмысленно. Лохар дошел до самого берега. Высадиться не смогли - сильный накат, узкий берег и камни. А впереди Новая земля, которую Е.М. увидел из б. Айну. Даже издали видно, что все там серое и с фумаролами. Возможно, мы там были первыми, на этой Новой земле. Мыс довольно длинный и никак конечно не называется. Подошли к тому месту, где очень сильно фумаролит, сера, какие-то интересные завихрения из песка (взяли как образцы), сверху как спекшийся кусок, а снизу песок настоящий и весь сыпется. Камни горячие, земля теплая, и все фырчит. Денис закричал, что надо срочно возвращаться – пошел сильный накат, все мокрые впрыгнули в лодку, все грязные - брали образцы, но их все-таки забрали, и потом увидели, что они и не особенно развалились, хотя и намокли и кидали их. Взяли несколько штук шлака, бомб нет, это большой лохар, без лавы. Все потрясающе интересно.

Мокрые насквозь повернули назад и на обратном пути огромное стадо сивучей кружило вокруг нас, все снимали, а Денис даже под водой снимал, но у него закончилась кассета. Красиво ныряют, грациозно. Но страшноватые, когда особенно прямо под лодку подныривают, и много их штук 70.

21 августа. Пятница.

Мой день рождения. Закончился мой ДР., и все прошло просто прекрасно. Такие ДР. и должны быть - спокойные, искренние, без напряга. Вышла я сегодня последняя. Стоят мои сотрудники (так написал Владыка) – Роман с цветами-ромашками, Е.М. с подарками, а на стене плакат-банер, и все обо мне. Молодцы и умницы. Позавтракали и пошли к морю, снова нырять в районе вырубленной бухты (это мое название).

Собрались нырять двое - Денис и Е.М.  – в телепузике, название яркого сине-красно-оранжевого костюма. Утром туман, или высокая облачность, + 10. Но холодный ветер. Хорошо, что решили сегодня еще идти в море, так как, судя по всему, погода меняется. Подошли к бухточке, сначала нырял Е.М., а Денис его охранял, минут 15 был в воде, вышел весь замороженный, еле губами шевелит, но довольный. Стенку видел, но никаких входов, все в капусте.

Завтра, все завтра. Хочу спать.

Впечатление Е.М. – точно искусственная вырубка, для чего как всегда непонятно. Предположение – при бомбежке, лодка могла уйти на дно. Глубина – мы стоим на 16,5 м, а стенка м 5 высотой. Е. М. говорит, что пару раз было страшновато, но решительно хочет еще нырять. Денис нырнул и пошел направо, был минут 18, увидев, его мы подплыли к нему, очень уж холодно. Рассказал, что попал в течение с 0 температурой. По его словами дальше скала естественная. Может быть, корабль, какой налетел на скалу, железа очень много, иногда по 2-3 куска под камнями, похожие на обшивку с клепками. Будет получше погода – сходим, Денис все заснимет, и может, что вытащит. Но у него две руки, и приходится выбирать ехать под водой, держа в руках ускоритель, фотографировать, или собирать ежей.

В этот раз он набрал ежей разных размеров. Мелких – с капусты, крупных – с камней. Капустные более полны икрой. На обратном пути два замерзших водолаза решили еще половить рыбы. Но на той банке, на которой вчера с периодичностью 35 минут таскали терпуга, ничего не поймали. Решили плыть к Клюву. Бухточка замечательнейшая, скалы красивые, но начался ветер. А когда заходили к м. Клюв, увидели вдали еще одну Новую землю. Поехали к земле – все светло-серое, и везде видны фумаролы. Вулкан сделал остров грязнее, и на листьях следы, и под ногами пыль. Похоже, что настоящего дождя давно не было. Хотели подойти к Новой земле поближе, но внезапно поднялся ветер, и мы прямо бегом понеслись к берегу, домой. Волнение довольно приличное, но за Клювом нас прикрыл Топорковый, и мы попытались подойти к Ройо. Но ветер нанес такое количество капусты, что не рискнули с усилением ветром лезть туда. Еле к крестам своим пристали.

Добрались до машины, но наш Маркуша забастовал, не заводится, пришлось идти пешком. Позже с Е.М. пошли на ПТН (в 19.00). Тропа страшно заросла, как будто никто никогда туда не ходил, хотя наши сопровождающие лазили туда.

А после ужина устроили настоящий салют в честь моего дня рождения и начала 10-й экспедиции. Вся наша экспедиция сказала мне добрые слова, приятно прямо до слез. И салют был прекрасным завершением дня.

22 августа. Суббота.

К вечеру стал накрапывать дождь. Ночью ветер поднялся и дождь – подошел циклон. Туман низкий, +10. С утра все баней занялись. Обшивали-оббивали полиэтиленом, Роман железо, обкладывали пенопластом, добытым на старой бане, так же как и старой стекловатой для утепления. В 16.00  пошли на тропу-дорогу, которую вчера с ПТН увидели. Надели опять свои фирменные рыбацкие костюмы. Дождь так и шпарит. На дорогу не вышли, прорубились через ольшаник. Для нас это новые места, мы здесь не были. Опять в ложбинах траншеи - неглубокие, широкие, глубокие, карманы, большие казармы (как ямы большие и глубокие). Натолкнулись на 4 объекта, везде как проходы, ограниченные каменными стенками, довольно сложной конфигурации. Дождь сильнейший, объектив запотевает, несмотря на то, что он подводный.  Ручка не пишет на мокрой бумаге, ветер страницы рвет, а мокрые не переворачиваются. Так что с горем пополам записала координаты одной точки, а вторую запомнили, и всю дорогу повторяли. Но вообще замечательно – нашли 4 объекта, причем два похожие. Каменные сложенные четырехугольники, загораживающие выход к морю, напротив, в склоне следы входа. Недалеко от объектов в траншеях одиночные камни, а под ним нашли  остатки кожи, ком как бумагу слежавшуюся, почти целый ботинок, под ним ракушка, гильза. Три камня подняли, и под всеми что-нибудь и лежит. Доски под камнями, какие-то планки, все засыпанное – что, зачем, почему так мало, ничего целого? Если сжигали все, то где остатки больших костров, где жгли предметы? Защита колоссальная – мало того, что за сопкой, мощные каменные кладки-стенки, вход в склон. Может там было жилье офицеров?

Нашли остатки печек, камень интересный с тремя поднятыми стенками, внутри между ложбинами камень четырехугольный с вынуто-закругленными углами. Нашли коричневый круглый изолятор около  корня ольхи, похожий на орешку, в земле остатки банки.  На обратном пути, спустясь в траншею, натолкнулись на трубу с большими коленями, и ведет эта труба в бассейн (вернее всего накопитель воды).

Бассейн пустой, бочка и немного шлака. Ложбина-овраг очень интересный. Надо возвращаться сюда и снова все описывать и мерить. Может, и еще что найдем. Уже устали, да и поздно было, пошли назад в лагерь уже в  восьмом часу. Посмотрели карты, наметили, что завтра делать. Фотографии все сбросили в компьютер. Сбрасываем по дням. Так удобнее.

23 августа. Воскресенье.

Утром туман, утром +9, днем +12. Похоже на линзу, когда были на горе, моря не было видно, судя по всему вокруг острова все в тумане. А к часам трем, когда появился кусочек моря, он весь после циклона в капусте. И впервые увидели весь вулкан полностью, появилась четкая вторая вершина, и гребень правый. В 10.30 с Е.М. искать дорогу, которую углядели на карте, и там какие-то объекты.

Пошли сначала по той же дороге, что и вчера, и пришли к тем же каменным стенам. Измерили их все, сфотографировали. И подтвердилась теория о том, что они сжигали свои вещи или прятали. Из 6 поднятых камней, под пятью были обнаружены остатки пребывания человека. Вчера – башмак, кожа. Сегодня – металл, пластина с иероглифами, между стенками точки 267 – разбитая печка, осколки посуды, бутылок, керамической посуды – причем все это разбросано на площади больше квадратного метра. Пили-ели, а потом все побили и разбросали. В той же системе сооружений-траншей на возвышенности обнаружили колодец (похожий, который         на заставе) и две вентиляционных шахты. Е.М. первым спустился вниз, воды см 20. Потом я спустилась. Два больших помещения – 3 на 4,75, судя по всему для сбора воды для той инфраструктуры, которую мы видели внизу склона. Входы, которые находятся под защитой стен, взорваны сверху по склону, или засыпаны. Не понято, что это вообще такое – ни одного дота, ни укреплений, кроме увиденных нами стенок и целой системы траншей. Е. М.  предположил, что это жилой комплекс, но как солдаты живут вдалеке от  системы обороны (а доты и т. д. на берегу?). Если какое-то производство, то где оно? Загадки вновь и вновь появляются, а ответов пока нет. Развилку, которую искали, так и не нашли. Обошли всю сопку, по диким рябиновым дебрям ходили, еще похуже, чем ольшаник. Забрались на вершину – дороги так и нет. Увидели открывшийся вулкан, поляны жимолости, но без ягоды, судя по цвету листа – молодая. В прошлом году  видели только несколько веточек, сверху сожженных, а в этом году даже на заставе, возле бетонного склада растет жимолость. Стали спускаться через лощину-овраг, которая так и просится, чтобы там что-то было. Но, увы,… сплошь рябина, ольха, шеломайник и кое-где белокопытник с листьями под 1 м. в диаметре. Так что сегодня находок мало, не считая колодца. В колодце нашли маску металлическую для тренировок на палках, какую-то палку с веревкой, совковую изящную лопатку, палку с металлическим наконечником и деревянный бочонок (напоминает кадку) с бамбуковыми обручами. Все оставили у колодца, кроме маски, так как все нашли в начале нашего сегодняшнего пути. В лагерь вернулись около 17.00, все мокрые, у меня еле ноги двигались. А в лагере строительство бани во всю. Вечером вымылись, попарились. Получилось просто замечательно. Моемся не в тазиках, а в ванной, а потом в парилку! Полный комфорт и в комнате жара. Баня с настоящей парилкой.

Когда выпиливали для стока воды кусок стены, Е. М. обратил внимание на то, что между внешней и внутренней обшивкой сетка металлическая проложена, похожая на панцирную по структуре, только тоньше. Е.М. сказал, что это для того, чтобы мыши в дом не лезли. Один из тех, кто служил на заставе, рассказал, что они ее строили. Но это глупости, многое уже не помнят или путают. Постройки на заставе все японские. Дорожки делали пограничники, вернее с аэродрома плиты носили, те, которые прикрывали желоба вокруг ВПП. Забыла написать, что первую Новую землю назвали «Терра Витер», а вторую «Земля экспедиции». Вряд ли эти названия для общего пользования, но на нашей карте они имеют полное право существовать.

Е..М. сетует, что выбились из графика на три дня, т. е. он предполагал, что мы все закончим за 4 дня, но это возможно было при наличии фанеры, которую нам забыли дать.

24 августа. Понедельник.

Туман, морось. Но температура + 10. Совсем пасмурно, а ночью был дикий ветер, и продолжается днем. Я даже сегодня пуховик надела. С утра поехали на трактор, без ключей, да еще оказалось, что аккумуляторы не заряжены. Пока Денис, Саша и Е. М. возились с трактором, я пошла, изучать окрестности. Все-таки ПТН, а видимого ничего нет. По дороге, вокруг, круглые ямы с траншеями к ним, в одной из них увидела баллон японский, металлические листы и  кирпичи. Довольно много нашла и пришла к выводу, что там жгли что-то, - много золы, банок. Но по тому, что поверх железа уложено несколько рядов кирпичей, похоже на японскую печку. Зачем нашим в яме устраивать солидное сооружение  для сжигания?

Наконец завели трактор, и начали работать, где четкая линия глины, там, где в прошлом году закончили. Находки просто смехотворные, особенно по сравнению с ямой. Нашли бутылку коричневую без горлышка, древесный уголь, кожаную петлю. А в моей  яме – проволоку медную, кирпич желтый (по утверждению Е.М. – китайский).

В 15.00 отправились пообедать, что вообще редко бывает в такое раннее время. А Сергей ездил с Георадаром по заставе. И прямо в воротах он обнаружил какую-то аномалию 8 на 3 м., что-то в земле на глубине 2- 2,5 м. Но он утверждает, что там  точно что-то есть. Сергей со своей тележкой, Саша, Е.М. и я пошли после обеда на ПТН. Сергей ездил по дороге, а Саша перегонял трактор выше, примерно там, где на фотографии старожила с Матуа из Чернушки, показано взорванное место – вход в ПТН. Погода – туман, чуть солнышко вылезло, и опять с Охотского моря потянуло густой туман. Шохин сегодня ходил гулять, дошел почти, по его словам, до Земли экспедиции. В восторге полном, сказал, что будет создавать симфонию тумана.

Пока без каких-либо находок, кроме  как Е.М. нашел муфту для соединения электрических кабелей, какую-то штуковину  деревянную в металлической раме. Все впереди.

 25 августа. Вторник.

Уром туман, но сильные просветы, тепло, ветра почти нет. + 10. Утро решили начать с посещения трактора, Сергей будет работать на ПТН, возить свой георадар. Денис в паре с Сашей. Роман на хозяйстве. Виталий ушел набираться вдохновения. А мы с Е.М. проедем со всеми вместе на ПТН, а потом в сопки, искать крупный объект, обозначенный на карте-съемке.

С ПТН посмотрели, наметили предварительно маршрут. Решили идти через бочку-трубу, которая стоит напротив нашего раскопа, за домом полуразрушенным (до этого мы ее не видели). Но промахнулись, и  почти сразу попали в дебри, после сверх короткого совещания – ищем дорогу, или идем напрямик, большинством голосов приняли второй вариант. Е.М. рубит деревья, шеломайник, я иду на расстоянии и с удовольствием придерживаюсь этого темпа. Спустились в один из рвов-траншей, нашли какую-то штуковину с японскими иероглифами, пару железячек и нагруженные поползли дальше. Дорога – проще умереть. Но медленно и верно ползем к намеченному. Сплошные заросли и ничего. Зашли в глубокую яму, определили как казарму, на дне – огромные рамы-уголки-железяки. Е.М. предположил, что для крепежа маскировки, но очень уж тяжелые, громоздкие и непонятные конструкции.

Около казармы, через неглубокую траншею, куча сожженных батарей-конденсаторов, мне показалось, что советские, но не уверена, т.к. я их в лицо не знаю. Обогнули намеченную сопочку – никакого намека на объект. Хотя по нашей логике, они строят все за сопками, а к  входам, стенкам ведет неисчислимое количество траншей разного размера от 80 см до 1- 1,5 м. Траншеи огибают каждую дорогу, возвышенность, перетекают одна в другую. Все перерыто, но из-под ольшаника невозможно проследить их расположение.

У Е.М. созрела мысль – вот бы встретиться с их инженером-фортификатором, ну очень хочется увидеть планы их укреплений. Но пока ползаем и ищем все почти методом тыка. Почти, потому что все-таки пытаемся понять их логику. Линия обороны на берегу, около аэродрома тоже линия обороны на берегу, а вглубь острова сплошные траншеи, стенки, закрывающие входы в склонах. И ни одной огневой точки. Как будто жили отдельно, а кто тогда стрелял?, потому что до огневых точек довольно далеко, даже если вырубить лес.

Все более-менее крупные казармы с обратной от моря стороны сопок. Вообще не нашли крупного объекта, хотя Е.М. все время взывал к духу Матуа, и подолгу с ним беседовал, увещевал его. Пошли назад, почти спустились и обнаружили дорогу, пошли по дороге к намеченному объекту.

Заглянули по пути в одну из углублений-ям и увидели интереснейшее. Вроде лежит большая бетонная труба, потом разглядели – вроде чана, причем ж/б, дно сплошное, стенки толстые, и сверху углубление, вроде чаши (можно воду наливать). Лежит этот «бак», стали его осматривать и наткнулись на дерево.  Е. М. освободил дерево, и увидели как ванна, которую прикрывает деревянная рама из поперечных широких планок, под рамой по бортику ниже светлый бетон, уходящий вниз. Сбоку по торцу – бетонное возвышение со сквозным отверстием для трубы. В углу около бетона лежала красная мыльница (половинка). Пока Е.М. осматривал ванну, я стала очищать площадку, оказалось, что под землей - полукружие из гальки (очевидно, «бак» стоял) и вся остальная площадь ямы забетонирована. Площадку всю не очистили, надо еще туда сходить. Высота над уровнем моря 154 м. Зачем на такой высоте баня? Умывальник? – непонятно! Надо все вокруг осмотреть. Е.М. увидел где-то недалеко печку, необычную. Но это увидим  в следующий раз. Сегодня много и так много поработали.

Пошли назад, вернее, вперед по другому ответвлению, ничего не увидели. Дорога, которая перетекла плавно в большую площадку – исчезла. Двинулись в обратный путь. Было уже 19.00. Опять заросли, в лощине – довольно открытой к морю – наворочен, ужас!! На острове живого места нет, все перерыто.

Сегодня подтвердилось наше предположение – крупные объекты или казармы, или входы в склоны за стенками, замыкаются одним-двумя камнями, а под ними всякая дребедень – побитые чашки, куски кожи, а сегодня нашли пузырек и две бутылки – наверное, не успели разбить. Пытались стать на позицию поведения японца, плохо получается.  И непонятно – зачем под приметные камни прятать черти что??

Георадар ползает, тоже пока без явного результата.

26 августа. Среда.

Ночью все небо над островом было звездное. Тепла, пахнет морем. Утром облака с большими разрывами, небо голубое, +12 в 9.30. Вокруг гуляет туман с Тихого океана. И весь день то солнце и жарко, то туман и морось. Все занимались сегодня хозделами. Вчера все так умотались, что даже неутомимый Е.М. к вечеру смотрел усталыми глазами. Доделывали баню, как в настоящей пахнет деревом, полка очень хорошая и печка ничего. Да и мыться в ванной гораздо приятней, чем за домом. Баня стимулирует трудовую деятельности. Возят доски, бревнышки на дрова. Прямо идет очистка острова. Виталий пошел гулять, пришел довольный – видел лис, ходил к памятнику «Херрингу». К вечеру Денис и Саша пошли на берег к лодкам – страшный накат, пришлось поднимать лодки выше.

Я варила обед, у меня ничего интересного не произошло. Кроме того, что начала мыть наши находки в основном из земли вытащенные. Обнаружила, что казалось подошвой, оказалось целым ботинком – нос и пятка укреплены толстой кожей, на голенище тонкая кожа, подошва толстая, а внутри бумага, – все чуть не развалилось во время мытья. Вроде все по мелочам собираем, а уже есть, что показать.

Сегодня 25 (это дни перепутал Е.М.), день капитуляции гарнизона. Все-таки определили, что капитуляция принималась около заставы. И Е.М. согласен, хотя в прошлом году и сопротивлялся, выражал сомнение – сопочки не те.

Получается, что мы живем в каких-то штабных японских домах, удивительно, что из них сделали пограничники, какие-то ужасные доски, все сикось-накось. А после себя столько металла оставили – и машины ржавые, и хлам, и вообще ужас. Но с другой стороны эта бесхозяйственность нам сильно помогает. Много нужных вещей находим, вплоть до ванн и  утеплителя.

Вечером сходили к колодцу, в который опускали Е.М., поставили насос – откачивать воду. Потом посмотрим, что там есть. Стоит над землей благородный бетонный типовой колодец, внизу водосборник, а наверху пристроен страшенный домик косой, над краями надставлен дощатый короб и ворот для подъема воды. Сейчас все это покосилось и стало еще страшнее. Завтра пойдем сначала к найденной «ванне», а потом Е.М. уже наметил дорогу за сопочку, очень укрытые склоны и лощины. По нашей теории там что-то должно быть.

27 августа. Четверг.

Весь день Батаев ходил по склону, но пока я ничего определенного не услышала. И судя по его настроению и коротким репликам, он ничего не увидел. И еще вчера (забыла написать) мы облагородили наше жилище.

Утром туман, холодный, прямо осенний ветер. +7,2 . К часам 13 туман рассеялся. Идти было тяжело, физиономии загорели у всех, но жары особой нет. Все Охотское море старается - туман выбрасывает.

Утром в 10.30 отправились на открытую нами ванну (сковородку)?? – Е.М., я и Роман. Батаев все по своим профилям ходит, Денис и Саша работают по кабелю, Виталий как художник в свободном полете.

Пошли по проторенной нами дороге, но потом чуть ошиблись – ольха опять, прыжки и выгибания. Но зато почти по пути нашего движения увидели осыпавшийся вход в землю, в склон. Е.М. меня не пустил, полез сам – метров 5 налево, а затем обвал. Вход в грунте, зачем не понятно, т.к. вокруг обыкновенные траншеи. Но это первый подземный ход в этом году, а находка ничего в наших знаниях не прибавила, не убавила.

Все-таки вышли на дорогу и почти с песнями бодро двинулись к объекту. Пришли, вернее, вывел нас Е.М. точнехонько к нему. Превосходная ориентация!!!

Стали ванну очищать, оказалось, что с одной стороны бетон толщиной в 30 см, в нем желоб, от него отходит желоб небольшой, похожий на канавку, но бетонную в 10 см шириной. Очистили ванну, перекатили бачок, сняли поперечные доски, а под ними оказались продольные.    Когда и эти доски сняли – очень тяжелые и хорошо сохранившиеся, оказалось, что дальше лист железа с бортиками, а под железом обыкновенная печка (не совсем конечно обыкновенная, но всего лишь) с двумя камерами, а бетонное возвышение со сквозным отверстием – для трубы-вытяжки. Откуда топили – непонятно. Зачем желобки?? Для слива воды?? А вода откуда?? Зачем на железе, которое, несомненно, нагревается на печке, деревянная решетка?? И вообще – что это такое?? Для мытья – странно. Для купания – слишком мелко, низкие бортики и прямо на печке ванная???. Просто мыться – зачем ж/б сосуд и слишком мелкий? Сплошные вопросы и разочарования. С одной стороны интересно, потому что мы ничего подобного не видели – это хорошо, что-то новое нашли, с другой – опять вопросы, которые могут остаться без ответов. В соседней яме интересная печка, о которой вчера говорил Е.М. Печка на три котла в отличной сохранности, и что интересно – передней на м 2 яма забетонирована. А вокруг всего этого никакой       инфраструктуры, хотя и должна бы быть.

Потом пошли дальше по дороге – все пытаемся дойти до конца дороги – куда-то же они должны идти. Но ничего нет.

Вернулись через лощину, где резиденция, в самой ее вершине прошел сель, огромнейшие камни остановились на самом краю крутой стены. Вниз сошла, очевидно, вода и деревья. Похоже, что японцы предусмотрели и такие катаклизмы. Вернулись в 19.00, обошли немного то место, где сохранились постройки, когда идешь на резиденцию. Они тоже японские, похоже, и та же была баня ПВО, о которой писал из Чернушки.

28 августа. Пятница.

Туман густой, ничего не видно.+11, Тепло. Трава совсем сухая. В 11.00 мы с Е.М. отправились искать объект, до которого никак не можем дойти. Все что-то отвлекает – стенки, колодцы, ванна, пустые дороги, ведущие в никуда..

Сергей должен проходить ПТН, Денис и Саша работают по кабелю.

Саша  шел по кабелю, а потом  - огромная осыпь, хорошо  никого не засыпало.

У нас с Е.М. был богаче день (впрочем, как всегда). Пошли по траншеям, опять нашли огромную казарму, измерили.

Казарма 38 м, в центре печка на 2 котла, неоштукатуренная, плохо сохранившаяся. Перед печкой метра на 2 вперед бетонированная площадка и дверца от печки почему-то лежала за ней.

Пошли дальше по траншее и увидели красивую стену из камня. Как и предыдущие  стоит стена под 4 м. высотой с красивыми полукруглыми формами. Крупные камни сцементированы и по стыкам прочерчены линии, так же как и на резиденции, а за стеной (стена прикрывает от открытого пространства к морю) – вход в склон, засыпанный или взорванный. Е. М. увидел там лопату (черенок сгнил) и веревку с блоком, прикрепленную к дереву. Веревка уходит под землю. Сразу вспомнился рассказ ветерана, как кто-то ходил в сопки и возвращался с японским коньяком. А вдруг это там? Вообще хочется найти уже что-то существеннее осколков посуды и разбитых печек. Пошли дальше по траншее и буквально в м. 20 наткнулись на еще одну стену, такую же красивую, только у нее на стороне, обращенной к склону, напротив заваленного входа, прямоугольный постамент в 1 м. шириной, 60 см высотой. Е.М., очистив его от лабазника, посчитал, что там росло их 34 штуки. Под травой – ровная бетонированная площадка.

Верхняя площадка стенки тоже бетонированная, причем, когда постучала ногой, впечатление пустого. Обе стенки закрывают склоны. Прошли дальше – подобного больше ничего не нашли. Траншеи все связаны друг с другом, перетекаю в разные стороны – очень сложная система, которую, проходя по ним, очень трудно проследить. Нашли (Е.М. склоняется к термину – обнаружили) еще одну казарму, она под 50 м. (в моем дневнике по объектам это все измерено и записано).  При переходе из одной траншеи в другую увидели два камня, а по нашей теории (которая уже неоднократно подтверждалась на практике), там должно быть что-то. Так и оказалось: буквально на поверхности обнаружили обувь, дальше – больше. Ботинки самые разнообразные, если посчитать по парам, то никак не меньше 40. Судя  по цвету – есть офицерские – желтая прямо красивая кожа, солдатские – более грубые, двух типов – одни широкие с накладным крупным носом, вторые настоящие таби с одним выделенным пальцем. Отдельные подошвы от таби с маркировкой, один резиновый сапог. Остатки истлевших гимнастерок, меховой одежды, головных уборов, много пуговиц от нижней и верхней одежды. Искала какие-либо нашивки, но пока ничего не нашла. Надо все мыть, стирать. Есть интересные вещи. Много деревянных с металлическими наконечниками колышек, очевидно, для натяжения-крепления маскировки, есть много и просто металлических, как для палаток.

Сложилось впечатление, что это могла быть мастерская, так как много одних каблуков, деталей для обуви, куски темной и светлой кожи, остатки кожи с вырезанными отверстиями разной конфигурации, ткань - не как одежда, а как заготовки. Может быть.… Все это грязное и мокрое. Затем двинулись дальше. Все, что нашли, оставили – надо с кем-то приходить и все забирать, там добра на мешка 2.

 Дальше шли и ничего интересного не встретили. Подошли к селю-лахару, перед этим подошли (вернее взобрались через дебри к сожженному пятну) – к сожженной ольхе, очевидно пеплом, и на траве видны следы от горячего пепла.

Лохар колоссальный, но туман очень низкий и плотный, так что фотографии вряд ли дадут представление о масштабах потока. Пошли по нему, решили проверить, живы ли некоторые объекты – «Ч» и надгробие, где доска с надписью. Надгробие сохранилось, сель прошел мимо, а вот подземный город, по мнению Е.М. закончил свое существование, так как по той лощине прошел язык лохара.

Пошли по потоку вверх – впечатление ужасное, мощное. Камни потока (возвращались по нему), огромные и лохар вышел к аэродрому и только один из эскарпов остановил его.

Поднимались по селю, и обнаружили целые горы осколков бутылок.  Лохар шел широкой полосой, но водный поток больше по правой стороне, и кое-что вымыл. Вверху открылись три входа в склоне. В основном разрушилась правая сторона. В одной куче нашли очки, бутылки, баночки, патроны, много осколков посуды со звездами и рисунками, деталь секретного изделия с остатками на трубке вещества розовато-кирпичного цвета вроде мягкой керамики. Основное, все тяжелое, бутылки, оставили на лохаре. Все равно надо будет идти сюда в светлую погоду – сфотографировать и еще раз осмотреть.

Туман сильнейший, проскочили дорогу, вышли на аэродром. Увидели, что лохар, грязь от него зашла на дорогу. На аэродроме пепел и шлак, а по краям грязь растрескавшаяся, как в пустыне. Завтра все-таки попытаемся пойти на тот объект, который видели на карте. А послезавтра на лохар за нашими богатствами.

29 августа. Суббота.

С утра туман. Сильная морось, потом целый день сильнейший дождь с ветром. Судя по всему, подошел циклон. Но тепло + 10. С утра, в 11.00 мы с Е.М. Отправились на объект, который от нас скрывается. Забыла вчера написать, что наверху лохара, кроме бутылок, осколков увидели нашу ванну-сковородку. Ее откуда-то сверху вымыло. Если бы перед этим мы не обнаружили подобную, то в очередной раз были бы в полном недоумении – что за поднос, а сейчас в частичном недоумении – наша ванна?? не одинока. Сейчас пока не знаем для чего они, но, во всяком случае, поняли, что это было употребляемо. Будет хорошая погода, обязательно сходим по лохару, во-первых, интересно, что еще найдем, а во-вторых, пройдем до начала селю.

Саша и Денис должны были сегодня работать в воротах, там, где Сергей обнаружил аномалию.

А мы решили идти по дороге до лохара, потом наверх, и по лощине с «Ч» пройти до нашего объекта. Отметили дорогу, где она выходит к лохару. Вчера мы проскочили ее из-за тумана и сумерек. Теперь знаем и отметили, где она выходит. Прошли по лохару, повернули в лощину и двинулись к предполагаемому месту.  Туман, дождь, ничего не видно и вроде зашли не туда. Решили идти назад, и вышли к зарубкам перед нашей сковородкой. Ничего вокруг не видно, никаких ориентиров, а Е. М. еще удивлялся, почему GPSка упорно показывает точку 272 (сковородка), а мы просто туда и прикружили. Пошли к стенкам, и в поисках объекта нашли третью, которую вчера безуспешно искали.

Стенка помельче, чуть другого очертания, но вход в склон как всегда присутствует. Пошли вокруг по траншеям-казармам, и сделали еще один вывод – они все заканчиваются  (определенный их блок) мелкой траншеей с площадкой перед склоном, а в склоне вход – убежище? Склад? Или что?

Позавчера видели один и сегодня таже схема. Первая линия обороны на берегу. Вторая за сопками – очевидно жилая зона – с траншеями, возвышенностями, стенками, входами внутрь. Вся сопка за ПТН пронизана-перерыта ходами-коммуникациями.

Спустились в очередную широкую траншею и увидели остатки печек, причем новой конфигурации (у нас таких нет). Остановились на 2 с лишним часа. Под одной из печек нашли опять сковородку, только система отопления другая и сковородка поменьше, без верхней деревянной решетки. Модификации разные!! Здесь хоть понятно относительно, для чего ее использовали – сушили обувь (очень ее вокруг  много, правда каблука только, или сжигали, а каблуки как более прочные остались). Много спекшихся каблуков, совершенно сопревшая одежда. А каблуки валяются по всему периметру.

В центре казармы? Или перехода широкого? Остатки двухкотловой печки, плохо сохранившейся, второй котел определили по развалившимся камням. За печкой валялся какой-то квадрат со сквозным отверстием из бетона. Е. М. стал его вытаскивать и в яме около него,  целый склад бутылочек с какими-то таблетками. Их около 40 штук, несколько побитых, а 16 стояли, очевидно, была коробка-ящик, но сгнила. Перевернули квадрат, оказался как будто верхняя часть колодца 6 на 60 и чуть сбоку кусок бетона, откуда его сбросили. Очевидно, часть каких-то коммуникаций, но без начала и конца для нас. На одном торце остатки древесины, т. е. не колодец, какие мы видели.  Чуть дальше – целая чашка, но расколотая пополам. Нашли там же кирпич светлый с маркировкой,  «shinaga..». Не яма, а Клондайк. Причем эта яма параллельна той, что мы нашли вчера – опять случай, что мы набрели на нее. А может, какая закономерность в наших поисках? Но случайность, что мы что-то находим в этих жутких зарослях. Е.М. все благодарит духа Матуа, а я прагматична - мы молодцы, что так много ходим.

Такое впечатление, что если обследовать все большие казармы, траншеи, замыкающие камни – обязательно будем находить какую-нибудь мелочевку. Но это надо копать весь остров. Из мелочей вырисовывается картина – японцы все сжигали, закапывали, разбивали, в том числе и печки, и все засыпали – предметы, входы и т. д.

 И по всему, мы пришли к такому выводу, готовили они остров задолго до 1943 г. и не для обороны. С одной стороны береговая линия обороны – концепция - «Ни шагу назад» и Нападение. С другой стороны, слишком продуманные и капитальные жилые зоны, и все пространство острова в траншеях. Вполне вероятно, что лощины, которые на наш взгляд пустые, совсем не пустые – а мы просто чего-то не заметили и не нашли.

Завтра идем все обследовать яму с веревкой и забирать оставленные нами предметы.

Обследовали яму в районе ворот заставы. Вроде все советское. Завтра посмотрим, что там есть. Видна кирпичная кладка, завтра  по горизонтали – посмотрим. Пограничникам не было никакой необходимости делать кирпичную кладку, а потом ее засыпать.

30 августа. Воскресенье.

Ночью сильный ветер. Утром по краям немного тумана, небо почти голубое с облачками. + 10. В 10. 30 отправились забирать все, что нашли. Собирались довольно долго. Но все-таки вышли. Не так быстро, когда вдвоем выходим. И шли медленнее, не как мы ходим.

Е.М. проложил дорогу напрямик для подъезда тележки, и оказалось, что это совсем близко идти. Роман пилил, отбрасывали ветки Е.М. и Роман, я чуть помогала, а Саша ехал. Остальные работали, как и ожидали – чуть  больше  и осыпь страшенная.  Собрали все вещи – обувь, железо на одной яме, пошли ко второй, где бутылочки и печки. Все выгрузили в лагере. И пошли к лохару.

Прошли немного вверх, погода отличная для съемки. Все наши, кроме Сергея не горели желанием идти вверх. Так что разделились. Сергей пошел вверх, мы пошли влево - искать дорогу на наш объект, на который никак не можем выйти (а может его и нет вовсе?). Остальные забрали собранные нами бутылки и отправились в лагерь.

Мы с Е.М. зашли в правую лощину, по которой предполагали выйти к дороге на вершину, но опять застряли. По краям склонов везде видны осколки посуды. Много просто расколотой, вся со звездами и со знаками на донышке. Посуда самая разная, есть формы, которых у нас нет. В спрессованной глине был виден край посуды для нас незнакомый – оказалась целой тарелочкой с синим японским орнаментом. Сегодня у нас прямо посудный день в этой лощине, залитой лохаром. Нашли две эмалированных мисочки – розовую и голубую, и еще остатки зеленой, 2 алюминиевых мисочки, 2 противогаза с маркировкой, и еще множество белой посуды. Есть интересная керамика молочного цвета, много бутылечков, пузырьков, бутылок, всякие металлические детали, скобу, нашли какую-то резиновую штуку, похожую на клизму, она большая зеленая  и резиновая. Нашли две печки – одна, как в яме, вторая необычная – алюминиевая. Множество ржавых банок, ржавого железа, сгнившего дерева. Лохар размыл, смял казармы, или подземные сооружения. Так что целый день провели здесь, до своего намеченного объекта так и не дошли.

Сергей сказал, что дошел до начала лохара. А мы вернулись в лагерь в 21.00 – ужин, баня, дневник, компьютер – все как каждый день. Появилась мысль, пока брели по дороге к машине. Е. М. нес на груди банку-бочонок с некоторыми самыми интересными предметами. А в этом бочонке, на глубине где-то 120 см.  нашел Е.М. бумагу в комке, банка была перевернута, бумага сырая, желтоватая – а вдруг это какой план? Карта? Но боюсь, что не сможем рассмотреть, что там. Бочонок лежал по диагонали, дно не было закрыто, и судя по некоторым деталям - его жгли. Так что, может, нашли какой документ.

А мысль в дороге родилась такая. Консервировать остров начали задолго до августа, может быть сразу после капитуляции Германии. И поэтому все успели запрятать. Если так, то у острова был какой-то особый статус, предназначение. Если японцы всякую мелочевку – битую посуду, обувь – в разных частях острова прячут под полуметровым и больше слоем земли, то, как они должны запрятать личные вещи, оружие, орудия?

31 августа. Понедельник.

Ночью дикий ветер, звезды. Все летает по лагерю, капот у Запорожца с диким лязгом открылся. + 10, примерно, никто не посмотрел утром на термометр, но тепло. Очень сильный ветер с Охотского моря. Но почти весь день было солнце, вулкан стоял во всей красе.

Утром работали по плану. Осмотрели ПТН, где можно работать еще. Потом пошли на Продуктовую смотреть. Теперь мы умнее и не каждую осыпь за вход принимаем. Продуктовая имеет вокруг ту же систему коммуникаций, что и подножие сопки за ПТН, где стенки.

Нашли только один явный вход с бревнами-крепями, балками, с железными скобами, но он завален огромнейшими глыбами – взрыв, судя по всему, произвели внутри, потому что глыбы огромные внизу, а вокруг чисто.

Посмотрели следы поселка – Сергею надо все просвечивать, точно японские следы – кирпич, железо. С Продуктовой на ПТН увидели хороший продолговатый пригорок – сбегали на него и решили, что он очень перспективный для исследования. Сергею наметили его, 2 траншеи сбоку и площадь бывшего поселка. Пришли в лагерь, а там нас ждала печальная новость: тележка вышла из строя. Денис с Сашей поехали на берег – посмотреть лодки, набрать питьевой воды (мы ее теперь берем на берегу из источника, который выбегает в море, а это дальше нашей стоянки у слипа), привезти ПСН.  Сели мы в машину и поехали по своим делам – к объекту, который от нас скрывается. Через 200 м. Маркуша заглох, и мы пошли пешком (все вместе начало ломаться). Е.М. предлагал через аэродром идти, но мне кажется, что через ПТН, ольховую дорогу идти короче. Силы экономлю.

Ветер был сильнейший, снимать камерой было невозможно – руку ветер дергает. Прошли по лохару до того места, где были вчера, еще немного  и пошли наверх. Лощина удивительная: вся в стенках, засыпанных ходах и заканчивается огромным насыпным  холмом из камней, который с другой, вроде естественной возвышенностью преграждают  движение вверх. Зачем, почему эта лощина такая навороченная – непонятно. Стали спускаться вниз и наткнулись на гильзу, которая лежала около трубы. Гильза где-то 150 мм, непохожая на уже имеющиеся. Предположили, что может быть здесь была открытая артиллерийская позиция (гильза-то есть!) Поэтому  и выработка огромная. Орудие закатили в укрытие и все замаскировали. Отсюда такая и укрепленность. Нашли огромное количество печек (штук 8 не меньше, но как всегда, по частям), какую-то бомбу не бомбу, гильзу, бетономешалку (гильзу и бетономешалку Е.М. тащил до лохара). Во всех траншеях разбитые печки, лохар вымыл часть этой лощины, т. е. до самого верха она была напичкана помещениями.

До развилки спустились, до того места, где лохар захлестнул лощину, и пошли по левому ответвлению. И необъяснимо – левая часть от предыдущей разделена небольшой возвышенностью, пригорком, но совсем пустая, никаких следов пребывания человека. Трава тонкая, дорога довольно легкая, прекрасные лужайки для отдыха, красивые выходы красных шлаков – и пусто. Почти до вершины прошли, а дальше и силы убавились, и главное бессмысленно гулять по пустым местам. Наш рабочий день длился с 10.00 до 21.30.

Машину к вечеру подчинили, а тележка пока не работает. Еще сегодня я мыла японские ботинки, они очень быстро в воде по деталям разваливаются, поэтому мою по одному, чтобы хоть крой запомнить.

1 сентября. Вторник.

День знаний, какие он нам знания прибавит? + 12, к вечеру + 18, а днем, похоже было +20+22. Безветрие, тепло, вулкан весь виден. Изменил свою форму, первая вершина стала меньше, вторая – выросла. С утра все, кроме Сергея и Романа поехали на берег. Во-первых, тележка, - ее надо оживлять. Во-вторых, Е.М. собрался быть телепузиком, а Денис повесил на него все снаряжение для погружения.  Чинили, промывали, крутили тележку очень долго. Я ходила по берегу, фотографировала птичек (с большими трудностями – летают и маскируются), цветочки, бабочку, железо, поела земляники. В перерывах подходила к тележке, где самоотверженно трудились мужчины. Стали заводить (в основном Саша и Е.М.), а это огромные усилия, но тележка заупрямилась. Понемногу  пыхтит и замолкает.

Позже Е. М. нырнул в другом месте, уже без снаряжения, говорит, что неинтересно – сплошные водоросли. При первом нырянии, вытащил морскую капусту нам для пропитания, вечером из нее Денис сделал вкусный салат, чуть жестковатый. Роман пожарил картошку и получился полезный и вкусный ужин.

Роман – молодец, сам себе находит работу, оббил торец  нашего дома толью со стороны бани. Вечером, в 19.00, так и не заведя тележку, вернулись в лагерь.

Вечером осматривали яму, где в районе ворот Сергей увидел аномальную зону. Аномалия оказалась (по нашему предположению) бывшая японская печка, где, как обычно, они что-то сожгли. Потому что присутствует и кирпичи, и зола, и сожженное железо. Или она была разрушена, или пограничники ее разрушили – расширяя территорию лагеря, но, во всяком случае, около кирпичей наши бочки из-под горючего и всякая гадость, нам, во всяком случае, ненужная. Я отмыла часть наших находок – обувь, мелочевку (пуговицы, пряжки), фаянс, тарелки, часть бутылок, обувь. Интересно – из экономии? Из целесообразности? Или из особенностей традиций кроя? Вся обувь состоит из многих деталей, иногда 7 деталей, не считая подошвы. В некоторых моделях и подошва из нескольких слоев – подошва, каблук, набойки, прокладки, которые есть даже из тонкого дерева, как стружка. Подошвы – в одном типе рифленая резина, в другом – металлические шипы, подковки на носках, каблуках ровные и полукруглые. На одной видна надпись «lion». Кожа после мытья стала чистая, но скукоженная. Второй раз буду мыть – под пресс положу. Вот и еще один день закончился. Надо быстро мыть все и уже начинать паковаться, время как-то быстро идет. Много еще всего осталось на лохаре.  Не посмотрели озеро в б. Айну, где японцы какие-то пробы брали в прошлом году. Дел еще невпроворот. Много времени ушло на быт и технику. Но… все это необходимо. Гораздо приятнее мыться в бане, жить в тепле!

2 сентября. Среда.

Утро пасмурное, прохладное, но без тумана, вулкан весь виден. + 9. Днем совершенно синее небо, отличная видимость, в безветрии жарко.

С утра отправились на ПТН, на место, где зимовал трактор. Вычисляли с Е.М., немного не очень уверенно подтвердил Сергей – предположили, что вход может быть справа от места прошлого года. Роман – пильщик, Е.М. таскальщик. Я ходила по окрестным траншеям – в итоге: найденные помойки, гильза неплохая с иероглифами, котел новой конфигурации, опять разбитые печки, бутылка вся в надписях из-под пива. Уже вечером пришла мысль, а если у них вход не параллельно, а вниз идет, т.е. после глины узкий вход, а потом бетон? И может, вообще не было главного большого входа, а просто много небольших, а внутри связь со всеми уровнями. Ведь коммуникационная сеть у них вся соединена.  Но посмотрим. А мы пошли за сопочку – искать дорогу, и заодно посмотреть лощины за сопкой. В итоге прошли километры, обогнули всю пологую часть острова. Видели кладбище разбитых печек самой разной конфигурации. А вообще, вроде лощина похожа на укрепленную, но почти ничего нет. Даже стенки из камня маленькие, неорганизованные и несерьезные. На всем пути – траншеи, казармы, засыпанные как всегда, входы и … пусто. Посреди дороги бутылка, потом вторая, труба в земле, 2 пустых бассейна – всякая пустяковина. И ужасная высоченная трава, прямо джунгли. Золотарник метра под 3, белокопытник (экспедиционное название – лопухи) с листьями в диаметре до метра, не меньше, ствол его не ломается, пока с усилием ногой не придавишь, а ствол см 15 и внутри вода. Пепел от вулкана все засыпал, а день жаркий – пыль столбом. Даже дождь не смыл пепел. Так что жарко пыльно и грязно.

Сегодня Дух Матуа нас не порадовал, и, судя по всему, спал и забыл о нас. Сплошная усталость, а результат мизерный. Наткнулись на котел, подобный утреннему, только поменьше, и Е.М. пер его как скатку через плечо  сквозь заросли дебри. Вышли к сожженной куче патронов, но сил идти к Клюву не было. Хотя чуть раньше и думали сбегать туда. Если бы на экспонатах были видны усилия, которые тратятся на их доставку, то и их самих бы не было бы видно! Да…, легко шагая через ольшаник и заросли с килограммами на плечах – таков почти постоянный вид у Е.М. – прогулка по острову!

У трактора опять гусеница свалилась, и Е.М. побежал на ПТН помогать, а я  - к японским ботинкам, мыть их по второму разу. Е.М. по рации призвал меня на ПТН с камерой. Сегодня видно Райкоки, Расшуа и Онекотан. Забралась на крышу, но ветер сильнейший, камера раскачивается, хотя и на треноге. Потом посмотрим, что получилось, но вряд ли замечательно.

Сегодня еще раз попытались завести тележку, но, …увы. Завтра пока не знаю планов. Сергей ничего определенного не говорит. Е.М. и я вроде чуть поняли логику сооружений японцев, так, во всяком случае, нам казалось, а сегодня оказалось, что наша логика не срабатывает, японцы перехитрили.

3 сентября. Четверг.

Ночью ветер, но теплый. Утром + 12, к 10.00 + 17. Солнце, голубое небо, ветер, жарко. Вулкан прекрасно виден, но выбросы сильные и опускается по склону и ползет  вниз. Если представить себя на вершине в такой день, то точно вдохнешь газов.

С утра решили съездить к крестам, выполнить обещание – крепче их зацементировать. Правда с ПТН видели, что один хорошо стоит. Собрались, загрузили Марка, сели в машину Роман, Е.М. и я. Но пришлось выходить – опять не заводится.

Ботинки часть вымыла на два раза, а часть на второй раз замочила. Вымыла железо, гильзы, бутылки, осколки посуды. Вообще работала мойщицей. Механики собирали, разбирали, консультировались с Петропавловском – что куда вставляется, снова собирали. Роман и Саша подчинили слив из бани. А я, устав от ожидания действий, сварила кашу, сделала салат, напекла оладьи. Походила, погуляла, поела и набрала земляник. Все ожидала, что машина зафырчит, но не дождалась. К сожалению, и вторая техника вышла из строя – а нам надо забрать с лохара, с первой стенки, проведать кресты, все вывозить на берег – дел невпроворот, а техники нет.    

Перекусив, отправились на ПТН, смотреть яму, которую обнаружили в экспедицию весной 2005 г. Вечером просмотрели эту яму в фильме. Осыпь сильно осела. Вход в суглинке, вниз спускается веревка. По нашим предположениям дальше должен быть бетон.

Вечером за ужином вспомнили окончание Второй мировой, и был тост за Отечество, и это нормально. Такие экстремальные экспедиции собирают правильных людей. Завтра по погоде собираемся понырять, а мы с Е.М. пойдем осматривать пропущенный нами дом недалеко от аэродромных построек – в прошлом году не дошли вроде бы из-за отсутствия дороги, но вернее всего из-за нехватки времени. Так как отсутствие дороги для Е.М. не преграда – мачете в руки и после  него почти асфальт.

На повестке дня Марк и тележка, очень они нам нужны. Вулкан весь день пыхтел, и по склонам сползали выбросы.

В плане у нас есть посещение новой земли и м. Клюв. Батаев, как всегда, загадочный, ничего определенного не говорит. Виталий гуляет, сегодня ходил к м. Юрлова  - устал.

4 сентября. Пятница.

Утро почти солнечное, легкий туман, +5. Прохладно. С утра решили ехать на нырялку, пока все собирались, я мыла свои богатства – кожу, меха – жуткая грязь. Фуражки, одежда совсем не сохранились, получатся просто образцы тканей.

Поехали к Топорковому. Денис взял подводную камеру, снимать железо на дне. Но у него кассета закончилась, снимал минут 10, но железо зафиксировал. Ветер  холодный на берег идет сильный накат, но минут 25 Денис был в воде. Около 13 вернулись, и мы с Е.М. пошли  к строению недалеко от аэродрома, в котором ни разу не были. Оказалось, что туда ведет дорога, правда как всегда заросшая. Здание японское, похоже на большую казарму, непонятно назначение надстройки в виде башни. Вроде обыкновенный прямоугольник в плане, но стены см 30, с одной стороны надстройка кубическая, в центре понижение с нишей, арочная печь с круглой бетонной трубой, мощная котельная, над ней усиление в  виде  уложенных горизонтальных труб, забитых кирпичом и залитых цементом.

По надписи «Воин! Гордись, что ты служишь в ПВО» (не дословно, на фотографии надпись хорошо читается) можно судить, что это было их хозяйство. Вокруг развал, помойки, бочки. Следы японские везде видны – и в кладке, и в бетоне, но настолько все «модернизировано», что диву даешься. Мощные стены, фундамент, отмостка – а над ними жутчайшие двери из фанеры, крыша из горбыля. Здесь служил наш знакомый из Чернушки.

Потом пошли на малую котельную с казармой. Казарма огромная, но общий вид-план трудно представить. Все заросло. Я ее в прошлом году пыталась зарисовать. Надо будет чертеж посмотреть. Похоже, 2 туалета, 2 бани, печи, большой фундамент со многими помещениями. К 18.00 опять пошли на море. Ныряли Денис и Е.М. Денис выступал в роли учителя. В этот раз Е. М. дали 4 плашки свинца, и он опустился на дно. Вечером прилив сильный, и из-за течения не смогли подойти к Ройо-мару, и водолазов наших сносило, когда они под водой были. Я пыталась на камеру снимать, посмотрю, что получилось – то лодка трясется вместе с рукой, то камеру забуду включить, увлекшись рассматриванием, то шторки забуду открыть,  Не получается из меня оператора, надо учиться. Поснимали и вулкан, и под водой.

Техника на 2/3 вышла из строя, и появились некоторые проблемы с водой. На тележке теперь не привезешь. И сегодня с бутылками, канистрой по частям носили воду.

При автотранспортном дефиците появилось у нас еще одно транспортное средство – четырехколесная тележка, сооруженная из одной части ПСНки с прикрепленными колесами. Завтра будет проходить испытание – поедем первый крест укреплять. Правда, часть груза, воду с канистрой, Е. М. отнес почти до аэродрома, когда ходили к дому с башней (как всегда весело прогуливаясь по острову, помахивая 20-ти литровой канистрой. Это у него уже в привычку вошло – то гильза, то котел, то мешок с железом). Е.М. настаивает, чтобы все готовились сдавать на права,  вождение нового вида транспорта надо осваивать.

Завтра посмотрим, примет ли тележку остров,  или она тоже сломается.  После первого креста пойдем с Е.М. поснимаем береговую черту.

5 сентября. Суббота.

Туман светлый, вулкан чистый к 10 часам солнце. Утром + 6. Погода отличная.

С утра на самодельную тележку погрузили песок, цемент, воду – поехали на первый крест - его надо укреплять. Кадры получились потрясающие – три мужичка тянут, один сзади толкает. Меня послали вперед делать исторические кадры. Я бегом вперед – это только с утра можно делать, пока еще силы не растрачены, налегке (чтобы лучше бегала рюкзак мой положили в тележку), в кроссовках. Конечно, все-таки это не Марк и даже не тележка, и 4 ВД с 4-мя людскими силами доставили груз по назначению, хотя и стоили огромной физической нагрузки.

Переукрепили табличку, притащили камней с берега, подняли укрепление на см 50, все зацементировали. Е.М. и Виталий выступали в роли скульпторов-художников. В 13.00 все закончили, и в 13.30 мы двинулись по своему маршруту – я и Е.М. Через аэродром по лохару пошли наверх к пятну на одной из сопочек. Оставшиеся, мне показалось, с некоторым ужасом смотрели на нас.

 Поднялись высоко, к самому истоку лохара. Первые ручьи шли тремя потоками (снежники таяли, ледники, видели в одном месте под пеплом снег). Затем потоки слились, и пошла масса камней. Земля вся утрамбована, идти очень тяжело. Ближе к вулкану пепла до 20 см. Пыль столбом, а где утрамбованная земля, идти невозможно – скользишь, нога не цепляется.

Дошли до седловины, осмотрелись – везде работа вулкана – пепел, серные поля, выходы, которые Сергей принял за снег, следы потоков воды, ободранная безлистная ольха. Перешли плато на высоте 610 м – без травинки, только пепел, камни. Осмотрелись – попытались наметить маршрут, спустились - поднялись и оказались прямо в сказке – потрясающая долина, зеленая, с полянами, огромными камнями – трудно даже представить было ее существование, глядя на эти склоны снизу. Даже для Е.М. оказалась эта долина неожиданностью. Оттуда, из долины «Вервита» (так мы ее назвали в честь нас, можно и Вервитовская долина) стали намечать путь, или идти по долине, или посмотреть ближайшую лощину. Кстати, долина наша совсем необжитая. Решили посмотреть лощину – черти как спускались, ломались, ноги все вывернулись, назвали ее Звериной – с двух сторон камни, один похожий на медведя, другой – на льва. С нашей точки зрения, долина замечательная для укреплений, но странно ничего нет. А перед лощиной была сопочка, в небольших траншеях, зачем они там? Для чего? – непонятно.

Перешли во вторую – тот же результат. Решили идти к лохару, и домой по нему. И вот тогда местный леший нас завел незнамо куда, да еще и туман опустился. Шли мы вроде параллельно лохару, никак на него выйти не могли, и ломались напрямик, шли по долинам. Время поджимает, туман густой, а нам надо до тумана выйти из зарослей. И в итоге мы оказались в знакомом месте для Е.М., вышли на Губановку (б. Айну) – кошмар, да и только. Было опасение у Е.М., что мы идем в ту сторону, но чтобы так точно!

Лощина еще ужаснее, чем предыдущая – русло ручья с огромными камнями, грязь, лужи, и все прикрыто травой и зарослями. Вышли к бывшей Губановке – течет довольно активно вода, видно, что рукотворный сборник. В лощине кроме кошмара под ногами увидели печку на три котла, бассейн, трубы.

В 21.15 вышли на дорогу от  Айну, перед этим в тумане  искали хоть какие ориентиры - где дорога, Е. М. конечно нашел и двинулись к лагерю.

В итоге в 22.15. подошли к лагерю. Е.М. увидел мою физиономию после очередного подъема и забрал у меня рюкзак, стало мне легче, а то думала, что ноги перестанут двигаться. Но все равно шла как на автомате. Результат нашего гулянья по лохару – нашли трубку от секретного изделия,  но другой модификации, открыли долину, увидели истоки лохара, отметили, что не все лощины японцы осваивали. Логика японцев стала еще непонятней.

6 августа. Воскресенье.

Туман, ничего не видно, но тепло. + 10. После вчерашней пробежки, плохо спалось, так что утро я встретила уставшая. И когда пошли на Клюв, вспоминала Марка, который стоит и отдыхает, а мы ходим, где можно проехать. Очень много времени и сил тратится на длинные пробежки. Пошли на Клюв, хотели попасть на Новую землю, но туман такой, что ничего не видно, а скалы и кручи страшно смотреть. Не видно ни земли, ни ближайших сопок. Прошли через бывшую заставу, все разрушенное, страшное, везде бочки и судя по качеству построек, все советское, кроме большого бетонного фундамента.

Посидели на крутом откосе, посмотрели на другой крутой склон, подождали солнца, но, решив, что бесполезно пошли в ту лощину, которую пытались пройти в прошлом году. Ее тоже задело другим селем, опять заросли и нашли только одну печку. Учитывая, что на склоне за Клювом, есть дот (но войти в него не смогли, только чуть откопали амбразуру). Дот ж\б шестигранный, с двух сторон к нему подходят траншеи.

На Клюве огромное количество пепла см 10, в некоторых местах шикша засыпана почти до верхушек. Грязь до невозможности. По лощине, которая еще больше заросшая, чем в прошлом году, прошел поток грязевой, в конце внизу деревья повалены. Попрыгали назад по камням, подобрали немного железа.

Пришли в лагерь, впервые  за много дней пообедали в 15.00, и побежали на ПТН. Е. М. то побежал в полном смысле слова, а я еле ползла: туман и может быть не отошла от вчерашнего путешествия. А потом пошли на нашу обувную яму, во все стороны обувь разбросана, но наша коллекция позволяет быть разборчивыми. Взяли пару настоящих таби, они как из резины, один резиновый сапог, нашли подсумок из какой-то резины-пластмассы? – вытащили из земли, и она на глазах стала ломаться. Все-таки мастерская: в одном месте обувь, одежда, фуражки. Сегодня в другом месте – зимняя одежда, в третьем – подсумки. Немного стекла (чашек) нашли. Решили обследовать ближайшие траншеи и казармы на предмет находок. Но ничего не нашли. Логика немного понятна – поняли, где прячут, но зачем? Было бы что дельное, а то консервы, битая посуда, бутылки, чаще всего разбитые. Вроде рассчитывали вернуться в лагерь пораньше, но появились в 21.15.

Сергей смотрел сегодня аэродром. Вроде ничего – ВПП как ВПП. А про яму на полосе (на полосе провал, а внизу галька) он забыл посмотреть.

Сегодня Е.М. был добытчиком, когда ходили на Клюв, взяли морской капусты. Роман и Виталий ее сварили, Е.М. сделал салат, и картошка с тушенкой. Роман  начал уже паковать вещи-экспонаты, записывать, считать продукты. Уже пора готовиться к отъезду, а техники-то нет…

7 сентября. Понедельник.

Утром пасмурно, видны ближайшие сопки, линия моря. Трава почти сухая, росы нет, как в предыдущие два дня. + 7.

С утра все взялись за Запорожца, прямо начинается его третья жизнь. Возились долго, прямо на целую кассету, и колеса ему все четыре новые поставили, и в салоне всю грязь, накопившуюся за три года, убрали, и мотор на стропы привязали (подняли с земли), получился как больной с подвязанной челюстью, и масло меняли и смазывали.  Но он бежать никуда не захотел. Притолкали его назад, и теперь на территории – и он, и Марк, и четыре колеса  с частью ПСНа на них.

Пообедали, я сегодня изгалялась -  искала заменитель хлеба. Испекла лепешки из пельменного теста, на мой взгляд, получилось вкуснее, чем черствый хлеб. В 18.00 пошли на ПТН.

Прошли уже метров 8, дырка четко идет вниз и внутрь, начались камни. Е. М. достал консервную банку, говорит, что она была вставлена с той стороны. Вытащили каменюку, а она оказалась бетоном, который был залит в бочку (форма бочки сохранилась). Что этот бетон внизу делал? Тем более, наверху в кустах валяется вторая часть этой бетонной бочки.

А после этого бетона идут большие камни. Если японцы засыпали, то при чем здесь кабель, банка; а если наши, то откуда каменюки. Поблизости на ПТН нет ничего похожего. Не хочется, чтобы опять этот вход оказался подземной шахтой без входов и выходов, и ответвления все засыпаны.

Надо уж в ПТН попасть. Но ясно, что сопка естественная, просто ее использовали как хороший рельеф для строительства и размещения чего-то.

8 сентября. Вторник.

День пасмурный, прохладный, + 7, вулкан не виден, в тумане, а вообще-то видимость отличная. Море сильно шумит. С утра Роман приготовил толкательное средство передвижения – ПСН-4 (часть ПСН и 4 колесика), нагрузил туда пока только наши упакованные экспонаты. Все это придется таскать на себе по берегу, а до спуска на ПСН-4. Кошмар полный, и хотя мне вряд ли придется участвовать в перетаскивании, но мне уже страшно.

В прошлом году электроника хандрила, в этот раз механика. Не даром говорят, что на Матуа аномальная зона. Сергей, Е.М. и я пошли сначала в нашу артиллерийскую долину (просветить холм, где по нашим предположениям может быть артиллерийский ангар). Е.М. нес тележку (георадар), я колесо, Сергей компьютер. Дошли до верха артиллерийской лощины, Е.М. и Сергей сделали два профиля. Пока они это создавали, я обежала холм – система траншей серьезная, а ближе к вершине – 2 стенки и эллипс из камней с эстетикой резиденции. Позже Е.М. очистил площадку верхнюю, так прямо красивое сооружение.

Прошли профили – Е.М. направлял колесо, работал ассистентом. Но определенного ничего от Сергея не услышали, то ли засыпка, то ли что-то есть, то ли овраг.

Пока Сергей обрабатывал данные, мы пошли к эллипсу, все замерили, отметили. Пошли по трашеям-казармам. Нашли бутылку большую. Е.М.  наткнулся на что-то, очень похожее на сковородку нашу, только с другой системой печек и высокой облицовкой деревом. Отметили и пошли назад в Айну, просвечивать холм – наблюдательный пункт без входов. Холодина жуткая в Айну. Новым взглядом посмотрели на бухту и поняли, что она нами практически не обследована и не описана. А укреплена она мощно. Траншей всякой глубины и конфигурации огромное количество. Т.е. есть еще одно место, которое необходимо осмотреть. Завтра, наверное, пойдем на красный дом, до которого не дошли в прошлом году. Там еще какой-то непонятный холм, а через дорогу вообще целина для нас. Мы прошли по берегу, приметные доты описаны, «Лапшедоты» и внизу до дороги. Когда сидишь и смотришь на склоны, то и дороги вроде есть и перспективные лощины. И понимаешь, что уже столько много сделано, что каждая экспедиция прибавляет знаний, но впереди еще больше остается.

На склоне к эллипсу нашла кусочек чашки для (саке) соуса – на дне 2 иероглифа, на стенке – рисунок смешной – метла и веник. Сегодня лишний раз подтвердилась наша теория – стенка, вход в склон, вокруг система траншей, на пересечении – казармы. И везде, где замыкающие камни – что-то зарыто, но чаще всего хлам. Где все вещи? Где обмундирование?, оружие? Посуда, мебель?

Очень холодно. Сергей в холме вроде что-то увидел, может быть, помещение. Но и по нашим предположениям там должен быть наблюдательный пункт.

9 сентября. Среда.

 Переходим ко второй тетради.

                                Ч А С Т Ь – 2

9 Сентября, среда. Ночью сильный дождь, туман, весь день дождь сильная морось – Е.М. распорядился устроить день отдыха. А мы потихоньку пошли к красному зданию в бухте Айну.

Отдых нужен, Саша и Е.М. простыли, Роман устал, я какая-то уморенная, – вся атмосфера давит на меня, то ли давление низкое, то ли просто голова болит. Шли медленно, и то устала. Но день прошел не бесполезно. Во-первых, красное здание: построено из кирпича, единственное на острове, Е.М. высказал мысль, что оно плохо построено, но убедились в обратном. Толщина в два кирпича, промазано цементом с  металлическими стержнями укрепления. Над окнами металлические балки, потолок укреплен балками, сам железобетонный. Внутри много железа – уголки, стеллажи, огромные баки – квадратный, 2 круглых – как вытяжки, определенно было какое-то производство. Наши конечно там кое-что переделали, но все равно видно солидное сооружение. Вокруг в земле столбы диаметром в 30 см, с одной стороны колодец 70 на 70 см. Е.М. это напомнило отряд 731, музей которого он специально посетил, находясь в командировке  в Харбине. Еще одна очередная загадка. Потом пошли вдоль сопки, где «Лапшедоты»,  прошел водяной поток, но не большой, видны осколки посуды, но без маркировки  и не брали, вымыло две широкие доски. Нашли осколок вернее две-трети вазочки с голубым орнаментом. По всем осколкам, посуде, которую мы нашли в этой экспедиции – все у них тут было, но где оно? Как хранится, почему вымывает редко целое? Или уже все старались уничтожить? Вдоль сопки несколько отвалов камней в виде горок, за ними вроде входы засыпанные, но если учитывать укрепленность этого района, то так и должно быть, только на наш взгляд не хватает артиллерийских дотов. Система траншей беспрерывная. Интересный очень эскарп. Другой формы, чем около аэродрома, но огромней – вход около 40 метров, с двух сторон как площадки, ширина на верху 5 метров, длина 20 метров, площадки по 4 метра, высота 5 метров. Судя по всему для бомбардировщиков. Пошли к дороге, поняв всю бессмысленность поисков чего-то в таком тумане и дожде. Я вообще ничего через очки не видела, вытирала их мокрым, но видимости хватало на 1 минуту. Ветер сильнейший и вообще холодно. Напротив вчерашнего наблюдательного пункта (я думала, что это корректировщик) увидели хорошую открытую артпозицию. И обратили внимание еще вчера на три широченные дороги, ведущие к морю. Пошли по ним. Одна 5м шириной, 350 м длиной, подходит почти к доту с котлами. По сторонам открытые артпозиции, крупные, укрепленные такими металлическими пластинами, что валяются на берегу. Стенка укреплена металлическими конструкциями – железный сдвоенный уголок плюс пластины. Теперь понятно стало – из таких конструкций делали каркас, а потом сетку и маскировку натягивали. А во второй позиции – похоже, что нижний этаж закрывался так же металлическими конструкциями вроде конструктора, стены внизу укреплены днищами бочек, и вся эта конструкция провалилась. Вторая дорога – вернее глубокий ров шириной метров 8, глубиной 6 метров, пошли по двум сторонам. Заканчивается ров – артпозицией над морем. Ров-дорога 150м. Третья дорога 100м, потом сворачивает налево, но туда пошли, совсем плохая видимость. Но дорога привела к позициям артиллерии и к какому-то разрушенному объекту, очень крупному. Есть следы подземных переходов, есть казармы, примыкающие к артпозиции с бревенчатыми укреплениями и подземным помещение, очевидно для укрепления. И везде траншеи, траншеи. Решили сегодня пораньше вернуться. Уже в 17ч.30 мин были в лагере – тишина, все отдыхали. Серега сидел за компьютером (позже показал фильм, когда в 2005 году они были с Путовым на Матуа). Роман готовил ужин. А часов в 19 три богатыря отправились на берег. Такой шторм с накатом, что пришлось лодки почти под склон перетаскивать. А сейчас – все прекратилось. Тихо небо в звездах. Все в бане выгоняют болезни.

10 сентября.  Четверг.

Утро солнечное, небо голубое, над Охотским морем темная туча – туман. Вулкан открыт, выбросы периодически, но от Охотского тумана вид имеет  мрачноватый. Температуру никто не посмотрел, но где-то +5+7. Немного осенний вид у утра. Трава заметно цвет изменила – лабазник отцвел, земляники уже нет, золотарник темнеет, хотя и стоит как лес, через который трудно ходить.

Закончился хлеб, тридцать дней питались хлебом, долго так. Второй день питаемся лепешками. Вроде бы и ничего. Я, во всяком случае, с удовольствием ем. Экспедиция идет на убыль – Роман все пакует. Сергей все ездит, но если у Романа есть результат, то у Сергея его не очень видно. Очевидно, время покажет.

Виталий в свободном полете. А мы – Денис, Саша, Е.М. и я на исследовательских  работах.  Шли сначала по кабелю, потом нашли пачку от сигарет и консервную банку, время от времени встречаются пружины от кроватной сетки. Сегодня много кусков толя, металлический уголок (часть от какой-то алюминиевой детали, которая, как и часть забетонированной бочки валяется наверху), какая-то резиновая мягкая прокладка со следами двойного круга. Такое впечатление, что ходили туда – отсюда и след, а потом взорвали – глыбы. Но ходили, наверное, не в открытый ход, а нашли щель – уголок выполнял роль лестницы. К вечеру в 17.10 через  отверстие видно – лежит белая эмалированная кружка, какая-то труба, палка. Е.М увидел помещение, и дальше вниз. Судя по всему, мы через верх вышли в боковой выход.

Когда мы попадали в штольни, кроме  боковых коридоров  (которые, как и вход на нижнем уровне склонов), обязательно были ответвления, которые шли круто вверх под углом в 60 градусов и всегда были засыпаны. Если так, то мы вышли в верхнее основание  такой штольни. Ну, теперь было бы сверхотлично, если бы мы по ходу спустились в другие коридоры и может быть, хоть они не будут пустыми. Но, во всяком случае, нашли вход-выход в ПТН.

В бинокль долго изучала окрестности и нашла три эскарпа, по которым мы хотели выйти к сотам. Было интересное явление на море. На глубине, среди синевы белые барашки, как при отливе над камнями. Подумали – может это место затонувшего корабля. Е. М. посмотрел и уверенно сказал – подводное землетрясение. И действительно, через некоторое время барашки исчезли – мель потерялась.

На море волны сильные, сильнейший накат. В 15. 47  был довольно сильный толчок, думали трактор так завелся. Наверное, баллов 5 было, но трудно точно определить в непривычной обстановке – ни тебе цветов, шкафов, которые дребезжат. Толчок ощутили и в лагере.  Вернулись в лагерь в девятом часу, ушли в 11.00. Внезапно после солнца наполз сильнейший туман и начался дождь. Вечером, как всегда – ужин, баня, компьютер, дневник.

11 сентября. Пятница.

Ночью жуткий ветер, палатку у Виталия сорвало с места, но в домик идти не желает, хотя все и уговаривают. Утром ветер сильный, то туман с моросью, то тучи, а иногда и солнце. Типичная осенняя погода.

Снарядились основательно для спуска в штольню.  Утром + 9, очень тепло для 11 сентября, если бы не ветер, так прямо бабье лето. Только без паутины. Вообще с живностью на острове напряг – ни жучков, ни паучков, только тощие надоедливые полумухи. Сергей на аэродроме, что просвечивает и что видит пока неясно. Говорит, что между эскарпами что-то интересное, но определенно сказать не может, надо еще смотреть. А мы отправились все, кроме Виталия на ПТН.

От поверхности прошли 9 м 20 см. Опустили галогену, обвязали по всем правилам техники безопасности Е.М. и опустили его в дырку. Потом пошла я. Но дырка дыркой и оказалась. Помещение - выработка – камни огромные, небольшое бревно от крепежа – результат взрыва и судя по всему проход вниз, но засыпанный камнями. Вроде взорвали японцы, но остался вход, и туда ходили наши пограничники, и взорвал еще наши – подальше от греха. Отсюда и пружины, и алюминиевый уголок, и кружка.  Полное разочарование.

Посмотрели на то место, куда в 2005 г. Е.М.залезал. Есть даже эпизод в фильме, где он говорит: «через м 5 осыпь, но интересно до жути». К этой небольшой щелке ведут каменные стенки, невысокие до 1 м. форма буква «Г». Справа горка и как дорога к склону. Повернули для осмотра на вход Е.М. Чуть присмотрелись и удивление. Весь вход сверху и с боков в бетоне. Справа каменная стенка на цементных кусках как будто мешки с цементом залили водой,  а сами  мешки убрали. Внизу большая цементная плита лежала, которую разбили, а Саша убрал с дороги. Мне кажется, что было что-то вроде козырька. Е.М. – что специально забетонировали сверху, маскируя. А потом часть между каменными стенками обвалилась. Такое видим впервые. Если потом цементировали (больше похоже на цемент или плохой бетон), то зачем цемент укладывали в основание стен? Вход с крупными бревнами (как коридор) затем мощные крепи, внутри в м 5 от входа – провал-завал. Естественный или искусственный завал – завтра посмотрим. Достали какую-то крышку медную с краником (как от баллона). В бетоне сбоку лежит баллон большой, доставать не стали – это главный аргумент в предположении, что бетон – маскировка как и засыпка. Нашли большую воронку для топлива – советского производства. Что она там делала? В 21.50 был продолжительный толчок, но как-то не страшно, хотя из столовой сказали всем выйти.

Работали до 20.50, дома поужинали. Генератор что-то хандрит – какая-то механическая эпидемия, света нет, пишу с фонариком во лбу.

Е. М. звонил Урбану – вести не очень утешительные. 15го сентября не могут за нами придти, только в 20-х числах.

12 сентября. Суббота.

Ночью и утром сильнейший ветер, с Охотского тянет туман, который время от времени превращается в сильную морось или дождь. Над Тихим океаном небо голубое, в 11.00 + 11, тепло, но так как ветер, по лагерю ходили в шапках.

С утра чинили генератор. Саша и Е. М. пошли на объект. У меня вспомогательная роль - фотографирую, в перерывах строим предположения, а потом я изображала технику безопасности – сидела перед входом, пока Е.М. уходил под землю и смотрела за трещинами в своде и стенах.

Сегодня увидели всю солидность объекта. Первоначально было в данной штольне что-то вроде коридора из досок, затем мощные три столба в виде «П» диаметром 40 см. Это и есть вход, а далее крепи из столбов, чуть потоньше, через 1 м., стены и потолок из досок. Где-то в районе третьей крепи, завал, слева гнилые бревна.  Предположили, что сверху попала вода, проделала колодец в почве, а затем и потолок прогнил.

Сверху с улицы, вход вместе с крышей и, судя по кускам цемента, коридором, покрыт метровым слоем цемента. Не бетон, а впечатление, что лили цемент, посыпали гравием, а потом опять цементом заливали.

В земле ничего нет, кроме какого-то огромного болта. А потом часов в 17, Е.М. ткнул в завал палкой, и сначала немного, а потом и массой рухнуло все вниз. Думали, что рухнула площадка с камнем, которую видели наверху, но обрушение произошло на 1,5 ближе к входу. Пока стояли, обсуждая масштаб катастрофы, произошло еще два обрушения, дырка стала диаметром до 2-х м. И стало понятно, что с этим нам не справиться. Да еще и поняли, что консервация у японцев была на высшем уровне. Все запрятали, замаскировали. А это, судя по всему, был ход в какое-то хранилище, или еще куда, но что-то важное. Мы еще подобного не видели – четкая маскировка.  Если с самого начала бетонирование предполагалось – то какой-то важный объект, если такое усиление.  А если это маскировка, то тем более – там что-то есть.

 Это говорит о том, ПТН – объект, который требует отдельного изучения и отдельного времени. Завтра начинаем складываться, заниматься транспортером, таскать – готовиться  к отбытию.

13 сентября. Воскресенье.

Закончилась очередная неделя на Матуа. Утром туман, морось, с 16.00 дождь, потом сильный дождь. Утром в 10 часов + 11,2. Очень теплая температура для середины сентября. Но жары нет. Сейчас дождь усилился, наверное, с Тихого океана циклон подошел.  С утра пошли все на лохар за нашими оставленными мешками, печками. Туман сильнейший, как ежики в тумане. Распределили тяжести Саша и Е.М. взяли печку, Виталий и Денис – бетономешалку и на каждой остановке смеялись, что все на месте, хотя никто не получал ничего по акту. Я несла легкую печку и деталь от бетономешалки. Туда шли 1 час 5 минут. Назад – 1 час 35 минут, хотя и с большими остановками. Вечером за ужином Виталий сказал, что они с Денисом плыли в тумане. У Дениса глаза стали по пятаку, с бетономешалкой в руках он себе не напоминал легкого и воздушного. Конечно, трудно представить, что со всем имуществом мы плыли, но зрелище незабываемое – 10-я экспедиция с мешками, печками и т.д.

В 17.30 отправились к берегу отвезти очередные тяжести, снять мотор с тележки, чтобы отвезти его в город ремонтировать, попытаться вытолкать тележку наверх.

Вышли на берег в сплошной дождь. Сначала толкали тележку с печками и бетономешалкой, как лошади в паре. А потом мотор еле-еле сняли. Дождь усилился, все насквозь мокрые. Этот тяжеленный мотор тащили ближе к месту посадки. А потом в лагерь под дождем с пустой тележкой.

Вечером все чистые и жизнерадостные, как и не были на острове 30 дней.

14 сентября. Понедельник.

Ночью сильнейший дождь, циклон, ветер. Дождь такой сильный, что за несколько часов все емкости наполнились. Утром дождь прекратился, ветер сильный, с Охотского туман, а остальное небо в легких облаках. + 10.

Вчера поели последний кусочек хлеба, да и то весь обрезанный от плесени. И все равно – так долго были с хлебом. Несколько раз уже пекли лепешки, но это в основном не по необходимости.  С утра Саша пошел за трактором, т.к. начинается очередная серия о тележке, надо перегонять ее в зимнее стойло, сама не хочет ехать.

Сергей опять на аэродром гуляет и рассказывает об интересных полянках, поверхностях и ничего для нас интересного и определенного. Денис пошел клеить лодку, когда перетаскивали ее втроем во время шторма порвали дно.

А мы с Е.М. начали мыть все, что принесли с лохара. Когда чистишь, очень интересные вещи встречаются. На двух осколках тарелок звезды не нарисованные, а выпуклые и фаянс сероватого цвета, а не белый. По осколкам несколько форм посуда определяется. Несколько орнаментов. Дома на досуге надо хоть приблизительно собрать по одной из форм. Две алюминиевых тарелок оказались советскими, 1947 – на одной что-то вроде Борисенко, на второй – Гриша. Вернее всего лежали где-то на поверхности под кустиком, и потоком смешало с размытой японской штольней. Кусок металлической тарелки с клеймом: птица в клюве держит ромб с буквами ТКД. На гире стоит пломба, целый вертикальный ряд иероглифов, и звезда не равноконечная и 2 иероглифа.

Все это было найдено в лощине, которая закончилась гильзой, эллипсом и ванной с печками.

Все вычистили, вымыли, упаковали. Саша «пригнал» трактор, погрузили на него все тяжести и опять как бурлаки – вперед на перекресток. Двинулись к нашей больной тележке, заодно готовя дорогу для Марка.

Доехали до поворота и двинулись к сожженной куче. Вчера решили тщательно исследовать ее. Возник вопрос – а почему именно там жгли и кто? Патроны и гильзы все японские и пулеметные, и ружейные.  Исследовали, вопросов стало еще больше, будет продолжение.

К вечеру ветер сильнейший, небо звездное.

15 сентября. Вторник.

Не смогли утром дозвониться Урбану, спутник все время исчезает, так что не знаем, что с нашим возвращением. С моря, наконец, дозвонились. Урбан сказал, что в 20-х числах, при уточнении оказалось, что к 20-у надо быть готовыми. Это более оптимистичное известие.

Погода утром отличная. На горизонте туманчик, вулкана не видно, + 10 тепло и безветренно. Решили идти на нырялку, на второй крест (поклонный), поснимать сивучей.

Зашли за о. Топорковый – а там довольно приличное волнение. В бухточке течение сильнейшее, Денис нырнул, был под водой 35 минут, вынырнул довольный – сфотографировал много железа. Предположили, что это разбиты Иваки и Хибури, а железо с них отнесло под берег на глубину 20 м. Железо точно  с корабля, листы с клепками, по 5-6 листов забито под камнями. Течение встречное, сильный сулой и волны до середины скал.

Около креста высаживались в закрытой тишайшей бухточке, но мелкой, в водорослях и камнях. На укрепление ушло довольно много времени, в половине пятого освободились – выполнили обещанное.

Сергей весь день гулял по аэродрому, рассказал вечером, что увидел что-то интересное, но опять совершенно неопределенное – как он выразился – что-то вроде скважины.

16 сентября. Среда.

Утро облачное, но светлое, росы почти нет. Полное безветрие + 7. Вроде похолодало, но тепла. Почти весь день солнечный, видимость отличная.

 С утра занимались генератором, потом должны были нырять, а потом осматривать берег. Мы с Е.М. пошли на берег, стали смотреть то место, где петли, блоки с металлическим тросом напротив слипа. Слип имеет морскую черту не ровную, а как будто с выступом -  корабли подходили к слипу, и тросы для чего-то служили (для подтягивания?)

Начали осмотр – чисто технические детали везде, похоже, что берег был утыкан лебедками, генераторами и т.д.- тем, что работало на слип, причал. Обнаружили огромную шестеренку, как паровую машину, здоровенную, и попутно кучу всяких железяк – винтики, гайки, гвозди, заслонки, патроны, пуговицы (белые, а не зеленые, как в яме) похоже, что от нижнего белья – всё в соляре, грязное, липкое. Одна большая гильза использовалась как ведро, еле отчистили. На одной гильзе кроме иероглифов на днище, на тулове краской цифры написаны 154 А и что-то в круге. Саша нашел,  механическую лебедку, тяжеленная. Четкая табличка – японская – иероглифы и латинскими буквами - trede mark. Такой мощный механизм, что напомнил что-то крупповское. Весь берег в механизмах, на бетонных подставках, внизу похоже помещения. По бокам бревна, может крыша. До цунами ничего на берегу не было видно, кроме травы. Цунами сняло берег и появились, бревна, трубы, но ничего из бытовых вещей, только механические сооружения. В осыпях тоже ничего нет.

Сходили к Топорковому. Денис нырнул, был под водой 25 минут. Вынырнул весь замерзший, но сфотографировал стенку, много железа, говорит, что впечатление от многих мест, как будто человек руку приложил – полукруглая бухта с песком, а вокруг камни. Стена совершенно ровная.

Вода +6, но воздух холодней, чем вчера. В той  бухточке опять сулой, мощно течения встречаются. Вернулись на берег, и Саша начал дорогу выравнивать к слипу - готовим площадку для выгрузки материалов под часовню. Да и легче таскать все будет к лодке. В 20.00 забрали ПСН, бензин, по дороге прицепили тележку и двинулись к лагерю. Завтра тележка станет на зимовку, затем Запорожец. Марк пока ждет стартер. По пути еще прицепили тележку 4 ВД и получился поезд. Доползли благополучно, без потерь. Съели уху, рыбу – вкусно! Готовили Роман и Виталий. Сергей пока гуляет со своим колесиком.

17 сентября. Четверг.

С утра пасмурно, + 7, безветрие, тумана нет, но вулкан почти прикрыт, к вечеру стал накрапывать дождь. Расписание было такое – идем на нырялку, нас оставляют на Топорковом, затем вторая нырялка. Сергей должен был помогать таскать лодку и переносит тяжести, приготовленные наверху перед спуском на место нашей посадки.

Е.М. с Сергеем отнесли на берег генератор (который едет в город ремонтироваться), самую большую печку, я две коробки.

Море опять гладкое, но прохладно. Решили, что Денис нырнет и на глубине 50 м.  посмотрит, что там лежит. Но погружаться он может максимум на 35 м, а на глубину еще 15  вряд ли что увидит. Так и получилось – ничего не видно, вся вода во взвесях. Птицы-чайки стаями носятся, вода грязнущая.

 Высаживаться решили в той же бухточке, что и ныряли. Берег скалистый и везде капуста. Через несколько шагов наткнулись на огромную металлическую часть корабля, нос похоже, ширина носовой балки – 13 см, чуть дальше еще куски железа – вернее всего цунами закинуло. Е.М. предположил, что корабль лежит в районе капустных полей – откуда и занесло волной железо. Стали подниматься по камням. Везде огромная трава и за  каждым кустиком, пригорочком чайки. Есть пушистенькие – сидят и лупают глазками, есть уже в перьях, но пока не могут летать. Но оказалось, что независимо от их вида все  они плюются жутко вонючей массой. Над головами летают и орут взрослые чайки (крачки? глупыши?), огромная популяция. В одной из широких расщелин увидели 2 куска железа, пошли к той дороге, которая с моря кажется искусственной. Золотой корень огромный растет на всех скалах.

Пока шли по скалам, между камнями все оказались оплеванными и вонючими. Е.М. шел впереди махал руками, кричал «кыш», но все равно снизу плевались, другие - чуть ли не в лицо кидались, выбрались наверх как из помойки – ну никакого умиления птичками после этого путешествия и общения с ними. Растительность очень отличается от Матуа. Высоченная трава, еле идешь через нее - путается под ногами, борщевик, девясил прямо деревьями. На плато, на вершине – плоские поляны с  шикшей и брусникой, между полянами небольшие ровные сопочки на равном расстоянии друг от друга. Думали, что какие-то укрепления, обошли кругом – ничего. Предположили, что это ложные цели. Везде траншеи. Пока шли под птицами, увидели в скалах три кармана, вход м 1,5, высота 120, длина м 5. Вырублены в скалах, и следы закладки взрывчатки. Траншеи на вершине везде, есть очень глубокие, в которые из-за травы несколько  раз чуть не провалились. В одном месте, направление в район Клюв, четко виден сектор обстрела, амбразуры не видно. Поднялись к маяку, в августе убрали здесь ритэги, поставили солнечные батареи, поставили двери, забили окна, повесили замок.

Часть маяка японская, домик японский, а в 1980 (это цифры на стене) его достроили. Что было у японцев – не знаю, но перед ним две мощных бетонных плит. Пытались пройти на мыс против Клюва. Но жуткая трава и сплошь глубокие траншеи. Остров был укреплен, но взять, если бы захотели, невозможно. Берега скалистые, поросшие на вершине травой.

Забрали нас просто с уступа, и поехали нырять. Но решили обойти остров с другой стороны. На океанской стороне были приличные волны, Саша ругался, что пошли вокруг. Саша сегодня в телепузике, сам гулял под водой в проливе, пока мы были оплеваны на Топорковом.

Денис нырнул чуть в стороне от предыдущего ныряния. Сфотографировал  железо, вытащил двух крупных ежей. Но ничего нового  нет. Вынырнул с мыслью, что надо добывать ежа, уж очень его много и крупный. Вечером делали курицу, которая благополучно хранится в холодильнике, салат делали, лепешки. Завтра звоним о корабле и складываемся, надо носить на берег.

18 сентября. Пятница.

Утро полупасмурное, но весь день было солнце, тепло + 12. Вулкан почти весь день виден и постоянные выбросы.

Вчера в 15.47 было легкое, но длинное землетрясение, мы с Е. М. продирались сквозь кущи на Топорковом и ничего не слышали.

Запорожца тянули на тракторе вместе с тележкой, такой поезд своеобразный получился. Роман сидел за рулем, поворачивал колеса, потом я должна была это делать, а мужчины подталкивали его на место зимовки. С тележкой было посложнее, все-таки у нее гусеницы и поворачиваются не так просто. Но добрались – укутали, прижали верками – пусть зимуют. Там же станет трактор и Марк.

Пока собирались на берег, Саша поставил аккумулятор на Марка и тот ожил. Радостные, погрузив все тяжелое, что еще оставалось, захватив на перекрестке, что поместилось, поехали на береге. Все ближе будет таскать. Марк, конечно, с трудом ехал по созданной для него дороге, - не для таких экстремальных условий он рожден, хотя и вел себя прилично.

Оставили ее включенной и поехали снимать сивучей. День прекрасный. Море потрясающего цвета, в проливе гладко-маслянистое, но накат побольше, чем вчера..

Утром позвонили Урбану – сказал, что 21-22 подойдет корабль. Все-таки несколько дней пограничники проканителили. Все равно завтра большую часть вещей надо везти на берег. Тем более на обратном пути Марк заглох и стоит он на месте тележки, не смог преодолеть подъемо-поворота. Ну, никакой надежды на транспорт.

 Сивучей много, лежат в районе ближе к б. Айну.  Насколько они грациозны в воде, так красиво ныряют, и цвет их в воде кажется светлым Солнце в воде, лучи пронизывают воду, и светлые пятна сивучей. Красивое зрелище. Денис в воде снимал, Е.М. с камерой – на камнях. В Айну не попали, стали обходить камни, и попали в страшный сулой, очевидно там, где сталкиваются Тихий и Охотское.

Сегодня Сергей делал плов. Плов получился настоящий и вкусный, хоть и с одной морковкой, с одной луковицей.

Утром сходили на кучу около стенки, нашли там много свинцовой оплетки. Е.М. и Денис, надрываясь, притащили все в лагерь, и вечером Денис занимался выплавкой свинца. Завтра сходим на те стенки, которые первыми встретили. Надо забрать – бочонок, лопату.

19 сентября. Суббота

С утра туман, тихо, морось. Собирались на стенки, но сплошной туман, мокро, решили подождать. Начали складываться. Я работаю завхозом, все записываю.

К обеду чуть развиднелось, а потом опять туман до земли. Поработали с Сашей в тех аномальных местах, которые указал Сергей. Взяли просто место наобум, где по нашим предположениям могли при капитуляции стоять японцы. Много проводов, кабелей, труб, один осколок посуды нашли, той, что на тарелку с невысокими бортиками похожа. И все. А потом пошли на непропуск – в прошлом году не дошли туда. После 2-хэтажного дота на вершине пошли к аэродрому. Доехали на Марке, с утра Саша его опять реанимировал, завтра на нем к спуску повезем оставшиеся вещи, если снова не заболеет.

Территория сплошь перерыта траншеями, очень сложная система, есть и огромные, как и в Айну. Вдоль обрыва наткнулись на казарму – стоит печка на два котла, но не совсем обычная – одно отверстие для большого котла, второе похоже, с бортиком высотой до 20 см, для котла как мы нашли с юбочкой.

В той же казарме ( 25 м) что-то вроде туалета. В казарму три траншеи ведут. Чуть дальше, прямо напротив непропуска – дот пулеметный. Внутри два помещения Скальный выступ его закрывает, а амбразуры справа и слева от него. Пошли вниз по склону, увидели интересную прослойку  в почве. Оказался слой ракушек, костей. Похоже на ракушечную кучу. Нашли кусок черной керамики, простой, без орнамента. Очевидно, недавно прошел обвал, и оголилась куча, около нее траншея японская. Много птичьих костей, есть кости покрупнее. Если это стоянка, то она, наверное, скоро рухнет в море. Может и открытие мы сделали.

Скалы интересные, но жуткий туман, все сквозь пелену. На Марке приехали и назад, силы сэкономили. И удивительно – при таком тумане и тепло.

Сегодня увидела и цветущий шиповник, и спелые ягоды и цветущий рододендрон, и бруснику – все вместе.

Вечером выпили за окончание экспедиции.

20 сентября. Воскресенье.

Утром туман, дождь + 10. На стенки не пошли, слишком мокро. Решили до конца сложиться и отвезти на берег. Марк опять отказался нас везти. Саша возился, возился и в конце концов загрузили Марк полностью, похож на навьюченную лошадь, прицепили Марк к трактору и медленной скоростью двинулись к берегу. До перекрестка доехали где-то через полчаса, постепенно стащили все вниз. Я особо не помощник, все такое тяжелое, что даже на характере не могу поднять. Решили сначала оставить все в мастерской Шохина, он там все время рисовал. Но Саша предложил дотащить все до места посадки и думаю, что правильно сделали. Замучились, но в 14 все были свободны.

После берега пообедали и поехали до ближайшей печки – и опять ничего, ни в лопухах, ни около дизельки. Скоро будем знать технику строительства японцев. Печка с одной стороны имеет что-то вроде ступеньки, а стрех других – широкую отмостку, а внизу крупные береговые камни.

Потом медленной процессией поехали ставить Марк и трактор на зимовку. Доехали вполне прилично, укутали, привязали.

И пошли мы искать памятник, о котором графолог сказал Шохину. Обошли ближайшие окрестности, пытались понять логику движения туриста, не знающего остров. Но ничего не нашли. Мы эту территорию еще не обходили. Если он нашел что-то, то чисто случайно наткнулся. На острове, на каждом шагу тайны и неожиданности, так что найдем памятник очевидно в будущем. Уже вечером Е.М. подошел к шестиугольнику на заставе, видеть то мы его видели, но только сейчас время образовалось. Правильный шестигранник, толщина см 20, ниже видна опалубка, и еще ниже бетон на см 50, внутри шестигранника земля, на каждой грани цифры – 1,2,3,4,5,6. Что это такое может быть? Или для чего? На стыках граней остатки деревянных столбов. Мы склоняемся, что это японское, наши редко так аккуратно бетон заливают. Виталий смотрит слайды, и на склоне под красивыми дотами обнаружили ход, причем большой. Виталий снимки делал с моря. Или не видели, что маловероятно, или вновь открылся, вернее всего так. Завтра с утра сходим туда. Не думаю, что корабль подойдет завтра.

21 сентября. Понедельник.

Всю ночь дул сильнейший ветер, опять в комнату все задувало, чуть не угорели, ну не совсем как в прошлом году. Синева в воздухе, попахивает и Е.М. встал, закрыл дверь и дрова залил водой. И больше не топили, и стало понятно, как плохо было бы без печки. Утром мелкий дождь, ничего не видно, ветер, но + 8. Пошли с утра на дырку Виталия Сергей, Е.М. и я. Ветер в спину дул, так что шли нормально. Море все в барашках, волны громадные и красивейшие, друг за другом гонятся со страшным грохотом. Крест стоит прочно, чуть пошатывается от ветра. Место ровное и плоское между скалами все залито волнами, причем сильнейшие течения в две  стороны противоположные, в сторону бухточки почти водопад, и это при том, что время отлива. Спуститься прямо по склону к тому месту не смогли и пошли вдоль склона. Склоны травяные, крутые, а чуть ниже почти вертикально земля и гравий. Так что прошли  до самого конца м. Таган и через склон бухты, берег которой весь в траншеях, спустились на берег. Прошли один непропуск, сверху увидели новый дот, но мы его и с моря видели. Но он не внизу, а на склоне. По моему разумению дырка Шохина должна быть под ним. Прошли несколько бухточек, склоны, по которым бежит железистая вода (земля оранжево-коричневая). Ничего не увидели и дойдя до мощного непропуска поднялись вверх по склону. Е. М. решил с другого конца попасть на берег. Хотя, по моему мнению, то место, где должен быть объект, мы уже прошли.

Я осталась наверху, вообщем-то, ничего не боюсь, но спуск по веревке мне показался лишним для моей жизни. Е М. и Сергей спустились, прошли до первого непропуска и ничего не нашли.  Ничего там нет внизу, просто игра света и теней дала такой эффект.

Потом двинулись на то плато, которое в прошлом году осталось не обойденным. Прошли по системе глубочайших, где-то 7- 10 м глубиной, шириной м 6, длина 100, 80 м траншей, похожих как в б. Айну. Только в Айну мы пока не поняли систему, а здесь четко от наблюдательного дота идут три траншеи. Одна – в сторону креста и заканчивается на берегу (склоне) б. Задержания. Вторая  - зигзаг из 7 траншей, 8-я идет под прямым углом к последней и идет к морю, к берегу, где мощная система траншей, и еще какие-то холмики, идущие по диагонали к морю. Третья линия – в виде буквы Z, ведущая к морю.

Натолкнулись на фундамент, сначала думали, что казарма, но позже – решили, что баня для офицеров. Два подобия ванн (в японском понятии), туалет, причем с бетонной крышкой с двумя скобами (для откачивания отходов), которая и сейчас открывается. Везде система мелких траншей, глубоких ям, или казарм, или открытые артиллерийские позиции. Встречаются куски чистого ровного поля, которое по нашему предположению, было хорошо пристреляно.

И вся эта система защищает аэродром. Походишь по острову и понимаешь, что его взять с моря просто невозможно. Дошли до эскарпов, мощные, но все однотипные, огромный бруствер м 6 высотой и с внутренней стороны как уступ. Тот эскарп в б. Айну с выступами как для крыльев – единственный. Но тип траншей  похожий, только в Айну глубокие траншеи без брустверов и покороче.

К вечеру сходили очистили танкетку японскую – предположили, что ее притащили с берега, так как некоторые пространства забиты галькой. А это может обозначать, что технику они топили. А эта осталась случайно. Е.М. больше на острове техники не видел.

Завтра должен по уверению Урбана придти корабль.

22 сентября. Вторник.

Ветер ужасный всю ночь, печь не топили – все задувало внутрь. Утро солнечное, но ветер. Море с волнами в барашках. Решили, что в такую погоду, даже если корабль подойдет, все равно погрузки не будет. И мы пошли в Айну на озеро. Правда, поздновато, в двенадцатом часу.

Если бы не ветер, было бы прекрасно идти. Укрепления Айну помощнее, чем около Херринга. Там хоть есть какие-то чистые пространства. В Айну вообще нет живого места. В прошлый раз видели и отметили несколько открытых артиллерийских позиций, казарм с остатками крепежа. А сегодня и казармы – длинные и квадратные, много зигзагообразных траншей разной глубины, есть и такие же, как и на плато – м. 8 глубиной, м 6 ширина и длина по 50- 60 м. Правда, система не к морю направлена преграда от моря. Я не совсем поняла ее, но зарисовала, как увидела.

Наткнулись на три дота: один стандартный круглый, два сложной конфигурации, один чуть попроще. Второй с арочным потолком, со скошенными углами и перегородками у входа, со ступеньками вниз в одно помещение. А у стандартного дота потолок сделан из сцементированных мешков (цемент был в бумажной упаковке, бумага кое-где сохранилась). Амбразуры в дотах: одна на б. Айну, вторая – в спину наступающим. Еще один дот точно есть, но не попасть в него – засыпан. Т.е. всего 4 дота нашли, довольно четкий сектор обстрела – амбразура видна только верхняя часть, бревно, т. е. был дзот, но видно большой, к нему примыкает несколько траншей, видна обсыпка внутрь.

Казарму увидели с непонятной системой, то ли баня, то ли туалет. Еще одну с печью на три котла, но сильно разрушенную. Встретили два бетонных цилиндра, сброшенные с основания, похоже, что был наблюдательный пункт, нашли их недалеко от склона.

После сегодняшнего дня стала понятна система защиты. А то недоумение было – траншей много, а доты на самом почти верху - два Лапшедота, круглый и двухэтажный с печкой. А теперь понятно – отличные коммуникации, все просматривалось, все простреливалось.

Сегодня дозвонились до города и оказалось, что никто и ничего про нас не знает. В 15.00 перезвонили – в вашем районе нет кораблей, и ничего не известно.  Вечером позвонили Владыке с обращением помочь нам выехать с острова. Денис позвонил какому-то своему товарищу и вечером уже сказали, что 23го за нами выходит Карелия.

Вечером стали внимательно смотреть казарму. Очень высокий цоколь, Е.М. предположил, что там есть нижний этаж, тем более что чуть дальше мощная котельная на том же уровне. Но что там было – непонятно, такое впечатление, что сплошные ванные и туалеты – уложено кафелем, сливные трубы, остатки унитазов, причем на такие площади что-то их многовато. Остатки двух огромных печек. Около одной, под верхним слоем как всегда, как будто что-то спрятано – какие-то посторонние материалы, дерево, бетонные гладкие плитки, под которыми заглушенные трубы

 Вулкан сегодня чистый. И над новой землей какие-то периодически туманные выбросы. Или какое-то новое извержение было, пока все в тумане было, или просто фумарольные поля новые открылись. Генераторы все вышли из строя, мой фотоаппарат уже вчера разрядился, у Е.М. – сегодня сделали последние кадры. Так что мы еще и без аппаратуры остались – пора домой.

23 сентября. Среда.

 Утром высокая облачность, чуть моросит, тепло + 12. Какая-то постоянная температура на острове – и при дожде, и при мороси, и при ветре. Утром сказали, что единица за нами вышла. Вечером ели шурпу, отметили день рождения моих детей, окончание экспедиции, вкусную шурпу. Завтра все заканчиваем, консервируем и идем на берег.

Вчера еще забыла пожаловаться на дурных людей. Когда были в Айну, проведали нашу лодку-казанку – так кто-то украл весла, унес большой розовый кухтыль, на котором Е.М. в прошлом году написал целое письмо, что это собственность экспедиции и т.д. (Е.М. страшно ругался на воров и желал им всего наилучшего).

Ходили сегодня к светлому пятну, которое меня очень привлекало, но оказалось обыкновенное ромашковое поле. Красиво, но далековато ходить на него любоваться. Но ничего не бесполезно, по пути открыли эскарп, дот, 2 открытых артиллерийских позиции, разные казармы и с печкой, и с бочкой, т. е. просмотрели пространство нами не освоенное – от первого креста до почти до заставы. Видели какой-то непонятный бетонный круг с выступами с четырех сторон, с каким-то выступом с ложбинкой в центре.

В одной из ям увидели буровую установку на автомобильном ходу, на краю обрыва фрагмент самолета. Все пространство перерыто, крупных огневых точек вроде нет, но это вроде. Все пространство мы так и не прошли. Наша экспедиция заканчивается. Сделано, обойдено, просмотрено очень много. Только надо еще все обобщить.

24 сентября. Среда.

С утра туман, но, похоже, что будет хорошая погода.

К 12 все собрали, двинулись на берег, подготовили сетку, чтобы загрузка шла быстрей. Денис продувал лодку. Когда был сильный ветер, на море был сильнейший шторм, весь берег закидало капустой, водорослями, вещи наши подмокли, которые были на берегу, и лодку захлестывало, так что ее замыло песком и травой. Денис пытался ее прочистить и на берегу, и в море, но бесполезно, очень видно всего много попало под настил.  По словам Дениса это не страшно, но будем ездить в воде. На том месте, где должна закончиться наша 10-я, ни слипа, ни нашей дороги, ни камней, а сплошь горы капусты. Но, правда, для таскания лодки это неплохо – ее тащили, не опасаясь порвать дно. Вещи тоже можно таскать, капуста создала довольно плотную поверхность.

Около двух пошли в лагерь – все проверить, закрыть. Все прикрыли, забили, на две двери повесили замки – ключи у меня.

Бросили прощальный взгляд на ПТН, сопочки, заставу – и ушли на берег, на заключительный этап.

Но время у нас было, и мы пошли по берегу к водокачке, дошли до лощины с керамическими трубами. После цунами идет сильное осыпание берега, появились новые входы. В водокачке побывала вода, чуть отмыла печку. Из-под водокачки течет бурный ручей, и склон мокрый – видно, в склоне система сбора воды.

Слип в районе причала, решили посмотреть его длину – около 15 м, но невысокое см 30. Много всякого железа в виде болтов, гвоздей, шайб и т. д. Поверхность ровная, бетон галечный, сверху оштукатуренный, с несколькими технологическими отверстиями для оборудования. Нашли остатки аккумуляторной коробки с надписью willand, опять все разбросано по маленьким кусочкам. И кран с клеймом trade mark. А теперь в 22 часа сидим на берегу, у костра и ждем корабль. Заготовили большой костер, туман то все закроет, то появляется Топорковый с маяком, но туман все гуще. Ждем и возникают вопросы - капитан замедлит ход, чтобы подойти утром, или придет ночью?

25 сентября. Пятница.

Ночь была бурная. Сначала просто сидели, потом лежали у костра, грели ноги, смотрели на огонь, пили чай. Потом стали потихоньку подмерзать.  В 23 пустили красную ракету – вроде мы здесь – но никакого ответа. К 1 стало прохладно, а в три началась морось, а потом и дождь. Приволокли тент, пытались укрыться. Сплошная маета – все пытаются по-разному спать, Сергей ушел в норку Виталия (он ее сделал еще засветло – натаскал травы, уложил свой матрас и спальник, потом сложил все, а трава осталась), Виталий мостится у костра, Роман тихо лежит, Саша громко устраивается, Е.М. пытается заснуть, а я ничего не пытаюсь. Дождь усилился, скопилась вода на кариматах, а потом под меня спокойненько скатилась, так что я вся мокрая стала. Туман то наползает, то исчезает. Денис и Е.М. смотрели на маяк, а потом и свет движущийся увидели. Где-то в 4.20 из-за Топоркового показалась долгожданная Карелия и вся в огнях как новогодняя елка. Вскочили в лодку (Денис, Саша (без него лодка не хотела заводиться), Е.М., я и Виталий. Мы с Виталием оставались на корабле. Перепугали на корабле всех, внезапно появившись под бортом. Оказалось, что они не знали, за кем идут, сколько нас, куда подходить и как с нами связываться. Хорошо, что не было плотного тумана. Капитан хороший, команда отличная. Наши все показали потрясающую выучку, быстро, четко, в воде по колено, перевезли все вещи, помогали два матросика. Я изображала связь  по рации корабля с берегом, и была у меня роль распределителя – что куда таскать, чтобы мы не потерялись как на Орле. Разместили нас всех по одному, кроме меня. Мне выделили каюту старпома с душем и почти отдельным туалетом. Виталий  прямо с тоской сказал – это что мы так все отдельно будем? Привыкли уже все друг к другу. Ребята очень многие на корабле из Европы – Сочи, СПб, Москва, Калининград. Очень интересовались островом, жалели, что туда не попали, расспрашивали, рассматривали наши прибывшие экспонаты. Прямо лекцию провела на палубе и внизу, пока наши все выгружали. В 9.30 вышли в обратный путь. Идем почти с максимальной скоростью. Е.М. торопится на самолет в воскресенье, капитан проникся. Карелия ПСКР 2 ранга, морской буксир, максимальная скорость 12 узлов. В воскресенье  будем дома.

26 сентября. Суббота.

Описала-то я субботу. Так как 9 утра это уже было 26 сентября.  Вечером провели лекцию с показом фильма, слушали отлично, задавали вопросы и никакой скуки. А утром в 5 утра (уже 27 сентября), опять с помощью капитана нас на ломбарде доставили на берег. Заказали мы три машины и разъехались по домам. А выгрузили все и отвезли на склад уже в понедельник 28 сентября. И опять с помощью всей команды Карелии. Огромное им спасибо. Такая длинная экспедиция, но настроение отличное. На мой взгляд, все прошло отлично, результаты интереснейшие. Начинается обработка материалов.  Все. Дневник 10-й экспедиции закончен!!

 

Случайные фото

Б. Айну-10
Шиашкотан
Резиденция-9
Фотоотчет о строительстве часовни-70
13-я Камчатско-Курильская экспедиция-195

Главное меню

Ваши отзывы и вопросы по поводу приобретения полноразмерных фото оставляйте в разделе "Обратная связь"


Кто на сайте

Сейчас 9668 гостей онлайн