Камчатско-Курильские экспедиции

Фотоотчеты о Камчатско-курильских экспедициях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Дневник 16-й Камчатско-Курильской экспедиции

Дневник 16-й Камчатско-Курильской экспедиции

E-mail Печать

16-я Камчатско-Курильская экспедиция.

Сроки проведения – 7 июня -27 июня 2013 года.
Место проведения – о. Шумшу.

Состав экспедиции: Верещага Евгений Михайлович (руководитель), Витер Ирина Васильевна (научный руководитель), Анисимов Владимир Анатольевич (специалист ГБО), Дращев Евгений Владиславович (дайвер, лодочник), Журавлев Дмитрий Константинович (специалист по Георадару), Пташинский Андрей Валентинович (археолог),Коваль Борис Михайлович (консультант по острову), о. Софроний (священник).


10 июня.
Ушли из города 7 июня, но на яхте дневник писать было невозможно (очень населена и загружена, негде приткнуться).
Очередная экспедиция, и как всегда преодоление сложностей и трудностей. А сложности в организации экспедиции начались еще в феврале, когда от пограничников из Москвы пришел отказ в помощи доставки экспедиции на острова (совсем неожиданно для нас, хотя и можно было предположить, т.к. сменилось все руководство и здесь, и в Москве, а значит опять убеждать всех, объяснять значимость экспедиций). Планы были посетить острова Расшуа, Матуа, Шумшу. Дважды писали письма Яровой, Раенко, Проничеву, и даже в администрацию президента. Но оттуда переправили письмо в береговую охрану – и опять отказ, да и Проничев сменился. К сожалению, опять заново надо объяснять и убеждать. Вроде все говорили о необходимости наших экспедиций, но никакого результата. Транспорт искать пришлось самим, хотя многие и обещали. Правда, нам не привыкать надеяться только на себя. Получили три гранта (а это огромная писанина, объяснения, заключение соглашений), помощь от ЕР – и последняя неделя до отплытия – отхода, вся в беготне, закупках,звонках и т. д. Но, благодаря помощи хороших людей из гор.администрации, даже успели купить лодку и мотор, который нам был очень необходим. Так что идем на морской     яхте «Seewind», капитан  Андрей Полонянкин. Увидела я ее накануне отхода, и полное недоумение – такая маленькая и в океане. Но ЕМ успокоил – «Арктур», на которой они ходили на Матуа в 2005 г. меньше нашей раза в 2. Как всегда в последние дни часы гонка. Деньги осваивали, сначала пыталась считать и раскладывать по грантам, потом поняла, что безсполезно, так что буду считать и подводить итоги после экспедиции. День потратила на звонки по поводу продуктов, что-то очень долго соединяла водителя, погрузку, Володю на яхте и машину. Получилось только к 16 часам. Студенты помогли и топливо загрузить, и продукты. Но потом позвонили и сказали, что на таком небольшом транспорте они не рискуют отправляться в море.  Продукты не совсем то, что ожидали – вместо Малкинской – Вулканы Камчатки, а это просто питьевая, а нам нужна минеральная – влаги много теряем при переходах. Топливо привезли спокойнее     - спасибо Громову Александру Александровичу, и Мечетину. Готову к походу. А что студенты отказались, так даже и неплохо – итак яхта перегружена. Провожали нас по полной схеме и в присутствии ЕР, Слыщенко, Мананников, ГТРК, СТС, Причал, Кузьменицкий, Молодая гвардия. Правда место, откуда отходила наша яхта, совсем непрезентабельное, грязь, бочки. Уж не знаю как показали, но мне показалось, что никто не понял, на чем мы отправились в экспедицию. Накануне забрали квадрик и прицеп (Ли Бинь до конца июля деньги переведет), а отправить к нам на остров должны на «Сосновке», вместе с бензином для маяка на Курбатова. А вдень отхода успели оплатить и забрать лодку и мотор. Город постарался, все быстро оформили и деньги перевели – СПАСИБО!! А то бы пришлось брать лодку маленькую Скврцовскую, а на ней одной не особенно в море уйдешь. Отошли в 14. 15, хотя и провожали нас в 10.00. Дожидаль лодку. Сразу ее надули, мотор опробовали и все вместе на привязи за яхтой отпрвились в путь. Но накануне еще пришлось брать разрешение у пограничников на деятельность на Шумшу, получили бумагу с удивительной формулировкой – разрешение на производственную деятельность, выпас скота и т. д. Еще одна сложность без доставки на пограничных судах. Да и Андрей П. отправился один, а оказывается если групповой пропуск, то и передвигаться может только в группе. Ждал он нас на Чубуйном, и заним на следующий день яхта отправилась.
Устроились на маяке по-царски. Тепло- горячие батареи, свет. Я на матрасе, живем в трех комнатах. Отдельная кухня, столовая. Маячник Володя с женой (начальник маяка) в городе, на маяке Олег Толман – очень гостеприимен, угощает и грибами и рыбой. Да и погода нам благоприятствует – при переходе даже воздух был теплый, солнце, ни тумана, ни мороси. В пути только дважды налетел шквал – первый раз зашли в бухту и там переночевали, а второй просто шли под парусом. Шли в общей сложности двое суток, чистое время в пути полтора дня. Все спали внизу, а мы с ЕМ почти все время были на палубе. Выгрузились благополучно и опять удивились, сколько вещей вместила такая маленькая яхта. Везенье продолжилось – ГТТ завелся и Олег все вещи доставил к маяку. Если бы не он – не знаю когда бы все перетащили бы наверх. Ну а теперь нормально в лежачем положении спать.


Продолжение 10 июня.
1-й день на острове. Очень длинный. Проснулись рано, в 6.00. Утром обошли всю территорию маяка, дом внизу, где дизель стоит. Распеределились на день. ЕМ, Женя и Володя – в море, Борис, Дмитрий и я – на георадаре.  Софроний – по хозяйству – готовит обед, и копает яму. На улице легкий туман, тепло. Погуляли с георадаром по территории – видит радар кабель, трубы, изменения в структуре почвы. Дмитрий говорит, что перед отъездом много литературы по радару просматривал, но нигде о пустотах ни слова.  И многое, что видит, пока не понимает и не может интерпретировать. Пару раз копнули на 40 и 70 см, оказался отсев крупный. Так что дальше на такие изменения не реагировали, и Дмитрий комментировал-«опять дребедень». Нет, по его словам, такого прибора, который бы показал, что и как лежит под землей. Ходили по дороге внизу маяка – увидели какие-то непонятные полосы через равные промежутки, и только когда прошлись с радаром по крыше разрушенного дота, Дм.понял, что так показывается пустота. Подобное увидели на дороге, но вечером, когда прошли точно по этим местам , радар ничего не показал, вернее, показал совсем другую картину. Дмитрий в полном недоумении, и единственная версия – включили дизель и он изменил картину.При помощи мужской силы радар провели по вертикальной стене дизельной, но ничего не увидели. А дом интересный – по материалу и по штукатурке японский, - рабочий этаж – высота 3м, с другой стороны цоколь такой же высоты, но вход внутрь так и не обнаружили.
Морские пришли в16.00, ходили на место высадки десанта и там, где Мариуполь. Но программа не включилась, так что ограничились чист визуальными исследованиями. От Мариуполя судя по осмотру ничего не осталось, хотя некоторые железки на берегу и видны. На месте Мариуполя заросли капусты, напротив берег, все скалы в шурфах, похоже что под слип готовили берег. ЕМ сходил на памятник ДС 545, по его словам выглядит ужасно, ржавый, памятник упал, доска обновлена; второй памятник воинам-камчатцам, стоит целый, но ржавый. Завтра собираемся на 171 высоту (попробуем прояснить – почему воевали за 171 (по всем документам), а памятник и дот на 165). Сказали, что стелы все упали – посмотрим.
После обеда пошли к отверстию в скале, которую видели с моря. Спустились, копнули – оказался карман. Может быть естественное выветривание, скалы все слоистые, осыпающиеся и разваливающиеся.
На обратном пути остановились около взорванного дота. Нашла там еще днем много гильз. Дот мощный, имел две амбразуры артиллерийские, причем стояли крупные пушки, и один пулеметный. Или один был дот, или два , близко поставленные. Четкие сектора обстрела – один на Охотское море, второй и пулеметный на Тихий океан, как раз на место высадки десанта. Дот ж/бетонный с укрепленным бревнами потолком, внизу бетонное основание и металлически направляющие. Накат из бетона. Пока после беглого осмотра маяка впечатление об обороне японцев немного непонятное. Кроме этого дота в окрестностях маяка – нет ничего. Траншей довольно много, но неглубокие. Борис говорит, что у них были минометы и зенитки, которые были подвижными. Чуть ниже дота увидели и очистили бетонную площадку многогранную. Может как раз для миномета. На сегодня все.


11 июня, вторники.
С утра туман, мокро. Отправились двумя группами на море и на высоты. До 165 высоты  4 км. Дорога после снега мокрая, ноги вязнут.
Морская группа дошли до м. Почтарева, прошли от 5 до 8 км. На море туман, шли по GPS. Несколько объектов обнаружили, похожие на искусственные объекты. Женя нырял на месте треугольного объекта, где-то посередине пляжа – высадки десанта. Но очень много капусты, объекта не увидел. В этом и еще одна трудность обнаружения морских объектов.  GPS пробивает весь ил, как на оз.Красиковском, капусту, а объекты- то на дне.Скантировали дно от 1,5 до 7 км, всю длину черты высадки десанта. Все замыло песком, дно песчаное, заросло капустой. ДС замыло весь, говорят, что он появляется пару раз в год во время сильных штормов. В хорошую погоду (а это чтобы не было тумана, и море было поспокойней) попробует Женя нырнуть в районе Мариуполя. В ходе сканирования моря стало понятно, почему передовой отряд высаживался на расстоянии 100-120 м от берега. На этом расстоянии глубина резко поднимается, от 2м до 70 см. Даже резиновая лодка не могла близко подойти, а у ДСов гораздо больше осадка. Надо уточнить сколько метров.
Наша сухопутная группа дошли до 165 высоты, это где братская могила. По дороге отметили место «захоронения» пилонов с памятника в одной из казарм японских. Вообще удивительное решение реставрации памятника, причем Братской могилы. Вместо пилонов просто ровная площадка. На могиле Вилкова звезда упала, табличка отвалилась. Обошли всю высоту. Борис ходил по своим местам. Я пошла на 1 71 высоту. И множество вопросов – что штурмовали на 171 высоте, нет ни дотов, ни дзотов, тем более, который закрыли Вилков и Ильичев (он на 165 высоте). На 171 высоте три помещения подземных – 2 на вершине, один пониже. Мощные квадратные вентиляционные отверстия, возвышающиеся над землей метра на два. Бетон с галькой, внутри некоторых осталась доска. По конструкции – доты,  - вход, толстые стены, но нет никаких амбразур, есть только отверстия вентиляционные, выходящие в каналы на поверхности. В одном сооружение? Механизм? – сосуд, металлический, цилиндрический, на похожий на большую десятилитровую (по форме) бутыль, соединенный с механизмом – как будто необходимо  было вращать колесо, и что-то должно было выдвигаться на поверхность. Но что?  - радар, перископ, или что-то стреляющее? Два таких сооружения на вершине высоты, одно чуть сбоку на склоне. Но котел  только в одной. Но чуть позже увидели два таких котла валяющихся на склоне. Одно вентиляционное отверстие с сохранившейся деревянной обшивкой, или опалубка осталась? Не стало понятней как защищали 171 высоту. Траншеи есть, но совсем небольшие. Борис говорит, что были переносные легкие пулеметы, минометы. Но инфраструктуры с перекрестным огрнем не видно, и вернее всего упоминающиеся 64 дота – это на всем острове, или под дотами имеется  ввиду что-то другое.
Борис привел к двум дотам. У одного есть козырек, мощных боковых стен нет, и неглубокий – что могло стоять?. Второй недалеко. От первого. Смотрят амбразурами оба на Охотоморсую сторону. Второй дот помощнее – козырек с двутавровой балкой, разломан пополам. Попасть внутрь невозможно. Склон ближе к берегу в траншеях, но карманы повернуты вглубь острова, а не на берег. Собрали кое-какую мелочевку, сфотографировали семь танков в ложбине между высотами. С морского похода подошли к нам, к танку Икеда. При возвращении к маяку, пошли другой дорогой, Борис подвел к некоторым ранним раскопам – собрали посуду, бутылки, почти мешок. Черные копатели собираю только целую посуду, а мы все постараемся склеить.АндрейПташинский воссоединился с экспедицией. Его доставили на яхте, забрали с Байково. Погода сегодня – то солнце и жарко, то туман и холодно. Вроде прошли и не совсем много ( по моим подсчетам км 10, но устала как Бобик. ЕМ передал координаты: Точки 3-5 – подкова, крест; Точка 6 – колесо-руль; точка 7 – ромбообразный объект; точка 10 – ромб.


12 июня 2013 г. Среда.
Оделись на мокрую погоду. Борис рассказал, что один японец ему рассказывал, что на мысу есть дот, который уничтожили наши десантники. Весь день ходили по маршруту Бориса. Он остров хорошо знает. Прошли вглубь острова. Траншей много, но или уходят вникуда, или просто выходят на поверхность. В казарме обнаружили одну противодесантную мину (ее можно взять, она уже не опасная), а чуть позже ниже по ручью увидели видимых 10 мин – судя по их виду они полные со взрывной массой внутри и опасные). Их не трогали, только сфотографировали. Около казармы – вход внутрь, как всегда осыпанный, похоже на карман. Инфраструктура с небольшими неглубокими траншеям, позиций не видно. Нашли котел с иероглифами (предположили, что для купания, так как довольно большой), бутылки для сакэ и небольшие. Борис давно не был на острове и перепутал мысы – ходили по мысу около Почтарева.  На Почтарева на вершине мощная подземная инфраструктура. Выходы наверх – колодцы с металлическими ступеньками из камня (слоистого) – 3 штуки, вентиляционные шахты закрыты металлическими карманами. Много комнат, измерять на стали, - много разветвлений, потратили бы весь день. Точку взяли, но функция непонятна – вокруг не видно никаких военных построек – ни казарм, ни позиций. Чуть дальше по берегу, и ближе  к нему, батарея с четырьмя орудиями, похожи на Лопаткинские 130-мм. Сначала думали, что японские, но нашли русскую маркировку, и в одном воспоминании есть сведения, что эти орудия привезли в начале 50-х годов и заменили японские. Все пушки в общей системе с наблюдательными дотами (4 пушки, 5 дотов), довольно сложная система, где-то протяженность около 210 метров. Есть предположение, что основа японская – очень гладкая, прямо глянцевая штукатурка и на полу, и на стенах, множество ответвлений в вентиляционной системе. Чуть в стороне еще один дот с 4-мя амбразурами, но не совсем понятно, куда они смотрят, не на море, а вглубь острова.
И от него недалеко увидели первый настоящий дот с круговым обстрелом (похожий на Байково) и с вырезом-нишей для обстрела навесом. И что получается – вся линия десантноопасного направления сплошные наблюдатели, 1 арт. дот и 1 пулеметный, небольшие неглубокие траншеи и больше никаких следов обороны. Может в основном действовали на этом направлении живая сила и мобильные арт.орудия, минометы, пулеметы? Или как предположил ЕМ – наблюдают, и как только возможность нападения, то сразу самолеты, танки, войска из центра острова подтягивают. Но почему так? Или совсем нападения и никаких действий  от СССР не ожидали?
На самом берегу еще один наблюдательный дот, но сектор наблюдения странный- практически горизонтально к замле. Недалеко круглая площадка с направляющими – может быть для артустановки, диаметр – 320 см. Но стоит прямо на берегу – для устрашения?. Пока не можем многое объяснить. Оборона этой части острова производит странное впечатление.
Не состыковались с лодкой, так что Борис, я и ЕМ брели по сопкам, пришли на маяк к 17.30. А Володя, Женя и Андрей ждали нас на берегу, а мы их сверху не заметили. Пришли все мокрые – жуткий ветер и накат сильнейший) к 19.00.
Софроний готовил обед, сложно ему пришлось, тем более никак тушенку не можем найти – или не дали, или на яхте забыли, или на берегу в городе – но настоящий день ее у нас нет. Дмитрий боролся с печкой, ветер весь дым загоняет в помещение, так что вода еле теплая. Но живем прекрасно – тепло, свет, мытье.


13 июня, четверг.

С утра туман, сильнейший ветер. Флаги все наши постоянно падают. На море не пошли, сильный ветер, барашки. Пошли по местам Бориса, собрали неплохую коллекцию посуды, опять ампулы круглые, большие (подобные с Матуа мы отправляли на экспертизу). Борис собирает только целую посуду для своего музея (целый набор из всех типов военной посуды он подарил Северо-Курильскому музею).Нашли крышки к посуде-тарелкам, у нас не было, новой формы различные бутылечки. Высокий, см 50, керамический, цилиндрический сосуд  для сакэ, единственный недостаток – ручка отбита. Вечером всю посуду вымыли (мыл ЕМ, а я фотографиями занималась) и упаковали частично. Время быстро летит, так что заранее решили упаковать. Ну а днем после посуды, пошли на высоты. (а посуду на обратном пути забрали. И шли как ишаки нагруженные, как всегда).
Спустились на высоте в дот, который Ильичев с Вилковым закрывали. Это все-таки не дот, а коммуникация, длина 57 метров, с двумя боковыми карманами. Выкопано в грунте. В центр в прямом ходе – засыпка, Ем прополз дальше и вот и получилось 57 м. Судя по доту – за эту высоту и воевали., и памятник и могилы на этой 165 высоте. (по GPS – у нее высота 148 м). Но на всех картах обозначена  171 высота, в документах-отчетах тоже 171 высота.  Соседняя высота (которая и должна быть 171 высотой (по GPS – у нее высота 186 м), не понятно что брать и кто мог ее защищать Ни укреплений, ни дотов Нет и казарм, ни открытых артпозиций – ничего, что надо бы захватывать с большими потерями.
Еще раз  просмотрели непонятные помещения на высоте, может быть технические. А ниже к реке увидели и казармы большие, с печками, туалетами, умывальниками. Практически все казармы, которые видели на Шумшу имеют как бы двойной бруствер ( может для отвода воды?) , потому что сейчас расстояние между брустверами или еще в снегу, или в воде. Встретили и круглые площадки, на которых могло стоять арт.орудие, или миномет. Получается, что главная оборона была расположена у речки, ниже высот, почти у подножья 171 высоты. Может и танковую дивизию защищали и располагались. Так как по документам и воспоминаниям танки вышли через перешеек высот. В направлении, где мы идем по дороге обороняться можно было только численностью (около 13 тысяч на Шумшу), но мы не знаем как они и где были сконцентрированы. Может наши шли просто на господствующую высоту. Доты были на маяке, в районе Почтаревабатарея и дот, и на 165 высоте. Пока не понятно откуда перекрестный огонь вели. А может – не ожидали со стороны СССР никаких действий, или проспали, и действительно десант был полной неожиданностью, или же Фусаки был безграмотным командующим, и просмотрел десантноопасное направление. Но это конечно же пока предварительные предположени, так как по картине других не получается. Все собранное отвезли на берег, и уже сейчас ясно, что все на яхте не заберем, это тебе не «судейский». Завтра собираемся на Такеда. Вечером по дороге прошли на могилу на бывшей погранзаставе. Впечатление удручающее. Постамент бетонный разрушенный, на нем остатки самодельных пластиковых букв, часть валяется вокруг . Текст трудно восстановить, получается вроде: «воинам камчатки, павших в боях за освобождение островов от японских милитаристов». Совсем плохо дело с памятниками на Шумшу.


14 июня, пятница.
На море наши хотели поработать с ГБО, но поднялся сильный ветер, даже к нам  не смогли высадиться – очень сильный накат и боковой ветер. Перед этим ходили по бухточке, прямо на месте высадки десанта. Глубина от 2 м до 70 см. Даже нашей лодке мелко. Так что высадка десанта, передового отряда происходила в воду даже не по неизвестности фарватера, а просто ни одно десантное судно не могло подойти ближе.
На Почтарева все в траншеях, но карманы своеобразные – очень мелкие и неглубокие. Борис показал одну траншею, в которой якобы, по рассказам, была уничтожена пушка. Траншея вся в бревнах начиная от обрыва, подкопали в нескольких местах. Но ничего не видно. С обрыва бревна сгнили и глубоко не подлезешь, а дальше пусто. И что-то не похоже, что там могла пушка стоять. На маяк возвращались по берегу. Завтра по погоде хотим сходить на море. Вроде 14-15 ожидается циклон.


15 июня, суббота.
Легкая пасмурность, ветер. Из домика смотришь – тепло и благостно. Но флаги полощутся. Накакт сильный. Так что идем на высоты. Прошли за сегодняшний день км 15-18. Сначала на высоту, там на Братской могиле Софроний отслужил службу. А потом мы пошли искать входы в высоты. Андрей по стоянкам. Борис и Софроний к танку Икеда – хотят откачать воду и посмотреть, что там внизу есть. Снег еще на склонах держится, так что входы в склоны видны хорошо. Увидели провал, по логике может быть вход – к провалу подходит широкая транше и идет к реке. Но прокопали глубже – ничего нет. Во второй вход вошли (сразу провалился, только лопатой затронули). Спустились – подковообразная круговая галерея, выдолбленная в грунте, под ногами вода. Вход – небольшие бревна, см 20, выложенные в квадрат. Все производит впечатление недоделанного, или сделанного на скорую руку. Ниже по берегу – казармы, похоже, что и позиции, подтверждается наше предположение, что основная инфраструктура оборонная расположена между высотами и рекой, т. е. готовилиськ отражению десанта в долине, а не на высотах.
Женя увидел небольшой карман (прямо карманчик), назвали его объект Д, небольшой в грунте земляном, максимальная ширина 3 м, высота 1 м, а может и меньше. Назначение непонятно, единственное на что похоже, то на ход к реке, когда как коридор, а когда карман – то прятались, если их бомбежка заставала у реки. Вместо рек сейчас в основном снежники.
Пошли дальше по неведомым тропам под предводительством ЕМ, сначала в гору, через рябинник, кедрач, ольшаник. Лучше всего ходить по рододендронам, хоть за ноги не цепляет. Поднялись на ВРМ (военный радиомаяк). Полный советский развал, все дома покарежены, разрушены . И все это около мощнейшей мачты. Сказал Борис, что здесь все покинуто уже где-то 20 лет. Разруха полная, какие-то сараи без стенок. Удлинили себе дорогу, но пошли по вершине, не через кустарник. Около ВРМ увидели настоящую открытую круглую артпозицию, бетонную, с направляющими рельсами по кругу. Очевидно, орудие прикрывало долину. Прошли по верху, высоты на противоположной стороне, и об оборонных сооружениях такое же представление, как и раньше. Подземные коммуникации как небольшие связующие дорожки (правда не увидели, что связывают и соединяют). Казармы большие, интересной конструкции, практически все с печками на 4-6 котлов, с какими-то коридорами, нишами, много входов.
Андрей доволен – нашел несколько стоянок. Борис также удовлетворен – воду с танка вычерпали. Нашел в танке часть оправы очков, ботинок, фрагменты скелета (позвонки, зубы). С войны никто ничего не исследовал и смотрел внимательно. Удивительно Севкур совсем близко, собрали все свои коллекции по поверхности. Никто внимательно не исследовал, не анализировал, не составлял никаких планов. Борис раньше много ходил по Шумшу, все показывает, что знает. Безнего мы бы не смогли найти многое. Сложно что-то выявить. Расстояния большие, все заросшее, нет почти никаких четких очертаний.


16 июня, воскресенье.
С утра жуткий, низкий, плотный туман. На море не пошли, а пошли на дырки с минометом.Пошли по новой дороге с обратной стороны от высот. Сначала по болоту, потом вдоль линии Охотского моря. К часам 13  погода исправилась, тепло, солнце вышло, безветрие. Но опять плохо – оделись –то все на холод, и я в том числе, так что ноги еле двигала.
Линия обороны вызывает некоторое недоумение. Ясно, что когда в тебя стреляют, то неважно из одного пулемета, из ружей, миномета, или артиллерии. Но это наступающие. Очень сложный рельеф местности, очевидно, в обороне и он должен был играть определенную роль. Дюны, болото, ручьи, тундра вся в высоких кочках. Но дотов как не было , так и нет. Взрванныйдот (т.к. лежит часть бетона с арматурой), копнули и на глубине почти 2 м какая-то платформа с крепежом – опять наблюдательный пункт? И что наблюдают? И ни одной приличной огневой точки (Правда, все время сравниваем с Матуа- может не надо?)Подошли по снежнику к предполагаемому входу. Виден четкий сектор обстрела, лежат бревна, и там, где должна быть амбразура тоже горизонтально бревна лежат. Или взрыв, или естественный временной обвал. Копали довольно долго, бревна и под землей – привзрыве упали с наката и раскатились? На переднем бревне (можно предположить, что отсюда стреляли) бетонный налепной валик, повторяющий форму бревна – для упора? Прочности? Или что?. Вокруг рвы, много воды, провалов, траншей, довольно разветвленная сеть и довольно глубокие. Поднялись к танку Икеда, под высотой. Борис уже осушил танк и добывает все со дна всякую мелочь, и косточки мелкие.
Андрей работал на м. Почтарева. Говорит, что встречаются изделия, обработанные уже железом, т. е. где-то 500 лет. А вообще стоянке этой около 1000 лет. И все берега в стоянках.
ЕМ, Женя, Дмитрий,я двинулись к м. Норд. Дорога к нему через мелкий противный цеплючий кустарник ольхи, кедрача и рябины. Вышли к мысу. И опять странно – береговая линия нетронутая, без всяких укреплений. Пару траншей вертикальных, перед самым мысом небольшая казарма с печкой на один котел. Пошли вниз и на спуске под самым урезом увидели что-то похожее на разрушенный дот укрепленный бревнами. Впечатление, что скатились по склоны, диаметр бревен где-то см 40. Бревна были в два ряда, боковые стены тоже бревна. Потолок укреплен и досками. Направление стрельбы – вдоль берега, могли стрелять по десанту. Но орудие только одно. Может быть, потом живая сила из траншей встречала. Когда шли вдоль моря – Борис сказал, что отряд Шутова здесь шел. Получается, что высадка – бросок почти на противоположный берег и вверх к высотам со стороны перешейка.


17 июня, понедельник.
С утра идеальная  погода, полное безветрие, и даже тепло. Все вместе поехали на м. Чиканчи. Андрей по своим делам, а мы посмотрим еще один укрепрайон. Андрей обнаружил еще три стоянки. А мы высадились под руководством Бориса чуть дальше, чем хотели, т. е. как сказал Борис – здесь ничего интересного нет. Но мы своими ногами дошли до всего, что нам надо было. Пошли сначала вдоль берега. Увидели еще один настоящий дот на 5 амбразур, и еще один взорванный, в котором нашли большое количество взрывателей разных конфигураций. Все их оставили около дота, взяли только небольшой осколок снаряда. А дальше по дороге к плато – сплошная пустота. Какой-то странный противотанковый ров, расположенный под крутыми сопками. Куда должны были танки устремляться – непонятно. Может это ирригационный ров? Борис сказал, что именно у этой речки Морской и шли последние бои. Потом поняли, что он ошибся речкой. А здесь просто не за чего было воевать, также как и никто здесь не встречал – совершенно пустая долина реки, без всякого намека на оборонные сооружения. Поднялись на плато по совершенно непроходимым зарослям и спустились к дотам на склоне , которые видели при подъезде. Два дота на склоне и один полузасыпанный, похоже наблюдательный пункт.У дота небольшой вход. Раскопали, так как всегда обвалившийся, видимо был вход в дот, с деревянными креплениями у входа, а дальше немного грязи и опять обвал. Дот большой, верхняя часть и стены из бревен, см 40. Но войти нельзя, так как дальше потолок обвалился. Второй дот бетонный довольно высокий, судя по всему с воротами. ЕМ предположил, что там была выкатывающаяся пушечка.Внизу под склоном два бетонных круга и остатки синтоистского храма. Жаль, что все разломали. Трудно представить его первоначальный вид.Есть ступени к центру, где что-то было, резные колонны невысокие, два столбика-плиты со всех сторон вырезанные иероглифы. Все сфотографировали, и будет жаль, если кто прихватит себе в коллекцию. Правда непохоже, что там часто люди бывают.
После пошли на казарму, которую исследовал Борис. По пути еще один вход в сопку попытались расширить, при входе довольно крупные бревна. Но копать безнадежно, уж очень плотно все обвалилось. Казарма вся в хламе, фрагментах, но ничего путного нет. И вопрос - где все их личные вещи. Воевали, воевали – и ничего. Или все успели собрать на поверхности? А остальное заросло?У речки недалеко от храма остатки японского рыбозавода, с бетонными чанами, сооружениями, площадками и в одной стенке похоже на дзот. Та же нашли японские  артиллерийские гильз. Находок негусто, и ничего пока особо интересного. Получается – 2 дота плюс еще 2 (один треснутый), – четыре на Чиканчи, и один взорванный – получается восемь дотов и один дзот около рыбозавода (бревна упали – боковые стены бетонные). Дот на склоне, и дот около маяка – строение одинаковое – бетон, цемент, скрепленный длинными штырями, боковые стены – вертикальные бревна. Получается, что крупные оборонные сооружения не сплошные (тут нас Матуа путает). Траншеи неглубокие, и опять путаница (перечитали хронику) с высотами. Осмотрели укрепрайоны от маяка до высот, м. Норд, м. Чиканчи.Надо бы теперь осмотреть Бабушкино, аэродром Кузьминки, Беттобу.


18 июня, вторник.
Утро – сплошной туман  и ветер. Вчерашняя благодать исчезла. Собрались ехать на лодке в район р. Озерной и Болотинки. Оделись как на циклон, а море нас обмануло- совершенно спокойное. Наши флаги из окна неправильно ветер показывают. Дошли спокойно и благополучно до р. Озерной, потом перешли на другую речку, потом на Болотинку, где по рассказам много чего есть. Здесь мой плавно текущий рассказ прерывается чертежом-рисунком Жени, который вчера опускался в колодец, а сегодня я его поймала, чтобы он нарисовал, что он видел. Значит теперь о колодце. Колодец на маяке, где постоянное есть вода, и ею пользуются все маячники еще с тех далеких времен. Т.Е. колодец – японский. Все он там осмотрел – спукс и проход в другие помещения. Осадок небольшой – 3-5 см., стенки гладкие. Никаких труб, в которые бы втекала вода, он не увидел. Так что понятней  не стало, как вода появляется в колодце. ЕМ предположил, что прервали родник подземный и направили в колодец. Родников, подземных вод, болот и озер – дикое количество. Да еще сюда добавить снег. Снега в лощинах и ущельях стошлько, что только в августе , очевидно, и растает.
Теперь впечатление об укрепрайоне. Один дот настоящий, с внутренним усилением, с двумя амбразурами, три вентиляционных отверстия. По амбразурами бетонные станины. Шли по району, руководствуясь планом-картой, составленной где-то в 40-х годах. Но все там приблизительно. На плане указано два дота вместе. Один увидели и осмотрели, второй не нашли. И уже с моря ЕМ увидел его (а может и какой другой), где-то км в 3-х от первого на вершине мыса. Уже не пошли к нему, а просто зафиксировали. Вокруг всех береговых укреплений – а их 2 кармана в скалах, причем на плане один из них отмечен как дот, -  траншеи с гнездами вдоль всего берегового склона, траншеи, уходящие вглубь острова, казармы пустые. Впечатление как будто, жили где-то в глубине острова, а на берег перебегали по траншеям на дежурство – никаких следов жизнедеятельности – ни гильз, ни бутылок,  кроме осколков посуды в одном месте.
В долине р. Озерной вверх по течению увидели целый комплекс  кругов  5 штук, четыре почти в ряд на одном берегу, один – на противоположном, ограниченных бруствером (диаметр -12 м 60 см- вместе с бруствером около 14 м. ЕМ предположил, что это остатки айнских поселений. Вечером показали Андрею Пташинскому, который  не поддержал эту версию. На стоянки, западинки это не похоже, так что эти круги японские. Уже позже видели подобные по всему острову, правда, не в таком расположении. Андрей видел подобные и на Парамушире в заливе Шелихова. Да и на Матуа мы видели подобные, только без бруствера. Вернее всего в долине располагалась какая-то батарея с открытыми позициями.
Вот и все интересное и заслуживающее внимания  видели сегодня. Получается, что эта часть острова практически не укреплена, японцы обозначили свое присутствие, а на боевые позиции ходили как на дежурство. И держали здесь какие-то передвижные отряды. А укреплены в основном районы аэродромов и узел с Касивабарой.     Есть еще предположение (по сравнению с Матуа) – другое командование, другой район и другие задачи. Мы чего-то не понимаем. Если посмотреть весь остров, может более ясной станет ситуация. Но на самом деле, то, что мы видим, не соответствует написанному об оборонных сооружениях в районе высадки. И план расположения огневых точек, который мы имеем, не совсем точен.


19 июня, среда.
Иоре опять не получается. Сильный низкий туман, и ветер, как раз на той стороне, где нам работать. Дима  Женя будут смотреть трубы у колодца. Андрей собирается на стоянки – ждать погоды он уже не стал. Борис с Софронием на танки. Володя в помощь Олегу – за соляркой, углем и по хозяйству- технике. А мы ЕМ и я на высоту, где стоит какое-то  бетонное строение, недалеко от маяка. Оказалось, что высота, на которой стоит дом бетонный, лучше и серьезней всего укреплена. По окружности два ряда траншей, верхний, к вершине, довольно глубокий, почти в мой рост, с гнездами через каждые 10-15 шагов (м) и всего их 30, получается четкая круговая оборона. Есть по этой же линии и 3 позиции для небольших пушек. Казарм вокруг не видно. Что было на этой высоте – не знаем. По обе стороны от здания обнаружили какие-то бетонные колпаки, сложные по конфигурации со ступенями, вырезами. Что это такое – для локатора, прожектора? – очень уж мощное и монументальное сооружение. Для артиллерии? – но во всех случаях позиции внизу , или за бруствером, и сектор для обстрела. А этот колпак внизу, подходит траншея, но никакого входа, упирается в глухую стену в 70 см высотой. Частично откопали – зрелище впечатляющее, мощное бетонное сооружение неизвестного назначения. Второй такой же весь в земле – видна только верхняя небольшая площадка, по другую сторону здания. И никакой мозговой штурм не помог. Никаких версий – что это такое и каково его назначение.


20 июня. Четверг.
С утра совсем не  морская погода. Ветер сильнейший, накат и барашки. Пошли в поля, в долину р. Курбатовки. Прошли по склонам над долиной – ничего особенного. Посмотрели провалы – опять небольшой карман метра 3 и никаких укреплений. Пошли на казармы, где раньше был Борис. И сразу же наткнулись хоть на что-то интересное. В отвалах, которые раньше копали, увидели множество бутылок, бутылочек, фрагментов посуды, причем интересные и можно склеить. Назвали буржуйской помойкой, люди копавшие раньше, забирали только целую посуду. А чуть дальше еще и ямы и казармы.В одной из казарм множество гильз и целых патронов. Взяли много – и ленты и гильзы, будем раздавать школам. Несколько целых посудин нашли и прикипевшую ржавчиной к консервной банке ма-аленькую фигурку двух обезьянок, размер 1-1,5 см. Хвостики видны и у одной – мордочка. Странную небольшую плоскую пластинку с иероглифом с двух сторон, плоская с трех сторон квадрат, снизу две грани на треугольник. Сегодня договоримся  с Олегом, чтобы на Беттобу отвез. Будем звонить Володе, чтобы дал разрешение на поездку. А если нет, то море или казармы. Сегодня собрали целую коллекцию различных форм и объемов бутылочек.
Отметили день рождения Олега, он испек пирог с рыбой, мы ему собрали подарочки, что у кого было, получился прямо целый набор. Олег очень гостеприимен. Мало, что живем в тепле, со светом, баней, так он угощает нас все время рыбой белыми шумшуйскими грибами и хлеб замечательный печет. Если бы не он, то мы с третьего дня уже питались бы галетами.


21 июня, пятница.
С утра получили разрешение Володи ехать очень осторожно на ГТТ. Поехали нат аэродром Кузьминки, где принималась капитуляция в 1945 г. Выехали довольно поздно, в 10.40. Пока сложились, собрались. Софроний остался на хозяйстве. Борис сказал, что ехать туда часа 2, но дорога заняла 3.40. Дорога плохая, много переправ, на некоторых нет мостов, приходилось объезжать по тундре и то после тщательной разведки. Да еще все время зубья подбивали, т. е. остановки, хоть и кратковременные, но все время идет. Переправ было 8, шли по снегу, вверх-вниз, как акробаты, только на ГТТ. Аэродром производит странное впечатление. Большое заброшенное, какое-то бесприютное и пустое плато. Много земляных эскарпов, но не для больших самолетов. Полоса где бетон остался, где металлическое покрытие (может уже наше, подобное на всех наших северных аэродромах). Никакой особой обороны, сооружений, которые бы охраняли ВПП не увидели. Борис сказал, что они с другой стороны аэродрома – а почему только с одной? И что туда не поехали?. Посмотрели места с большим количеством в ямах противогазов, касок, патронов и гильз. Взяли каски получше, но почти нет со звездами и все с трещинами. Нашли довольно солидную часть мины. Хорошо, что посмотрели плато Шумшу, но ничего особенного. Почти весь день провели в дороге. На обратном пути заехали на развалины поселений – судя по некоторым признакам  (трубы бетонные, печки) был здесь японский поселок, а потом уже наши расположились (трубы, созданные из гильз большого диаметра, тазы, бидоны и т.д.). В одном месте ЕМ потянул железяку довольно тяжелую, использовали ГТТ и вытащили на свет пушку, при обследовании оказалась советской, все ее детали лежали около. Интуиция у ЕМ как у настоящего поисковика. К большому огорчению Бориса оставили пушку ее на месте.  На обратной дороге взяли еще 2 печки, которые валялись вдоль дороги.  Ехали почти все наверху, «на броне»,внизу сильный грохот и запах топлива. Завтра решили ехать на Беттобу. Олега там ждут сигареты, а нас -  новый район укреплений.


22 июня. суббота
Сегодня выехали раньше – в 9.30. С самого утра упаковали на берегу часть предметов для перевозки. Получается довольно много и тяжело. Лодка наша опять сама пойдет по морю за яхтой, так что погрузим в нее самое тяжелое.  Вечером приехали и увидели многонаселенный дом. Это утром подошла наша яхта, привезла каякеров пять человек, и Андрей Полонянкин и Кришталь в доме. Яхта ушла в Севкур, (на ней компаньон Андрея). Получается что-то многовато на одну яхту – нас 8, и прибывших 4, какая-то несерьезная ситуация получается – вроде не договаривались на такое путешествие. Завтра служба на кресте и пямятнике, мытье и упаковка предметов. Когда яхта подойдет – пока не понятно.
На беттобу мне очень понравилось Красивые места, дюны, озера – их 4 в системе. Там гораздо теплее, чем на Курбатова. Озера как в воронке. Гайдуков встретил очень гостеприимно, много рассказал по укрепрайону, по захоронениям. А потом и показал наиболее интересное. Жаль, что дорога занимает много времени. Все не успели посмотреть, хотя и подвозил в некоторые места маячник с Чубуйного на джипе. Осмотрели укрепленную сопку, увидели укрепления на других. Здесь стало понятно, что оборона строилась локально – на Беттобу укрепрайон напрален на оборону аэродрома, и против Первый Курильский пролив. Вся сопка над озером и аэродромом (без Гайдукова мы бы его не нашли – просто   полоса шириной метров 50-60, заросшая ольшаником, и примерно по центрц бывшей     ВПП проходит дорога) заросли ольхи, рябины довольно высокие. Доты очень приличные, траншеи, казармы, огромные резервуары – вроде бассейнов бетонных- один прямоугольный, другой квадратный, разные по конструкции. Интересные здания с 4-мя выходами, глухое, с единственно возвышающим выходом на поверхность, предполагает, наверное, командный или наблюдательный пункт. Подобного мы еще не видели. Так что о назначении здания – это предположение наше. Без Гайдукова Валерия Ивановича, мы ничего не увидели, разве что долгим перемещением по сопкам – трава уже в рост почти, ольха вся распустилась и все закрывает все сооружения. Интересные доты, дзоты – трудно дать определение: стенки метра 1,5-2 шириной, около метра высота,   с одной стороны оконце, с другой получается амбразура, и даже с 4-мя отбойниками. Какой-то открытый пулеметный дотик, причем необычный – тпо существу стенка , стоящая в поле, но стенка оформлена как передняя стена дота с амбразурой. Поговорили с Вал. Иван. по поводу укрепления северной части острова, он подтвердил, что эта часть укреплена мало, он это знал, но никто это не хотел принимать во внимание. А нам пришлось до этого выхода доходить самим и своими ногами. Но хорошо, что с нескольких сторон пришли к одному мнению.
Показал и взлетную полосу в районе Чубуйного, недостроенная ВПП, причем пока не встречали о ней упоминаний. Чубуйный тоже прилично укреплен. И маяк японский, но вот только с водой туговато. Нет колодца как на Курбатова. Воду на маяк возят с Байково, и маячник нам показал родник, откуда он иногда берет воду. Съездили в Байково, посмотрели ангары бетонные, для Жени проехались по ВПП, спустились к причалу. После нашего последнего посещения – жуткая разруха, и полоса разрушилась, и домики все рухнули, а причал практически разрушен, только ступени чуть держатся. Жуткий ветер и полная бесприютность. Стоят у причальной стенки два танка, которые москвичи в позапрошлом году не смогли вывезти, и понабрали больше, чем смогли переварить., Жаль – но там у  причала их, я думаю, скоро разберут на железяки.
Вернулись на Беттобу, а там солнце, тепло, и ветра практически не чувствуется.. Хорошее место, и благодаря Вал. Ив. стала понятней структура обороны острова. Еще он рассказал, что ржавый обелиск, который стоит между Курбатова и Почтарева, не соответствует надписи «Подвигу воинов –Камчатцам. Надпись прикрепили позже, когда в 60-е годы делали новый обелиск, а похоронен там капитан, связист Дьяконов, его нашли 30 августа  и опознали по ордену.  А под пьедесталом на цементе осталась надпись, что связист  Дьяконов из 101 Дивизии.
В эту поездку еще и приключение со мной произошло – переходя через реку, через верх моих болотников вода набралась, так что домой ехать пришлось внутри ГТТ, греться курткой ЕМ и ноги кутать в рыбацкий костюм. Но  выжила и даже чихать не начала.


23 июня. Воскресенье.
Солнце, голубое небо, но ветер жуткий. Складывали, паковали все наши приобретения. 13 мест-мешков оставили на берегу, надеемся. что какой-нибудь ГС сможет забрать.


24 июня. Понедельник.
Весь день бездельничали. Андрей пытался или говорил, что пытается дозвониться до яхты. Что-то непонятное происходит.  Яхта в Севкуре, решает свои дела, какие нам невдомек. Мы здесь в полном недоумении – когда  придут.  Даже возникла мысль, что самим как-то надо выбираться с маяка. Даже разработали план- кому завтра будем звонить. Но рано утром в 5.30 появились два человека, мы с ними не знакомы. Поняли, что это совладелец яхты и турист с Эстонии. Утром 24 быстро погрузились, привязали лодку и двинулись в обратный путь . На маяке Володя помог починить ГТТ, Дизель, вкопали столбы для ремонт техники, подарили погружной насос, оставили остатки питания (правда меньше, чем хотелось) – вообщем, постарались быть полезными.
Шли назад три дня и только к вечеру 27 прибыли в Петропавловск. Хорошо, ято яхта нас доставили туда и обратно, но больше что-то на ней не хочется идти на острова, тем более на Матуа, Расшуа.


16-я экспедиция закончилась.

 

Случайные фото

Табличка у основания креста
13-я Камчатско-Курильская экспедиция-35
Восьмая экспедиция на Курильские острова
14-я Камчатско-Курильская экспедиция
Служба на могиле погибших военнослужащих в 1952 г.

Главное меню

Ваши отзывы и вопросы по поводу приобретения полноразмерных фото оставляйте в разделе "Обратная связь"


Кто на сайте

Сейчас 17789 гостей онлайн