Камчатско-Курильские экспедиции

Фотоотчеты о Камчатско-курильских экспедициях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Восьмая экспедиция

Дневник 8-й экспедиции

E-mail Печать

(20 июня- 8 июля 2008 года),
посвященная 90-летию пограничной службы ФСБ России.

20 июня, пятница.
Участники экспедиции: Верещага Евгений Михайлович (руководитель)  (в тексте – Е.М.)
Витер Ирина Васильевна (я - летописец)
Ермолаев Андрей Викторович
Ольков Владимир Петрович
Имангулов Роман Артурович
Белоглазов Вадим Владимирович (художник).
В 15.15  20 июня 2008 г. на ПСКР «Орел» вышли из Петропавловска.
Команда очень доброжелательно настроена, интересуются нашим маршрутом, попросили переписать фильмы, после рассказов Е.М., а вечером в 21.00 старпом попросил прочитать лекцию о Курильских островах, Матуа, экспедиции. Е. М. рассказал обо всех экспедициях, кратко комментируя фильмы. Уложились в час, и хотя в помещении очень жарко и душно, а большинство людей после вахты, слушали с интересом, реагировали, задавали вопросы. Вообще приятное ощущение понимания и интереса к нам и нашей экспедиции. При хорошей  погоде обещали закинуть груз на остров вертолетом, доставить на вулкан, в долину Пушкарева и в б. Айну.
Везем с собой три мемориальных доски: «Установлена в честь 90-летия Пограничной службе ФСБ России. 8-я историческая экспедиция ПСКР «Орел». Июнь 2008 года». (Будем устанавливать ее на вершине вулкана Сарычева); «Установлена в честь первой зимовки  в 1756-1757 гг. на о. Матуа  шкипера 1 ранга Андреяна Юрлова 8-я историческая экспедиция ПСКР «Орел». Июнь 2008 года». ( Эта доска будет установлена в б. Айну, место, где предположительно мог зимовать Юрлов, в дальнейшем там находилось поселение айнов. Ка уточнение - Шкипер 1 ранга Андреян Юрлов.. Зимовал на о. Матуа. Участник Второй Камчатской экспедиции (1732-1743), участвовал в открытии арх.. Александра, в описи американского побережья, описал восточный берег п-ова Камчатки от Авачинской губы до м. Кроноцкого. 1779-1781 гг. командир Охотского порта и флотилии). Третья - «В память экипажа погибшей американской подводной лодки SS-233 «Херринг». Эту доску установим около первого знака, который поставили в июне 2005 г.
Волнения на море почти нет, идем со скоростью 13-15 узлов, но горизонта не видно, туман.

21 июня, суббота.
Утро полутуманное, была надежда на погоду, но около 13.00 проходим, или прошли, Онекотан, и  к сожалению нашему туман стал гуще, морось. И значит погода нелетная. Начали готовиться к тяжелой и длительной выгрузке.
Экипаж старается, старпом, боцман очень доброжелательны, но спуск шлюпки, лодки – просто фантастика и сложнейшая работа. В лодке отказал мотор, лодка шлепалась о борт, в этот момент грузили шлюпку, все сталкивалось, ругалось, а матросики таскали вещи. Наш кулер упал в воду, долго пытались его выловить, без ручек  же. Но все-таки под очень шумные крики и  рекомендации его выловили.
Потом пришла наша очередь – загрузили меня, Романа, Андрея – вниз в шлюпку. Чтобы что-то увидеть приходилось становиться на вещи и высовывать голову, да еще и вытягивать шею, а наверху туман,
Причалили на остатки слипа, капусты целые поля, под ногами скользко. Многострадальные мешки и мужчины отправились на берег. Этот процесс длился до 11.00.

Е. М., Андрей и я отправились к заставе, прихватив кое-что. Надо было завести тележку и Марка (по-экспедиционному – Морковник). Марк вел себя просто потрясающе, аккумулятор лежал целый год в багажнике, его поставили, и машина сразу завелась. А тележка отказалась работать. Решили пока с ней не возиться, уже поздно, - забрать всех с берега, кое-какие вещи и отправляться на ночлег.
Доехали до заставы, перекусили, поставили палатку, и вроде ни у кого не было сил, а веселились до часов трех, если не дольше. Собачка наша – Тимоша всю ночь нарушал абсолютную тишину острова, лаял, очевидно, в возбуждении от большого количества мышей, а может быть и лис. Очень своеобразный остров. Высаживались в полнейшем тумане, а на заставе вулкан Сарычев как на картинке, чистейший и четкий. Тепло, пахнет потрясающе ольхой, воздух теплый и ароматный. Мы на Матуа!!!. И не важно, что перетаскали тонн 10 точно. Этого момента ждали с прошлой осени.

22 июня, воскресенье.
Солнце, тепло. Утром красиво и чисто, потом наполз туман. То виден о. Расшуа, а то и Сарычев спрятался. Хочу спать, тем более все сопят очень мирно около меня. Поэтому составлю конспект, вернее тезисы этого дня, а допишу завтра. Е. М., Роман и я обустраивали весь день наш быт. Андрей реанимировал тележку, но возвращение к жизни получилось благодаря Е. М. Вадим, Володя помогали реаниматору, в этот день должны были перевезти все вещи с берега. Тележка поехала только в 15.00. В это время Роман сделал на улице печь, и уже к вечеру сварили борщ. Обустроили комнату, в которой нам предстояло жить, поставили печь, провели свет, очистили склад, Завели попозже трактор, который зимовал отдельно, не доезжая заставы. И т. д., но обо всем попозже – завтра.

22 июня, воскресенье.
В очередной раз Володя с Е. М. едут на Марке на помощь. Я и Роман пошли на берег за водой и продуктами, - когда привезем все – неизвестно, нет транспорта, а есть-то хочется. Пришли с продуктами, взяли самое необходимое на первое время, но рюкзак получился все-таки тяжелый. Его от перекрестка я несла, а Роман пошел за канистрой с водой. Поставила вариться макароны, не до изысков. Роман с водой где-то в пути.
Появился Е. М. с радостью на лице и вредностью в речи. Завели все-таки тележку – Е. М. нажал какую-то кнопулю, и тележка завелась. Почти наступило счастье.
Команда тележки поехала на берег. Обед был готов, но все работают Так что позже ели макаронную кашу. Вкусно! К вечеру привезли часть наших вещей. Андрея как механика забрали с тележки и поехали к трактору. Техника потрясающая – Марк сразу завелся, трактор сразу запыхтел. Хотя и простояли всю зиму раздетые – брезент сорвало ветром, у трактора фара валялась на земле, но все с его здоровьем отлично, затарахтел и поехал в сторону заставы.. Но в этот день он не дополз до лагеря, перегрелся и Андрей его оставил на дороге.
Поздно вечером поужинали макаронной кашей с тушенкой и в 1.30 разошлись спать. (В первый день улеглись  в 3.30). Вечером приготовили обед из трех блюд с компотом на завтра

Дополнение к 23 июня, понедельнику.
С вечера решили, что если будет хорошая погода, то идем на вулкан, устанавливать доску 90-летию погранслужбы ФСБ, а то вдруг погода испортится. Утром – солнце, по берегам туман, Е. М. называет это явление линзой. Бодренько двинулись в путь. Пошли через «резиденцию», но сначала Е. М. показал дорогу Андрею для дальнейшей работе на ПТН. Обсудили японскую насосную станцию – откуда, что качали – стоит недалеко от нашей основной базы – погранзаставы.
«Резиденция» производит впечатление. Подходы очень красивы. Этакая военная эстетика. Осмотрели по ходу некоторые «карманы».
Мы с Е.М. пошли через сопочку «Лысую», посмотреть – есть ли там какие-то укрепления, но на вершине только небольшие траншеи. Вид с сопочки – все видно.  Наш лагерь, весь берег, м. Юрлова. Немного видны траншеи на берегу, которые я в прошлом году видела с одного дота в б. Айну, аэродром весь как на ладони, и даже трактор, стоящий в ожидании на дороге. Мы опять в линзе – весь видимый нами остров в солнце, а вокруг туман. Глядя снизу, кажется, что вокруг везде солнце, а оказывается, остров окружен туманом, не удивительно, что вертолетчик не полетел. Время от времени из тумана показывается о. Топорковый. Пошли по намеченному пути к вершине вулкана, и стали открываться острова. Справа Райкоку, Онекотан, Харимкотан, а слева – Расшуа, Кетой, Черпой, Черные камни.
Вулкан – кошмар. Это он только снизу мирный и приятный. А на самом деле крутой и можно сказать непредсказуемый – оказался намного круче, чем казалось. Там, где мы шли – Вадим, Е.М. и я градусов 70 склон, не меньше. А шлак разной величины, угловатый, сыпучий и ползучий, иногда ногу невозможно поставить. Шаг сделаешь и на шаг сползаешь. Пыталась идти, делая себе ступеньки, но оказалось, что шлак такой крупный и делаешь такие усилия, что ступни через ботинки начинают болеть. Как потом оказалось, Володя шел по более приемлемому пути – хребет – там и камни покрупнее и чуть более пологий, но может это казалось потому, что он шел медленнее. Путь, который снизу казался нормальным, на самом деле оказался довольно сложным, снежники еще более скользкие . Пошли прямо в лоб. А вулкан по мере нашего подъема становился все более крутым, смотришь вверх, а он над тобой стоит стеной. Последние 200 м. лично я проделала на четырех конечностях, перебежками по 5-6 м, от камня к камню. Как дал название этим перебежкам Е. М. «тактика прыгающего лягушонка». У Е. М. перебежки побольше – метров 15-20. После каждой перебежки  - отдых и восстановление дыхания, ноги дрожат, шлак сползает, камни неустойчивые катятся, жутко разгоняясь по склону
.  Но все-таки дошли. Поднялись на вершину, а из-за нее выглядывает другая вершинка, далее скалы и сильные серные пары и дымы. Но далее решили не идти по времени и безопасности. Поднялись на высоту 1317 м. Нам рекорды не нужны, нам надо миссию свою выполнить. Нашли камень, мне показалось единственный на всей вершине. Вадим как сайгак первый взобрался и показал нам его, позднее подошедшим. Камень очень подходящий для наших целей. Ветер сильный, прячась от него за этим единственным камнем, прикрепили табличку, посвященную 90-летию пограничной службы ФСБ России. Увековечили экспедицию и «Орел». Смотрится красиво, солнце отражается и мы все отражаемся как в зеркале. Запечатлели для истории, а внизу у подножия уже туман. На вершине очень холодно и солнце, руки замерзли при съемке, как зимой. Времени не было особо рассиживать, быстро пошли вниз. Быстро - это конечно сильно сказано, большими шагами как на Аваче идти невозможно. Попыталась, и все ноги, руки и конечности наверное, все в синяках  (говорю про себя, про других не знаю. Но, вершина покорена, Дух Матуа помог – и с погодой, и вообще он нас любит – 4-й день солнце и тепла. Правда и мы постарались.
Миссия и одна из задач экспедиции выполнена. Назад шли по долине Пушкарева, спускались часть дороги по снежнику, он рыхлый и довольно легко по нему большими шагами идти. Намного легче, чем через ольшаник. Вышли в очередную лощину, пошли по ней. Е. М.  ведет нас к дороге, которые он в основном и видит. Ноги не держат, все идут на внутренних мобилизованных резервах (во всяком случае я шла только на этом). На середине лощины увидели японскую каменную стенку. Эти места совсем еще не обследованы, по словам Е. М. Чуть ниже Володя увидел трубу, соединенную с бассейном (таким же, как у «резиденции», но без шлака и воды). Теперь этот бассейн «объект «О» по имени, вернее по фамилии открывателя. Еще минут 40 ходьбы и мы на дороге. Почти знакомые места – и уже лагерь. А здесь вода, компот, молоко. Ужин, у того, у кого были силы и желание. И спать.

24 июня, вторник.
С утра туман, потом солнце, ветер холодный, температура  8 выше нуля. Ночью был очень сильный ветер все содрогалось. Новый день – новые впечатления.
Очередной день и опять весь в движении. С утра Андрей пошел за трактором, оставленным на дороге. Владимир и Вадим поехали на тележке за всем скарбом, оставшимися на берегу. Я готовила обед-ужин, Е. М. активно продолжал заниматься нашим бытом. У нас уже целое хозяйство: есть свой автопарк, склады, жилые помещения – 2 (комната и палатка), кухня летняя (на улице), оборудованная столовая – сделали навес и даже стены из брезента. Работает генератор – ужинали при свете, в комнате тоже свет, заряжаем всю аппаратуру, а на полянке стоит стиральная машинка.
После обеда все разместились в машине и поехали к доске «Херринга». Очень укрепленная сторона, защита, охрана аэродрома,  берега, хотя и довольно крутые скалы. Сплошь траншеи, видны на скалах доты. Но наша цель – установка мемориальной доски. Подошли к столбу, а старой доски нет, ветром вырвало кусок и отбросило метров на 10 вниз в окоп. Кусочек доски остался на столбе, а доска, очевидно, сорвана была ранней весной, так как через отверстие трава проросла. Подняли доску, которую установили в июньскую экспедицию 2005 г. Андрею дали задание прибить эту доску на сторону, обращенную к вулкану. Вадиму, как художнику доверили покрасить столб белой краской, которую специально купили в городе.  Е. М.  и  Роман вкопали столб. Со стороны моря прикрепили новую доску,  Конечно, учитывая сильные ветры, нет уверенности, что доски переживут осень и зиму.
От «Херринга» поехали через лагерь к кладбищу, к могиле пограничников, погибших под лавиной 1 февраля 1952 г. Покрасили и поставили звезду, сам обелиск покрасили белой краской. Володя всю траву срубил вокруг памятника, облагородили всю могилу. Помянули и экипаж «Херринга» и пограничников. Еще одна, вернее две миссии наши выполнены.
Затем следующий этап – на тележке поехали за оставшимися вещами. Вышли на берег, а там столько привлекательного железа. Нашли часть металлического борта с иллюминатором с «Ройо-мару», как у нас на выставке, но вид как будто почищенный – зеленая медь и клеймо очень четкое. Около лежала доска, как будто от верхней части двери с пластиной с надписью «passash». Такое впечатление, что после нашего прошлогоднего посещения кто-то был на острове, совсем мало гильз. Но кое-какие интересные вещи все-таки нашли. Клапан огромный и тяжелый, на крышке которого якорь, стилизованные волны и по краям два квадратных медальона, возможно с иероглифами. Надо потом почистить, но якорь - это точно японский флот.
По погоде завтра поедем на лодке до бухты Айну, выполним последнюю торжественную  третью миссию – поставим доску Юрлову. До завтра.

25 июня, среда.
Пасмурно. Утром сильная морось. На лодке не пошли, мокро и ничего не видно. Отправились к двум объектам. Объект «Ч» и «Подземный город». Погода конечно противная, в прошлом году такую мокрую погоду воспринимали как должное, а в этом году нас чуть солнце разбаловало. И хотя все обгорели – по утрам встаем потрясающе красивые – отекшие, носы красные, губы растрескавшиеся – результат восхождения на Фуё (Сарычева). В такую пасмурную погоду немного войдем в норму.
В 11часов взяли тележку, генератор, лампу, топоры, илы, лопаты. И, слава богу, что есть тележка. Шли сначала пешком, потом ехали на тележке, представляя собой прелестную картину – грозди людей со всех сторон свисают, нас все-таки 6 человек, и все это на ма-а-а-аленькой тележке.
А потом тележка дошла до какой-то точки, известной только Е.М. и мы пошли в дебри. Ольха настолько ужасная, на нее не наступишь, слишком высоко; не перепрыгнешь, некуда; не обойдешь, она растет поперек дороги, Почти что бег, а вернее медленная ходьба с препятствиями. У Вадима, на животе держит генератор кг 20, еще сложнее дорога. Только на обратном пути прицепили веревку, и теперь он нес его на шее. Получил в благодарность прозвище «Чубайс». Дошли до объекта «Ч». Вся местность в видимости аэродрома укреплена очень основательно. Траншеи, углубления, похожие на пулеметные гнезда, огромные кармны, т. е. где ни  идешь, везде натыкаешься на какие-нибудь укрепления.
Вообще удивительно, как предыдущие экспедиции, особенно первые, находили в этих дебрях какие-то объекты. Пока мы, 8-я экспедиция ничего нового не нашли, кроме бассейна по пути с вулкана, а идем по следам предыдущих экспедиций, тем более ветеран острова Е.М. потрясающе ориентируется на местности. Ходить–то очень тяжело по кущам. И все время удивляешься, остров всего-то 6 на 12, а когда пролезаешь через ольху, он вырастает до неимоверных размеров. Да, все в мире относительно.
Мы здесь на острове уже пять дней, сделали много, но, кажется, впереди еще работы  - непочатый край. Даже план укреплений  трудно представить, а не то, чтобы начертить. Прошли сегодня три объекта и при составлении их планов спорили и не могли понять, где лево, где право – с какой стороны, где карман, где галерея, где она закругляется, куда поворачивает, и как это изобразить. Ну что  поделаешь – учимся на ходу.
Не совсем нам повезло с аппаратурой. У Е. М. в первый же день камера отказалась забирать кассету. У меня до сегодняшнего дня камера работал, но аккумулятор – чудо техники: 5 часов заряжается на час работы. А сегодня или из-за сырости, или в штольне пыль попала – камера стала пленку прокручивать. Поменяла кассету, и через 3 минуты показывает, что кассета «end». Снимали все на фотоаппарат.
Объекты интересные – планы и описания приложены будут отдельно.
Кстати сразу сказались недостатки рулеток, пишущих средств, тетрадей. Оказалось, что в сырости карандаш отвратительно пишет, да еще и по сырой бумаге, шарик тормозит, капиллярные ручки расплываются. С этими проблемами мы столкнулись и в седьмой экспедиции, вроде постарались учесть, но опять где-то промахнулись. Но ничего не поделаешь.
Три объекта – подземные сооружения, штольни. Пока не определена терминология, поэтому пишу то пещеры (наверное, это не совсем правильно), то штольни, то сооружения. Позже определюсь. Пока непонятно их назначение. Многие галереи засыпаны. Работа проделана колоссальная, но для чего они предназначались – непонятно. Следов жизнедеятельности совсем не встречается. Только в «подземном городе в одном из карманов нашли истлевшие остатки плетенных травяных циновок ? мешков? И следы костра. В подземном городе интересная галерея – уходящая под уклон 15-20 гр, хорошо утрамбованная почва, трапециевидные крепежи.
Недалеко, в десятке метров от объекта «Ч» (его обнаружила Елена Черникова, участница 6-й экспедиции) находится интересное, чисто в японском духе сооружение, - объемная трапеция (510 на 120 см), стенки из сцементированных камней, со стороны правого склона по нашему движению укреплена светлая плита в виде таблички (42 на 26 см).
В 17. 40 двинулись в обратный путь по дебрям. Доехали до аэродрома на тележке. Обмерили 1 «загон» для самолетов (эскарп?? – опять терминология!!), уточнить надо как он правильно называется. Насчитали их шесть, а затем в другом ракурсе, с другой точки обзора – 11, предназначались они для бомбардировщиков. И там же нашли котел для японской кухни, треснутый, но очень интересный. По диаметру соответствует тем печам, которые уже измерили на 2-м объекте (надо будет ему дать название), около «подземного города» и в доте в б. Айну.
Погода совсем испортилась - морось сильная, и поднялся ветер.

26 июня, четверг. Пасмурно, дождь. 8 гр.
С вечера начался сильный ветер, дождь. Кончилось наше счастливое время, когда мы были на солнце (надеюсь, что не навсегда). Дождь льет, все на улице мокрое. Втащили в комнату стол, позавтракали.
Мы, с Е. М. поехали посмотреть одну ложбину. По лощине шли: Е. М. по низу, я по траншее, которая справа по лощине. Траншея шла по длине всей лощины, сначала траншея глубокая и карманы в склоне частые, потом траншея стала менее глубокой, карманы стали реже, затем траншея стала совсем мелкая, и карманы исчезли. Спустилась со склона и пошла по руслу ручья. Русло кстати своеобразное, мы такое встретили, когда на вулкан ходили. Вроде ниоткуда сильный поток начинается – на снежные потоки непохоже, так как не по всей длине, и начинается не со склона. Обыкновенная ложбина и внезапно появляется русло ручья, причем видно по почве, что ручей бурный, как будто из-под земли начинается. но ручья и вообще воды в обоих ручьях не было.
По лощине вышла к морю, к обрыву. А там Е. М.  нашел керамические трубы. Их вымыла волна цунами. Видно вход и выход этих труб. Видимо, был сброс воды, но какой, и откуда – пока не знаем. Керамические трубы не так уж часто и встречаются – горячая вода?, канализация?, и вообще, зачем на боковом склоне траншея? Может быть для передвижения, А зачем карманы? Берег мало подходит для высадки - сплошные огромные камни. Но даже если десант, то широкая ложбина – бывшая дорога, и нет никаких сооружений, кроме траншеи. На краю  ложбины, на скале виден дот, амбразура, вход как всегда выше по склону.
Отправились на водокачку. Сооружение интересное, тоже повреждено цунами. На первом этаже есть резервуар для пресной воды. Внутри помещения сохранился какой-то агрегат. Е. М. в мусоре увидел печку, похожую на одну из выставочных. Взяли трубу и отпарились к машине. Решили передохнуть и устроить перерыв на обед.
После обеда отправились на «госпиталь». Тележка повезла скарб, а мы пошли пешком.
События спрессовывают время, и день как будто не 24 час, а больше. Начала я описывать этот день, пропустив часть утра. А утром мы пошли измерять и описывать дизельные станции. Одна – недалеко от заставы, вернее все это входило когда-то в территорию заставы.  Огромное мощное сооружение с бронированными тремя дверьми и окнами.
Завтра уже неделя как мы на острове. Уже много кое чего увидели. Была мощная развитая инфраструктура. Просматриваются основные узлы обороны – ПТН, аэродром, а вокруг все укрепления, казармы, укрепляли все бухточки, подходы, берега. Укрепления на берегу строили, очевидно, в 1942-1943, а глубже – в 1943-44 гг. Но это предположения по аналогиям из литературы. Укрепления мощные.
Ориентироваться на острове может только Е.М. «Госпиталь», куда мы отправились, так Е. М. называет место, где в ранних экспедициях нашли «секретные бачки», которые до сих пор не можем определить, для каких целей они использовались. Взяли одну печку.
Очевидно, там, где мы сегодня ходили, был жилой комплекс. Множество крупных углублений - ям, казарм соединенных и несоединенных  траншеями. Несколько ниш нашли, обложенных по стенкам каменными стенками. Ниши квадратные, а подходы как коридоры, но невысокие и выглядят красиво, камни просто сложенные, поросшие мхом.
Уже собрались уходить, покричали всех и наткнулись на Вадима, который тихо сидел перед раскопанной ямой с интереснейшими находками. Он нашел очки, пластиковый пакет от документов. Роман подошел первым  к раскопу и прямо наверху раскопанной земли увидел медальку – рассмотрели ее, на аверсе – книг, чаша с огнем, лавровая ветка, звезда, на реверсе – иероглифы. Все дружно обступили это место и начали потихоньку раскапывать. Очень много банок, следы костра, древесный уголь. Предположили, что перед сдачей в плен, японцы зарывали свои личные вещи, кое что сжигали. Нашли: витой шнур, похожий на нашивку на мундир, карандашные стержни, две замечательный чашечки, непохожие на те, которые у нас на выставке, графит, карандаши, плоские камни с ободком, что-то похожее на ластик? Печати?
Шел дождь, все подняли в грязи, все сами грязные и мокрые. Пригодился опыт Романа работы в археологических экспедициях, Андрей копал с большим энтузиазмом, так что его приходилось придерживать. По погоде все надо мыть. Вернулись в лагерь в 23.20. Дописываю эти строки уже 27 июня. Вчера впервые страшно захотела спать. Е. М. обещал на 5-6 день усталость, наверное, это она и пришла.

27 июня, пятница.
Пасмурно, ветер. Жара 4 гр. Но циклон, судя по всему, нас покинул.
С утра мы с Е. М. поехали на обмеры. Начали с большого круглого артиллерийского дота в б. Айну.
Привезли в бухту нашего художника, Вадима. Он пока ошалевший ходит, смотрит, и судя по всему у него каша в голове от впечатлений. Сегодня поехал в бухту  рисовать. А мы потом пошли в дот с колпаком, который тоже в прошлом году видели.. Затем спустились на берег, на склоне обнаружили щель, предположили, что сюда подвозили боеприпасы небольшие, для пулемета, миномета, винтовок, т. к. с щели подходит довольно широкая дорога. Все описания и мои художества-чертежи будут прилагаться отдельно. Другую тетрадь,  с чертежами и размерами, сразу можно будет в музей сдавать. Эту тетрадь пишу в полном комфорте – печка топится, по соседству ведутся умные разговоры по планам и съемкам Матуа, а я спокойно пишу при свете. В другая тетрадь ведется в тяжелых полевых условиях. Дождь, морось сыпет, ветер рвет страницы, грязные мокрые рукава,…
Пройдя по берегу, где в прошлом году только посмотрели с крыши дота с колпаком, лишний раз убеждаешься в огромных масштабах работы и в мощности укреплений. Мощнейшие перекрытия, амбразуры расположены так, что с моря только с определенных точек можно увидеть. Тоннели-штольни длиннейшие,  - выработанные в камне, в породе, перекрытия от 20 см. Цунами немного нам помогло, открыло нижние амбразуры.
Вопросов возникает много: почему следов казарм довольно много, но кроме вещей из объекта «Б» (так назвали кучу, разрытую Вадимом) более-менее бытовых – белый керамический краник, ничего  нигде нет. По всему острову встречаются крупные гильзы – а где орудия? Где крупная техника, для которой строили множество дорог. Сегодняшняя щель, по нашему предположению склад, но отверстие небольшое, я с трудом проползла туда в рыбацком костюме. Для передачи снарядов, мне кажется, оно должно быть пошире.
На берегу, недалеко от этих укреплений и 3-хэтажного дота увидели мощную броневую защиту, а вверху взорванный дот. Если она оттуда, то должно быть орудие. Не остров, а сплошная загадка.
Приехали в лагерь в 17 часов, пообедали и ушли в сторону второй резиденции. Но не дошли, встретились с землекопами: Володя и Андрей сегодня раскопали прямоугольный горизонтальный вход. Но как практически все ходы, засыпанный метров через 5  направленным взрывом. Отметили, описали его, и пошли дальше. Пошли – это сильно сказано. Движение через ольховый стланик это сродни аэробике, спортивной гимнастике и акробатике. Все тело в движении, так и эдак выгибаешься, ножки перекидываешь через препятствия.

28 июня, суббота. Высокая облачность, туман, ветер,
С утра Е.М., Андрей и я пошли на ПТН. Е.М. и Андрей решали, где можно копать на ПТНе
На ПТН ведет деревянная еще японская лестница, наверху остатки укреплений по периметру, но не очень выразительных – круглые доты с тремя амбразурами (как в б. Айну). Спустились по дороге, вроде бы нашли место, где может быть что-то вроде входа, осыпь с большими камнями. Предположили – что возможно где-то сверху был вход, или объект – его взорвали и осталась осыпь.
Мы, Вадим, Е. М. и я поехали к «Херрингу». Вадим  - рисовать, а мы – дальше описывать укрепления на берегу. Вышли к «Херрингу», описали много объектов, среди которых было несколько новых – новые доты, входы. Даже те, которые были известны, мы нанесли высоту над уровнем моря, координаты по GPS. Поднявшись от последнего дота на берегу, заваленного как всегда, на кромке видели два необычных объекта, сначала первый, затем второй. Е. М.  предположил, что на этих объектах стояла крупная артиллерия, углы обстрела соответствуют направлению места гибели «Херринга». Он предположил, что именно из этих орудий могли уничтожить SS-233. До нахождения этих объектов было непонятно, из каких орудий могли попасть в «Херринга». Назвали их «Смерть Херринга – 1» и «Смерть Херринга – 2». Все эти объекты описаны в отдельной тетради. Вот дома предстоит работа, все перепечатывать, описывать объекты и перерисовывать четрежи. Но картина укреплений довольно полная получается.
Дошли до м. Юрлова – красивое место, скалы потрясающая. Описали последнюю «казарму» и отправились в лагерь. Последний дот, который мы нашли, оказался очень интересным, тем, что, судя по всему, в ней никто не бывал. Очень небольшая амбразура, вход как всегда завален, я туда пролезла. Под амбразурой – две крупных балки по станину, дальше хорошо сохранившаяся дверь с двумя круглыми стеклами, остатки самодельной печки из какого-то ведра и комната, обитая кровельным железом. Там нашла ящик, вернее четыре стенки без крышки и дна, с деревянной петлей  и веревкой – для снарядов. А на стенке иероглифы. Конечно взяли этот ящик.. В доте кроме ящика ничего не было, хотя и не видно, чтобы там кто-то был. А на входе как всегда осыпь – то ли взрыв, то ли естественное осыпание. Выходы, т. е амбразуры есть везде, а входов нет.
Но день очень продуктивный. Если на ПТН ничего не найдут, все равно отсутствие результата – это тоже результат. А ПТН, искусственная или естественная, это, мне кажется, и не столь важно. Главное – линия обороны вокруг мощная, значит чего-то охраняли, и внутри что-то должно быть. Будем смотреть дальше!!! (выполняю указание начальника экспедиции – поставить три восклицательных знака).

29 июня, воскресенье.
Утром сильный туман, накрапывал дождь, плюс 8, но потом потеплело. И отправились мы все на трудовые подвиги. Вадим поехал опять к скалам,
А мы втроем поехали к м. Юрлова. Я и Е. М. продолжать обмеры, а Вадим рисовать и фотографировать. Сегодня начали обмеры с большой казармы, на которой вчера остановились. Система интересная, судя по всему в одном комплексе – казарма, умывальник, туалеты, баня, пищеблок, это то, что удалось хоть кое-как идентифицировать. К колодцу выходит три керамических трубы из бани, пищеблока и туалета – получается, что керамические трубы у японцев для слива загрязненной воды, а для воды металлические трубы разного диаметра, но есть еще бетонные трубы и бетонные трубы    с металлической сеткой.
Потом подошли к снарядному складу, интереснейший сухой коридор из бетона, длиной 18 м, а снаружи обнаружили вентиляционный колодец, глубже почти на 2 м (170), чем это бетонное помещение, т. е. можно предположить, что есть нижний этаж, но входа в него не нашли – или в засыпанном коридорчике при входе, или где-то еще. И все время возникает вопрос – куда все дели? Ну, ничего нет. Вчера видели дот, в котором никого не было. И ничего…Дот с маркировкой – вернее всего расчеты по корректировке стрельбы, а в нем ничего.
От казармы взяли фрагменты керамического сосуда, 2 фрагмента с маркировкой латинскими буквами «japan и изображение льва и название фирмы.
И склад,  и ПН – все замыкается на артиллерийских точках, которые по предположению Е.М. сбили «Херринг».
Около казармы нашли прямоугольный колодец с огромными трубами – как главный распределитель воды. А чуть подальше – замаскированные высокими валами, круглые в плане площадки – одна  с полукруглой бетонной площадкой, другая с поперечной площадкой в плане две длинные прямые параллельные стороны, две другие – полукруглые. Все зафиксировали и измерили. Между всем объектами – сложная линия траншей – всё соединяют и пространство пересекают.
Подошли к двум мощным дотам на скалах. Они перекрывают подходы в пролив и к о. Топорковому. Интересные,  похожие внешне, но разные доты, где-то даже красивые, если так можно сказать о военном сооружении. Еще наткнулись на круглый дот наблюдения со щелями  и бетонным основанием под какой-то прибор. Измерили последний ПН с амбразурами на краю скалы, а дальше было продолжение укрепления, но его взорвали, по словам Е.М.
Сегодня решили вернуться пораньше. Погода хорошая: во-первых, опробовать лодку, во-вторых, порыбачить.
Спустили лодку на воду, но мотор не захотел работать. Дергали очень долго, но в итоге прогулялись на веслах и подошли к берегу.
И мы с Е. М. отправились прыгать по камням к дотам на м. Клюв. Но были без фонариков, тетради, только ручка оказалась при мне – ведь собирались в море. Так что описали по ходу движения пару дотов (один прямоугольный, такой еще не видели с широкими станинами). За неимением тетради писала на картонках из ящика, которые взяла из нашей кучи на берегу. Тоже станет экспонатом.
В один дот даже не было смысла залезать – без фонарика ничего не видно, а дот тоже необычный. Амбразура маленькая, и входа в сопке не видно. Надо будет туда вернуться.
Вечером по инициативе Романа испекли оладьи, без соды, получились они такие тонкие, плоские лепешечки. Но ели довольно активно, а на мой вкус они не очень удачные.
А в лодочном моторе что-то сломалось, так что завтра его делать будут. А мы пойдем дальше мерить. Мне это нравится, т. к. получаешь представление об общей системе обороны. До завтра.

30 июня, понедельник плюс 8. Солнце, но весь день набегал холодный туман.
С утра встали сегодня что-то рано. В 9 все уже были на ногах. Роман начал какую-то штучку выпиливать для лодки, хотят ее реанимировать. Вот сижу и вспоминаю, что было до 10.30. Но в 10.30 мы уже с Вадимом и Е. М. выехали на берег. Вадим рисовать, а мы продолжать описывать. Подъехали к тому наблюдательному пункту, который последний закончили вчера.
Подошли к скалам в отлив, бухточка вся мелкая, дно совершенно плоское, как рукотворное. Скалы суровые и красивые.
Попрыгали по скалами сразу увидели несколько новых дотов и отверстий. Вадим показал увиденный вчера им дот на скале, он виден только с противоположной стороны, а мы вчера пошли от больших дотов к переходу от второго дота, а потом – к доту наблюдения, и на скалы не ходили.
Сегодня начали с полуострова. Обошли все скалы. Все занесли в рабочие измерительно-чертежную тетрадь. Предстоит работа их приводить в порядок. Записываю на ходу, еще пытаюсь рисовать, а из меня художник тот еще, потом иногда сама не понимаю, что написала, а чертежи приходится иногда совместными усилиями приводить в должный вид. Буду потом восстанавливать. Сейчас пока еще помню и то иногда трудно восстановить.
Несколько типов дотов уже вырисовывается, но получается, что одинаковых почти нет. Линия обороны у м. Юрлова и  в б. Задержания очень мощная и прикрывает аэродром.
На берегу описали самый пока мощный дот – перекрытие 2 м толщиной, и опять непохожий ни на какой другой. Вдоль крутого берега идет траншея, везде гнезда, есть мощные эскарпы для тяжелых орудий, и все это направлено в сторону моря.
Приехали в лагерь уже в 17-30. Приготовила макароны и капустный салат, пока мужчины решали, где все-таки искать вход в ПТН. Первое место не прошло, просто земля. Вроде нашли еще одно место, где может быть вход. После раннего обеда, даже сами себе удивились, в 18.30, поехали к ПТН….. У трактора слетела гусеница, так что копать начали в 22.00. Вдоль склона идет сложенная из камней стена, как  будто что-то огорожено. Вообще складывается впечатление, что стены из камней, крупной гальки и цемента особенность и характерны для любой службы.
Вечер закончился в комнате опять дымом. Сгорел мой сапог, так что теперь желательно без дождя жить. У коллектива идей было множество – от галош, заклейки большой заплаткой, до предложения Володи дать мне сапоги 46 размера. Но я гордо от всего отказалась.

1 июля, вторник.
Утром тепло, плюс 8, небольшие облачка. Ничего не предвещало плохой погоды. С утра решили идти на лодке, вчера подчинили ее, - и лодку опробовать, если попадем в б. Айну, установить мемориальную доску А. Юрлову. В б. Айну, так как это самое вероятное место, где мог зимовать Юрлов.
Володя вчера чинил лодку, Андрей и Роман копали на ПТН, мы с Е. М. измеряли опять, но уже ближе к аэродрому. Вадим рисовал.
Дни летят быстро, только успеваю записывать и вспоминать.  Солнышко прямо летнее, даже не стали надевать рыбацкие костюмы, поехали в сторону Айну. Но только чуть повернули к открытому морю, порубив капусту, начался ветер, мотор что-то чихает. Е. М. предложил обогнуть о. Топорковый, а не идти навстречу ветру. Птиц несметное количество, на камнях лежат сивучи с номерами (меченые), скалы очень живописные. Обошли остров, прошли м. Клюв, зашли в бухточку, где выше был дот (не дот, а тоннель) в скале, но он оказался засыпанным. Наверное, то землетрясение, после которого было цунами. Цунами много изменила – открыла доты, а в б. Задержания размыла противотанковые рвы, смыла мареограф (осталась только верхняя часть) и открыла какой-то новый объект на берегу. Завтра пойдем их смотреть и описывать.
Плывем мы на лодке, удочки забросили – пусто, и двинулись к Ройо-мару. А там коричневое море от морской капусты. Мотор подняли и пошли на веслах. Трудно даже подобрать сравнение, чтобы представить на что похожи море в капусте, и плавание поэтому морю. По существу двигались, отталкиваясь от капусты. С трудом, но доплыли. Е. М. конечно же полез на Ройо, мы его сфотографировали, он открутил две гайки с 3 и 4 двигателей.. И двинулись назад к берегу. Пока стояли у Ройо, отталкиваясь все время веслами от Ройо, чтобы не проткнуть лодку, стадо сивучей нас пугало, совсем близко подходя к нам. Какие они крупные вблизи!!! Я успела сделать два снимка, но, конечно же, это не профессиональная камера.
Подошли к берегу и мужчины вытаскивали лодку через камни на безопасный берег. Это тоже незабываемое зрелище. Раз, два, три – и так несколько раз и лодка на привязи.
Сегодня пообедали как все нормальные люди в 14.00.
Мы с Е. М. поехали делать открытия; Володя, Андрей и Роман копать и искать ход на ПТН; Вадим  - рисовать.
Пока возвращались, обедали – погода резко ухудшилась. Хорошо, что не пошли в б. Айну. Поднялся ветер, с Охотского моря натянуло холодный туман. И впечатление на улице – как ноябрь перед снегом. Холодный ветер пронизывает, а на градуснике плюс 5 жары.
Результаты этого дня. Мужчины нашли дверь в ПТН – дерево, брус, но копать дальше нельзя, очень идет сильно осыпание сверху. Завтра вход законсервируют и поищут еще входы. Даже если сопка естественная, то там точно находилось какое-то производство.
Мы описали несколько совершенно новых объекта. Посмотрела сегодня тетради. Начали точки фиксировать с 67-й (до этого объектов 7-8 просто писали координаты.) – учимся прямо на ходу, а сегодня поставили 176 точку.
Смотрели аэродромную оборону – впечатляет. После соединения всех данных будет все эффектно выглядеть.
Многие помещения не можем объяснить для чего они.
Нашли насосоную, похожую на ту, что видели у большой казармы на м. Юрлова.
Нашли в одном месте аэродромного желоба трубы. Их две, располагаются друг над другом, впечатление, что циркуляция воды шла в двух направлениях. К ним под прямым углом подходит бетонная труба большего диаметра вся в сквозных отверстиях. Предположили, что для дренажа, но тогда зачем чугунные трубы, да еще две??
Мерили ангары-склады с красивой высокой каменно-цементной кладкой у входа. Огромные помещения со столбами бетонными в центре. На двух столбах обнаружили японские надписи.
Измерили аэродром – ширину, длину. Ветер такой, что, кажется, все мозги выдует.

2 июля, среда. Плюс 15 утром.
Сильный ветер, в б. Айну холодно. Хорошо, что вчера не пошли дальше поворота на море. Ветер поднялся ужасный, и ходить было трудно, и холодно. К вечеру у меня было впечатление, что температура опустилась к 0, но, оказалось – было так же как и утром, плюс 6.
Ночью ветер такой был, что стиральную машину на лугу перевернуло, все разлетелись, все банки попадали. Установленные в первый день столбы  брезентом свалило, ветер несколько раз за ночь дверь открывал. Завывало, как конец света наступил. К утру вроде потише стало, температура 14, почти что лето, но хорошо, что из теплых вещей ничего дома не оставила.
Поехали мы сначала отвезти Вадима в б. Айну, и там заодно по пути осмотреть Лапшедоты,   обнаруженные в прошлом году Лапшовым. Как почти все доты они расположены на склоне, продрались через ольху, в гору. Доты мощнейшие, Е.М. предположил, что и они могли попасть в «Херринг», по пути  к машине обнаружили еще один дот, совершенно необычной формы. Надо сказать, что одинаковых дотов, кроме кругленьких, нет совсем.  И у некоторых конструкции усложненные.
После б. Айну, уже немного умотанные отправились в б. Аэродромную описывать берег. Доехали до вчерашнего сооружения с косыми выносами, пошли дальше пешком, спустились у мареографа, и повернули направо – для нас в начало бухты. Как какая-то тренировка – вверх-вниз, вверх-вниз. Только поднимемся наверх, а внизу появляется дот – под разными углами видны разные доты. Но описали всю бухту и надеюсь, что ничего не пропустили. Дошли до самого крайнего и оказалось очень уж противного дота. Склон крутой - сначала грязь с песком, потом ольха, лопухи – подошли, а там нечего смотреть, дот и дот, ничего оригинального – одна амбразура и простое бетонное квадратное помещение.
Поехали за Вадимом, он целый день рисовал на берегу. По пути еще три дота определили, и Е.М. увидел необычное и интересное, пока даже названия нет, и как многое на острове пока необъяснимое. Круги в диаметре метров 12, расположены на небольшом расстоянии друг от друга, всего 9 кругов. Круги – с другой растительностью и очень отличается от другой окружающей растительности, и чуть пониже располагаются, чем окружение. В кругах – шикша, брусника, а вокруг трава еще полусухая, новая только пробивается. Предположили, что это и есть «соты», т. е. здесь что-то стояло. Но на плане «соты» в другом месте, а этого места на плане просто нет.
Наш день закончился, хотя Е. М. еще съездил за Вадимом, а потом к лодке с Володей и Андреем.

3 июля, четверг. Плюс 15, тепло.
Но поехали  в б. Айну, а там холодно опять. Нам надо пройти бухту до конца. Дотов оказалось не так уж и много, три полукармана (небольшие пространства под землей, очевидно для укрытия),  и один дот. Один карман засыпанный. Дот, как и все, стоит в неудобном месте, ползти надо вверх, да еще и ноги под углом ставить. Перешли речку Хесупу, вернее оставшееся от нее русло. Из-под камней на мысу очень живенько бежит активный родник, т. е. воды на острове предостаточно (и в б. Аэродромной много родников, да и труб видно много везде).
Проверили оставленную в прошлом году казанку. Лежит, как и положили. На розовом кухтыле Е. М. оставил послание, что имущество является собственностью Камчатско-Курильской экспедиции и просьба его не трогать, и душевное послание для Чиркова.
Приехали в лагерь, а с утра уже начали паковать кое-какие вещи. Упаковали все экспонаты и Роман с Андреем увезли на берег.
Е. М. решил свозить всех на экскурсию, на самые интересные объекты, заодно и установить доску А. Юрлову, да на обратном пути попытаться откачать воду из туалета японской казармы. На сборы ушло часа полтора, наконец, собрались.. Поехали в б. Айну, подобрали камень. Вадим нашел неплохую плоскость, но нужны были еще и трещины, чтобы вбить гвозди. Ветер холоднющий, возились около часа, долбили дырки, чопики делали, обрезали гвозди, (в основном Роман и немного Андрей), но, наконец, сделали все. И теперь на камне, так же как и на вулкане, сверкает наша табличка

4 июля. Пятница. Утром дымка, плюс 18.
Днем плюс 20, без единого ветерка. Пошли на м. Клюв – весь пролив, все море вокруг как вылизанные. Тихо, тихо, гладко и страшно душно. Допрыгали до крупных камней – очень утомительное занятие, даже трудно выбрать – какая дорога лучше. Дошли до непропуска, через скалы, перевалив через вершину, вышли к очередному доту. Отлив сильный, красивые камни, чаек стаи, нерпы нас любопытные сопровождают. Из-за духоты точно произошла  раскоординация, то упала, то фонарик потеряла – наверное, когда через скалу переползала. Пришлось доставать третий фонарик за эту экспедицию. У первого деталь потеряла, не включается. Но невезучий день  не закончился. Так как апофеозом не моего дня было еще одно происшествие.
После м. Клюв отправились на поиски горячей воды в «аномальную» ложбину  дороге, которой шли на вулкан. И не очень далеко, но из-за жары показалось длинно и бесконечно. У резиденции встретили Вадима. Он рисовал там. Резиденция у него получилась неизмеримо лучше моего чертежа
Замерили воду в 5 местах. Потом в городе покажем наши измерения.
Ложбина очень обжитая, все время встречаются ниши, отделанные камнями, но входов нигде нет, или так засыпаны, что ничего не видно. Когда смотрела фильм – действительно казалось, что там изменение цвета травы и земли, как-будто источник минеральный. Но вблизи, мне кажется, просто зона закрытая от ветров, прогреваемое место, может поэтому осенью и казалось особенным – и листва задержалась на ольхе, ветер не сорвал, трава еще оставалась зеленой. Сегодня же эта долина выглядела так, как-будто недавно  снег сошел, и трава еще не вся появилась. Но очень закрытое и комфортное место.
Обратно пошли, пытаясь попасть на верхнюю резиденцию, но попали в совершенно непроходимую лощину. И когда продирались через очередные кущи, я обнаружила отсутствие фотоаппарата. Но Е. М. героически, учитывая прошедший путь, побежал наверх, и несмотря на то, что собака наша носилась, поднимая вверх листву, нашел фотоаппарат. Так что эта лощина вправе носить имя фотоаппаратной  или лощиной Маши-растеряши. Мне сделали справедливый выговор, что не прячу аппарат под куртку, и что вообще это не мой день и надо быть острожной. Надо придумать награду «Герой Матуа» и первым героем объявить Е. М.
Присмотревшись к заставе, где живем, пришли к мысли, что постройки некоторые японские. Все измерила, завтра лучше посмотрю. И еще кажется, увидела то место, где на фотографии Уэда сдается в плен. Это как раз около заставы. Получается, что пограничники использовали постройки японцев, где у последних был, может быть, штаб, в общем, что-то, откуда руководили. На домах обшивка досками сложного профиля, в одном из домов потолок укреплен шпунтом, как в некоторых дотах.
Находили, напрыгали, налазили много километров, описали почти 200 объектов.
Корабль должен подойти 6-8 числа, начинаем собираться. Ожидать корабль будем по звуку, как переговариваться будем – не знаю. Этим будет заниматься Е. М.. Сегодня Вадим показал некоторые карандашные рисунки. На выставке отлично дополнит фотографии. Спокойной ночи!

5 июля, суббота.
Пасмурно, сильнейший туман с Охотского моря, и не верится, что вчера было лето. Плюс 14. Сегодня выполняли последние пункты плана. Почти все сделали.
Вернулись и сразу же поехали к верхней резиденции. И здесь лишний раз убедилась, насколько тяжело что-то искать на острове. Е. М. был на этой резиденции в 2005 г., но даже ему пришлось ее искать.
Вышли к двум параллельным стенкам. Очень много у японцев стен в лесу встречается. Причем они не сцементированные, а просто камни пригнаны плотно друг к другу. Время стены облагородило – мох, трава, и очень декоративное зрелище. Очевидно, так отмечались какие-то важные объекты, которые мы еще не нашли.
Вся ложбина со следами человека. Вот и вышли мы к «верхней резиденции». Очень сложная конфигурация стен. Из камней длинные коридоры, с поворотами, и представление такое, что все они вели к одному входу, но входа как всегда нет. Широкая дорога просматривается, как будто разворот для машин. Если еще учесть и обжитость лощины, а она по короткой дороге ведет к «нижней резиденции», это, возможно, был какой-то пункт, где проживало, воевало много людей. Может быть, было вроде полевого штаба, не знаю, есть ли такой.
Да еще вчера посмотрела все вокруг заставы, а сегодня заставу обошел и Е. М. Все осмотрели и пришли к выводу, что на заставе располагалось командование – дома бетонные (5 около нас, три чуть подальше). В этом же блоке – дизельная, насосная, колодцы- канализационные люки, недалеко от дизельки – кухня, вокруг заставы три ПН, стоит зенитка и пушка была, которую частично вывезли в музей пограничников.
Вполне возможно, что мы ходили 14 дней по территории японского командования.
Роман и Андрей закончили копать на ПТН, вроде уже вход нашли, но стрелы экскаватора не хватает дальше копать, да еще идет осыпание сильное. А там вроде боковой коридор. Похоже на методику японцев, как и в штольнях: коридоры, коридоры, а затем круто вверх какое-нибудь ответвление и осыпь. Законсервировали вход на ПТН, а трактор отвели на зимовку.
Температура утром 8, днем 11, но холодно из-за охотского тумана.

6 июля, воскресенье.
Утром туман, прохладно. Но лето все равно идет. Когда мы приехали, лабазник был см 30-40, зеленели лопухи. А уезжаем – лабазник под 2 м., а лопухи диаметром до 90 см.  Новое имя появилось у  тележки – «Дырчик», вот только у трактора-экскаватора нет имени.
Вот наша экспедиция и закончилась. Все уже на корабле кроме Е. М.  Не хочет он с островом расставаться, или еще не все приключения выбрал за полгода. Все уехали, 2 загрузки было, вещей, конечно, стало меньше, но прибавилось железо – гильзы, котел, лопасть и т. д.
Остров интересен, ставит много вопросов, сильно укреплен, а для нас и вопросов много еще и потому, что мы не специалисты в военном деле, не знаем правил японской фортификации. С военной точки зрения, мы про них практически ничего не знаем. Но нам удалось немного описать линию укрепления. Все посчитаем, и мне кажется, что он мощнее укреплен, чем Шумшу.
День заканчивается, завтра пребываем в Петропавловск
Боцман молодец, четыре ходки, без остановки, туда и обратно, и все доброжелательны, интересуются результатами экспедиции и все с интересом слушают и обо всем расспрашивают
Приятно, когда видишь симпатию и сочувствие. Похоже – они видят, что мы делаем нормальное дело, нужное, интересное и увлекательное. Таскают наши вещи и задают много вопросов.
Мы все загорели,  у всех нас видок,  как после отпуска, но проведенного диким способом. Первые слова, которыми нас встретила команда – загорели и отдохнули. Конечно, физически мы не сильно отдохнули, слишком много бегали по «парковой» зоне. Но как всегда, когда уезжаешь из города, все заботы остаются вдалеке, и если ив вспоминаешь о них, то как-то отстраненно. Ну а загар – хочешь, не хочешь, а загоришь – целый день на улице, тумане, ветре, солнце. Все!! Экспедиция проходила с 20 июня по 7 июля включительно. Ушло 6 человек – вернулось тоже шесть. Никого не потеряли. Все живые и здоровые, и мне кажется, довольные. Результаты, я думаю, неплохие. Когда из хаоса записей появится стройная система, вверена, это подтвердится. Время не зря потрачено.

7 июля, понедельник. Туман.
Идем на корабле. В данный момент проходим Лопатку, к утру обещали, что подойдем к городу. Так что я зря вчера закрыла экспедицию.
8 июля. Вторник. Вот сегодня точно закончилась экспедиция. Прибыли на рейд утром. Всю ночь с 3 часов играли в боевую тревогу, так что со всей командой прочувствовали, что такое военная служба.  Сначала обещали, что высаживаться будем с корабля, но в 11 часов подшел катер, и опять началось перетаскивание. Позвонила на ГТРК, пришла девочка Юля, студентка, ждать ей пришлось долго. Но я давала интервью, пока все перетаскивали и распределяли по машинам, а потом  записали Е. М. Так что задача по освещению экспедиции в СМИ тоже выполнена.
Вот теперь все, ЭКСПЕДИЦИЯ ЗАКОНЧИЛАСЬ.

Летописца изображала Ирина Васильевна Витер

Фоторепортаж о Восьмой исторической Камчатско-Курильская экспедиции на остров Матуа

 

Случайные фото

Матуа
Седьмая экспедиция на Курильские острова-39
165 высота
Природа, цветы-25
Восьмая экспедиция на Курильские острова

Главное меню

Ваши отзывы и вопросы по поводу приобретения полноразмерных фото оставляйте в разделе "Обратная связь"


Кто на сайте

Сейчас 9338 гостей онлайн