Камчатско-Курильские экспедиции

Фотоотчеты о Камчатско-курильских экспедициях

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Дневник 15-й Камчатско-Курильской экспедиции

Дневник 15-й Камчатско-Курильской экспедиции

E-mail Печать

3 июня - 28 июня 2012 г.

Состав экспедиции: Верещага Евгений Михайлович, Витер Ирина Васильевна, Анисимов Владимир Анатольевич, Имангулов Роман Артурович, Дращев Евгений Владиславович, Григоренко Александр Николаевич, Отец Софроний, Бондарев Василий Васильевич.

Отход на ПСКР II ранга «Карелия», приход на ПСТР II ранга «Сергей Судейский».

3 июня. 2012 г. воскресенье.

Началась 15-я экспедиция ровно в 17.10. Более организованная и четкая, но не потому, что раньше было хуже, а просто где-то к нам. Качество наших писем и хождение по многим инстанциям переросло в качество. Саша присоединился  к нам в последний день, а в предпоследний – знакомый Евгения – Василий  Васильевич. До этого предполагали, что пойдем вшестером. Уже во вторник стали грузиться, завозить все постепенно, так что в пятницу закончили погрузку. И в субботу отдыхали. Но, как всегда, лодку клеили в последний день, новую лодку, которую купил Скворцов, даже не раскрыли, забрали в коробках. Так что все предстоит делать, пока идем до первого острова, а он, очевидно, будет Маканруши. Наумов Анатолий Борисович сделал 2 креста, так что будем ставить на Маканруши и Харимкотане. Самое сложное, как и вызывающее самое большое волнение, это как пройдет погрузка на «Судейского» нашей техники. Но это мы узнаем через некоторое время. Всех состыковали, всем раздали телефоны и будем надеяться, что все произойдет нормально.  Мечетин  молодец, обещал дать и трактор и экскаватор. Скворцова оставили нашим связным в городе, может и с техникой придет к нам.

ЕМ проявил обо мне заботу, и курточкой прикрыл, и под голову дал подушечку – это, чтобы удобнее писать было, а может быть и совесть заела, он спит, а я почти надрываюсь над дневником. Но забота взбадривает.

Прощание прямо классическое получилось. Владыко приехал, Раенко, Наумов с двумя крестами и флагами, Лиманов с флагами. Мы все построились вместе с командой во главе с капитаном. Владыко провел службу, освятил кресты, всех благословил. И стояли на причале до самого нашего отхода, и ручками все махали. Владыко подарил экспедиции икону. Так что мы благословленные, обрызганные святой водой отправились в путь. А еще в этот день и Троица была, так что говорят все  пожелания  в этот день исполняются. Афоризм ЕМ: «Даже те, кто верит, верят, что мы верим. Так что и сами начинаем верить, что мы верим». Фотографировал весь процесс отхода Василий Васильевич, позже заберу в общую папку. Вот первый день и закончился.

4 июня, понедельник.

8.30 прошли Первый Курильский пролив. Проснулись по моему будильнику в 5.30, хотя я его и отключила. Весь день хозяйственный –  Стоят они теперь готовые на палубе кресты, красили, лодки надували, складывали все в мешки, подписывали, завязывали. Вообщем, одновременно проводили ревизию и упаковку. Весь день искали стропы, так на вторую лодку  и не нашли. Но нам обещали дать веревки для лодки. Ночь какая-то бурная была, качало сильно, что-то стучало, дверь открывалась. Утро наступило просто облачное, но не туманное. Но море не совсем приютное. День был солнечный, лицо даже чуть подгорело.  В Севкуре выпустили нас на берег. ЕМ договорился встретиться с Сомовым - руководитель Городского округа МО  Северо-Курильского района

5 июня, вторник.

Маканруши. Точка 400. 13-й крест.

N 49° 49 ?15,8?

E 154° 34? 18,8? Высота – 51 м.

Вечером 4-го мы читали лекции для экипажа. Я по Городу воинской славы, ЕМ про экспедиции. Слушали как всегда внимательно, задавали вопросы, просили фильмы. Рассказывали около 2-х часов. А утром и ночью жутко болтало. Где-то бродили, отмечали присутствие береговой охраны, и поэтому только утром пошли к  Маканруши. Дошли туда по бурному морю только часа в 3. День солнечный, но ветер холодный. Заплески на палубу почти до кормы. Лежали на палубе на шубах, в шапках, а ветер пылью морской кидается. Корабль кидает, что-то гремит. Володя весь день до острова болел, хорошо, что мы были на палубе, качает, но не умираешь. В 4-м Курильском прямо штормовой ветер. Пока наблюдали за волнами и прыжками корабля, не заметили, как подошли к острову. Островок маленький, меньше 20 кв. км., а подошли – и высокие пики, и красота, и чистота. Тумана нет, берег отличный песок серый с желтоватым оттенком, похожий на речной. Как всегда голыши серые. Ни на один виденный нами остров не похож. Здесь серый песок, потом болото, а затем утесы, все в ручьях, родниках. И болото, и сами склоны рыжие – может быть железистые почвы. Трава как на болоте. Сначала я думала, что место, которое мы выбрали под крест - скала, а подошли – как корка, покрытая травой. Только лопату воткнули, а там глина красно-рыжая, легкая, даже долбить не пришлось. Камень вниз под крест положили, чтобы крест не опускался. Потом, как всегда, крест, камни, и сверху как пирамида. Из экипажа помогали поднять камни, песок. Около острова, в этой бухточке, тишина, море тихое, а за поворотным мысом – море кипит. Около креста речка бежит  с водопадами, место красивое. Воздух теплый как летом. Женя принес трилиум и фиалку. Может быть, здесь теплей, и склон не подветренный. В городе трилистники только начинают расцветать. Или же просто собралось все в одном месте – вода, безветрие, овраг, тепло. И вроде уже лето наступило. Почти крест поставили, с корабля  торопят – ветер усиливается. Подошли к кораблю уже по волнам, а буквально через полчаса, когда уже двигались, волны стали перехлестывать через палубу. В 23.30 подошли к Онекотану и стали на якорь. Где-то утром должны быть на Харимкотане.

6 июня, среда.

Крест на Харимкотане. Точка 401.

N 49° 09? 42,4?

E 154° 29? 59,3?   Высота – 7 м

Не получилось к утру подойти к острову. Всю ночь простояли в тишине. Утром море тихое, небо голубое. Стоим. Мы проснулись в 7, и кофе попили, и фильм досмотрели, и время уже 10.00, а мы стоим. В 10.30, наконец-то, двигатели ожили, и уже в 12.30 мы подошли к Харимкотану. Туман опустился, температура конечно, не лето, но море спокойное. Да и туман не очень серьезный. У нас всех готовность полчаса. Пошли на двух лодках. Берег противненький, но подходы почти без капусты, глубина хорошая и без камней. Но берег сам в огромных камнях, которые скользкие от капусты. Но все в сапогах, штанах, так что выбрались благополучно. От берега – скользкие камни, крутой подъем. Крест донесли, передавая по цепочке до возвышенности, стали копать яму. Земля мягкая, травы еще мало. Матросики притащили остатки каменной кладки. И по испытанной методике поставили крест. Яма - камни – бетон – камни, как пирамида, а потом работа руками, бетон приглаживается для красоты окончательной. «Церетелями» были Вас. Вас. и Роман, Женя помогал. Поставили крест, а потом часик получили для осмотра острова. Издали остров смотрится как единый вулкан, даже немного похож  на Матуа (площадь около 18 кв.км). Поля на склонах без травы, как серый песок. Остров, во всяком случае, тот кусок, где мы были, в траншеях, казармах. Спустились в бетонный резервуар с металлической крышкой. Остатки двух домов бетонных с отличной японской гладкой штукатуркой. Развалины каких-то бревенчатых домов. Капитулировали по документам на Харимкотане 12 человек, а сооружения довольно большие. Очень четко виден Онекотан. Если гарнизон, хотя и небольшой был, должны быть орудия, которые бы пролив контролировали. Когда уже в море отошли, то в лощине стали видны четкие прямые линии, или остатки сооружений, или траншеи такие прямые. Но уже покинули остров.

Ставили крест всего 2 часа, в 13.10 подошли к острову, а уже в 14.50 гуляли по острову, в 16 .00 – двинулись дальше, уже к Расшуа. Подойдем к нему не раньше 23, уже будет темно, так что разгружаться, будем только утром. Сказали, что идет циклон. И вообще погодой пугают. Но нам главное, чтобы нас довезли, а там уж пусть буря, циклон и т. д.  Харимкотан, как и все острова своеобразный. Растительность похожая – земляника, примулы уже цветут, трилиумы, ольха в сережках.

Сейчас 23.00, но мы все движемся. Собрала со всех фотографии, записала экипажу фильмы, сделала папку фотографий для экипажа.

7 июня, четверг.

Утром подошли к Расшуа – туман, ветер, волны и сильнейший накат. Высадка невозможна, перебежали в безветрие, а там берега отвесные, практически пляжной полосы нет. Пошел, побежал наш корабль в укрытие, а это оказался Шиашкотан. Подошли к нему – солнце, тучи, волны. Укрылись мы в бухте Закатной, недалеко от нашего прошлогоднего креста, и встали на якорь в 15.00. Со стороны, кажется, что более разумно не бегать за десятки километров, а остаться около Расшуа в подветренной стороне. И как только погода, так сразу нас  и высадить. Но не мы решаем и  всегда кажется, что со стороны все виднее. Но вернее всего это ошибочное мнение. Гулять по острову нас отпустили. Сначала прокатились к прошлогоднему бую. Сняли с него солнечную батарею и еще какую-то штуковину. Очень удачно подошли, высадились, не пришлось карабкаться по скалам. Но вот назад, в бухту Закатную, к кресту – волны боковые прямо ураганом на нас налетали. Все мокрые, особенно Роман на руле, навстречу воде и ветру. Но он обучился в прошлом году у Дениса просто отлично. Очень уверенно держит лодку. Подошли к кресту. Весной совсем другой вид, несравним с августом. Около креста оказалась яма, обложенная камнем, печка в земле, непохожая на уже виденные – прямоугольная, металлическая. Крест поржавел, чугунные таблички тоже, впечатление общее, что стоит этот крест уже 300 лет. Дали нам три часа, предупредили, что ожидается ухудшение, а возвратились на корабль, стало намного тише. Но это в местном регионе. Так что вернулись, поужинали, кино мурявое посмотрели. Своих фильмов нет, а на корабле примерно одинаковый набор.

Просмотрели фотографии прошлого года, где будем высаживаться на Расшуа, получается, что надо левее креста. В бухточку, которую Игорь рекомендовал, трудно будет барже подойти. Почему-то разговор идет о барже, а не о лодках. Очевидно, хочется все погрузить после острова на баржу, а не перевозить лодками.

8 июня, пятница.

Утро солнечное, море спокойное, жаль, что мы не  на месте. Решили сегодня камеру опробовать, ГБО и сходить на Шиашкотан, перейти через перешеек. Камеру опустили, но она почему-то не вертикально в воду уходит, а горизонтально плывет. Но увидели винт корабля, дно не очень понятное. Но к вечеру старший механик что-то придумал, так что камера на дно вертикально смотреть будет.

К 10.00 ветер поднялся, к 11.00 – усилился. Володя, как главный специалист по ГБО, сказал, что ничего не будет видно, ГБО нужно спокойное море, странно – на какое море он рассчитан? Но явно не на тихий океан, и не на Охотское. Подошли к кресту первой партией. Решили заодно и новую (Скворцова) лодку испытать. А она меньше, да и мотор послабее. Так что уехали Роман, Женя, Василий и Софроний. А мы с ЕМ остались ждать. По возвращению Романа – поменяли лодку, и быстренько достигли острова. Было уже 12.00. Сначала нам дали 4-5 часов, но позже оказалось, что мы гуляем по своему усмотрению, т.е. Никуда сегодня не уйдем, разве, что ближе к позднему вечеру.

Решили подняться на плато и перейти на ту сторону, к Тихому океану. Поднимались, во всяком случае, я и Василий, довольно тяжело. Во-первых, я вообще подъемы не люблю, во-вторых, я была в рыбацком зелененьком костюме плюс спасательный жилет. На штаны наступаю, жарко – в общем, кошмар. Поднялись наверх, хоть штаны резиновые сняла, правда ветер бешенный, куртку оставила и жилет. Ветер - прямо голову сносит. Под ногами тундра мягкая-мягкая. Чуть поднялись на плато, а там низкий кедрач, высотой не больше 60 см, причем только в правую сторону, сбоку правого полуострова. А дальше ползучий ольшаник, ива, цветочки. Рододендроны не везде цветут. Вышли на дорогу, к столбикам, провод вроде японский, по дороге вышли к краю обрыва на другую сторону. Хотелось сфотографировать и Охотское море и Тихий океан, но для этого нужен пик на перешейке. Да и перешеек оказался шире, чем, кажется на картах. На самом конце дороги недалеко от берега Тихого океана, разрушенная небольшая избушка, где-то 1,5 м на 3 м. Бревна все сгнили, просто труха. Берега обрывистые, крутые, сильнейший накат и волны, и конечно же ветер.  По картам  дорога выходит в какую-то бухту. Но дошли до края, -  бухты с камнями, прибой, накат. ЕМ говорит, что была на этой стороне бухточка, куда заходили корабли и дорога вела туда. Но ничего подобного не увидели.  Никаких укреплений, ни траншей, ничего. На одном из склонов увидели что-то вроде позиции? входа? снег подчеркнул арочную фигуру. И больше ничего. То есть были укрепления, обращенные на пролив со стороны Охотского моря. Там и дот, который еще в прошлом году видели, и траншеи на плато. А с тихоокеанской стороны – ничего. ЕМ первый подошел к интересному оазису из черемши – посреди сухой желтой травы зеленый островок вкусной и толстой черемши. Отметили в дневнике – точка 402. Я издали думала, что это кедрач.

Дошли почти до края (утес большой), и в безветренной ямке, чтобы уши не отрывало сели перекусить и отдохнуть. Паек, который нам вручили для экспедиции довольно вкусный и разнообразный – и мясо, и овощи, и паштет,  повидло, и спички, и салфетки. Был у нас план – посмотреть около креста, в яме, которую в прошлом году не увидели, трава все скрыла. Тогда там нашли бутылки, когда ступеньки делали. А площадка, на которой крест, очевидно, в структуре ямы - казармы. А потом сходить в сторону камней с иероглифами, и  посмотреть еще одну яму. Но как всегда все на ходу меняется. ЕМ встал  как памятник лодку принимать, я осторожно бреду к нему по скользким от капусты камням. Евгений еще на берегу и кричит, что чуть впереди парит берег. Оказались горячие источники. На лодке подошли к ним. Прямо из камней, небольших трещин, а в одном месте с писком, выбивается  горячая вода, причем такой температуры, что руку нельзя удержать. Течет вода из-под берега практически н общей протяженностью метров 60. В одном месте пузыри, и около камней вода теплая, т. е. вода идет из-под земли. В этом месте сидел Софроний. А дальше  - образовались углубления в песке, в которых смешивается горячая вода и   приливная морская вода. Под водой, от берега метров на 5, прямо из песка бью горячие струйки. Там вода прохладней – больше морской. Там были ванны Евгения, а ближе к горячим струям ванны ЕМ, он даже огородил камнями свою джакузи, чтобы меньше холодной воды было. И оба лежат тюленями в ваннах острова Шиашкотан. А в прошлом году ничего не увидели, хотя обходили на лодках, и искали специально, вернее всего был прилив. Я ходила босиком. Вода где-то градусов 80, может и больше. Рука не терпит, камни и песок настолько горячие, что сложилось впечатление ожога подошвы, конечно, не до пузырей, но очень ощутимо. Как прилив стал больше, так и ванны охладились.

Когда были у вулканологов, они показывали источник, видные на песке при отливе, не снизу, а по поверхности. А здесь почти ванны Сноу, только не в камне. Но вокруг камни интересные – выглаженные и некоторые прямо оштукатуренный бетон с крупными камнями напоминают. Я склоняюсь, что это естественные камни, а ЕМ предполагает, что бетон.. Сейчас уже 20.00. Саша, Володя, Женя и Роман пошли испытывать ГБО. Днем делали, тренировали камеру. Сделали снимки днища корабля. Экипаж очень доволен. Вообще все наши поездки и испытания вызывают живой интерес. Хотя и ловят рыбу без устали, но нами интересуются.

9 июня, Суббота

Ну вот, мы и на Расшуа. Всю ночь казалось, что мы движемся, но удивлялась, что якорь не поднимается. А он гремит прямо у нас за стенкой.

Утром, в 6.00 якорь пошел, и мы двинулись к Расшуа (он в 30 км от Матуа). Мы как всегда собрались быстро и только команды ожидали. Погода не плохая. Солнца нет, но туман высокий, остров почти виден. Подошли к той бухте, которую рекомендовал нам Игорь. Перевозить весь наш скарб решили над двух наших лодках и корабельной. Дали нам 6 человек из команды. Подошли к бухте – а там капуста, камни, отлив сильный – не выгрузиться, пошли искать новое место. Нашли более-менее подходящее место почти на оконечности острова. Начали выгрузку в 15.00, закончили в 18.00. Команду отозвали на корабль, хотелось бы,  чтобы подольше они помогали, но ничего не поделаешь, у них свои дела. С капитаном (Василием Васильевичем) попрощались, сделали запись в корабельную книгу почетных посетителей и отбыли на берег Расшуа. Берег – жуть, но ничего лучшего не нашли. Весь в выбросах огромных и мелких деревьев, крутой берег весь в осыпях. Выбрали место, где более ровно, осыпи не такие свежие. Очистили от стволов и крупных камней площадку, чтобы все поместилось – и палатки, и баня.  Все таскают – отлив сильный, камни скользкие, лодка близко не может подойти, так что перегрузка идет поэтапно – вода-скользкие камни- выбросы, в виде деревьев,-подъем берега-сухие неровные камни - и, наконец, почищенная площадка. Я пыталась сразу навести порядок, чтобы позже было все легче искать, хотя на корабле, готовясь к высадке, все упаковали в мешки и все подписали, но мешков-то много!! Привезли последний наш груз – доски, цемент, бензин – и команда ушла, все дотаскивали сами. Организация в экспедиция на высоком уровне – о. Софроний и Володя ставили палатки, Василий и Евгений ставили хозяйственную палатку, Роман, ЕМ, Саша – носили все с берега. А я разбиралась. К 21.30 на берегу был почти, что готовый лагерь – три палатки, закрытые тентами, походная баня, почти дом соорудили из досок и тентов для кухни продуктов, вещей. Женя предложил самый оптимальный  и быстрый вариант домика, правда довольно большой и просторный. Сейчас все оббивают тентом. Вокруг нашего лагеря бегает нахальная лиса, наверное, не нахальная, а просто особо с людьми незнакомая. Удивляется - кто это такие?? Я думала песец, но все утверждают, что это лиса. По спине светло-серая, хвост на кончике белый. Теперь надо думать как, что и куда прятать, чтобы этот зверь не добрался. Получился у нас целый лагерь, как-будто, всю жизнь здесь стоял. Володя и Софроний баню уже даже натопили, там сейчас 50 градусов. Но воды в ближайшей видимости нет, так что во время спохватились и наполнили наши все тары водой с корабля. Завтра попытаемся обнаружить ближайший источник.

Место не очень-то красивое, суровое. Травка маленькая, и впечатление серости от осыпей, но берег весь покрыт щавелем и крапивой. Остров позеленее, чем Шиашкотан, почти снега не видно, даже в ложбинах. На камнях бакланы, топорки, чайки, других птиц пока не видела, да и травка так себе…

Лагерь получился потрясающий, и все за такое короткое время. Все молодцы!!! 23 часа, мы готовы для дальнейшей жизни на Расшуа.

10 июня, воскресенье.

Уже неделя мы в экспедиции. С утра мы с ЕМ  отправились на мыс. Берег ужасный для передвижения – камни все неровные, невозможно шаг приспособить, все подвижное, много выбросов деревьев. Интересные губки, взять интересного довольно много, но мы только начали свое передвижение. Все остались в лагере заканчивать устройство. Достраивать кухню, покрывать палатку для инструментов, водолазного снаряжения и т.д., строить туалет. Вчера не писала, кроме первых каракуль, – то фонарик забыла, то ручку потеряла, то тетрадь не могла найти. Это тебе не палаты на Матуа. Здесь все суровей – залезешь в палатку, и все должно быть под рукой, а пока  это не получилось. Не так комфортно, все теряю, не знаю, где и что воткнула, и все время в поисках, да еще и неудобно писать. Вечером пошел дождь – все вовремя закончили. В кухне есть и стол, и скамейки, и полки для продуктов и вещей, и отдельный стол для плитки, кастрюль, чайников. Когда пришли мы с ЕМ из похода, так прямо некоторое потрясение – так все цивилизовано и удобно, и опять-таки, за короткое время. Туалет чуть поплоше смотрится, но его созидатели, Володя и о. Софроний, судя по всему, первый раз были в роли строителей. Но теперь наш лагерь весь голубой-голубой, и виден отовсюду и с берега, и с моря.

Мы с ЕМ пошли вдоль берега к узкоколейке. Крутой склон, я с трудом забралась, или с зимы не расходилась, или резко постарела – второй не очень желательно. Дошли до узкоколейки – и опять вопросы. Зачем она на таком крутом склоне? Что возили? Зачем? Куда? Внизу бухточка - глубокая, чистая, хотя  и узкая. Наверное, небольшие суда-лодки могли входить. Наверху на плато, куда что-то можно было доставлять, ничего нет кроме двух разрушенных домов. Ни намека на дороги, ни остатков казарм, ничего, что могло бы быть похоже на добычу чего-то. Чистая тундра, цветут цветочки. В одном месте, похоже, что палатка стояла (но это могут быть вулканологи). След свежий – прошлого, или позапрошлого года, но не середины XX века, это точно. Дома похоже построены из японского бруса, (а может и наши для чего-то привезли). Три печки из красного кирпича, с металлическими уголками по углам, на одной дверце якорь (принадлежность японскому флоту), на второй вроде двух человечков, или может быть кривые иероглифы. Два полуколодца из бруса, неглубокие. Или засыпаны, или такие и были – что-то вроде хранилища. Наверху рельсы заканчиваются металлической поперечиной, и стоит столб, а от поперечины идет одна рельса в сторону домов и теряется, не доходя до них. Предположили, что возили что-то на одноколесной тележке, а так как сбоку протоптанная тропинка, то кто-то шел и направлял ее.

Вечером на лодке проехали в бухточку, очень просто подойти, никакие камни не мешают и глубина достаточная. Лежат два колеса для какого-то транспорта узкоколейного, надпись (я сфотографировала, а Женя прочитал): 53 Биробиджанская дет колония. Что это обозначает? Василий, посмотрев все, сказал, что рельсы русские. Его версия – что-то добывали заключенные, было все засекречено, и никто, поэтому не знает. Но что добывали и где? На поле, на склоне никаких следов, по острову, где были, вообще нет следов пребывания людей, и тем более добычи чего-то. Про Матуа вулканологи сказали, что там не может быть никаких полезных ископаемых, слишком молодая земля. А про Расшуа?

Осмотрев все вокруг, сверху увидели три больших лежбища сивучей. Одно – сплошные секачи,  второе - смешанное с детенышами, всего где-то около 50 взрослых, а третье – больше самцов, чем самок. Все орут, и запах даже наверху сильнейший. (У  Соловьева в его книге «Курильские острова» - на Расшуа «лежбищ морского зверя нет»).

С плато спустились к берегу Тихого океана, прошли две бухты, на третью, где по рассказам Игоря много сивучевых зубов, не пошли. И опять поднялись на плато по тропе как по Грузинской дороге, и чуть промахнулись мимо лагеря, вывел-то, ЕМ правильно, но смутила низкая лощина, и на метров 300 дальше вышли на склон от лагеря, про осыпи спустились вниз. Других дорог на берег, кроме как по осыпям – нет.

Чуть позже пошли в противоположном направлении от лагеря – места отличные для лагеря, но мы-то не знали. Хорошие подходы с моря, безветрие, без выбросов. Защищены места от ветра и трава вовсю колосится.

Почему-то множество остатков китов, причем громадных, Измерили часть черепа (часть в земле) – получилось 170 см от центрального отверстия, т.е. 340 см ширина видимой части. Есть и ребра китов и позвонки, и еще часть черепа.

В склоне, замыкающем нашу бухту, три отверстия. Одно – остатки крепей из бревен, похоже на заваленную коммуникацию. Две других просто карманы, один из них довольно глубокий. До склона все ровное пространство в одинаковых круглых в плане ямах, очень похоже на воронки от бомб, где-то их 18-22 штуки. Бомбили?? От последнего кармана идет дорога, по которой мы и пошли и вышли к той инфраструктуре, которую видели на гугловской карте. Очень странное впечатление производят все сооружения, которые видели. Казармы, траншеи противодесантные, коммуникационные ходы, круглые глубокие воронкообразные ямы разных диаметров. И ничего, сплошная пустота, никакого намека на присутствие людей. Время от времени поднимали дерн – несколько осколков коричневой тонкой керамики (пластика?), осколки битых больших бутылок, один бутылек из-под чернил (таких много находили на Матуа и даже с чернилами). И в одной казарме печка на один котел, наконец-то поняли, что за чугунные железяки, почти прямоугольные, встречаются в большом количестве – это колосники из печек. Здесь прямо внутри печки, когда стали очищать, их нашли. В очередной яме нашли просто колосники, в другой - бетонная площадка почти на все пространство – шириной 2 м, длиной около 5-6 метров – что это? Все казармы и т.д. располагаются на склоне вверх, к ним ведет довольно широкая дорога, метров 5. Возвращаясь к берегу, под ногами увидели множество отщепов, ракушек. По рассказам Игоря, это то место, на котором были американцы 4 раза, похоже на айнскую стоянку. Это конечно условное название, а может и не айны, а другие морские жители, как на Матуа? Сфотографировали, взяли немного ракушек, которых множество на поверхности, отщепов красного, белого цвета. В этом путешествии я потеряла свою испытанную шапочку, страшненькую уже, но прошедшую со мной 6 экспедиций. Жалко!! А все потому, что воздух намного теплей, чем на Матуа, и стало жарко, вот и сняла.

11 июня, понедельник.

Всю ночь шел дождь. И если вчера казалось, что остров теплей, чем Матуа, то сегодня мнение изменилось. Весь день дождь, жара +4, были на море с ГБО. Очень холодно. Сушиться только в бане, а влажность такая, что снова все сырое становится через пару часов. Кухня не прошла первое испытание, крепили степлером, и через скобы все протекает после суточного дождя. Капает на продукты, вещи. Так что закрыли вторым слоем тента, но уже на веревках. Теперь следующее испытание будет – ветром. А день промозглый..

Море тихое, так что пошли дальше работать с ГБО. Вчера, когда ходили к узкоколейке смотрели дно - песок, водоросли. Сегодня пошли к тем местам, которые на картах отмечены ПС (положение сомнительно). Час дороги, даже чуть больше. Как-то не так развели бензин, и мотор все время чихал, плохо заводился, свечи Роман чистил все время. Видимость, несмотря на дождь, довольно сносная, вершины в тумане, но берег хорошо виден. В течение дня туман опускался, поднимался, дождь то усиливался, то почти прекращался, но не до конца. Еще не совсем к морским исследованиям оказались подготовленными. Не взяли аккумулятор, а компьютер сел, телефон оказался разряженным (пытались позвонить по поводу корабля с техникой). Так что в 11.40 повернули к лагерю. Замерзли все основательно, до синевы. Взяли другой генератор, приоделись, потеплей и опять в море. Жаль терять такое море, почти гладкое. Больше всех конечно достается Роману и Жене – сидят навстречу ветру, брызгам, волнам и дождю. Ноги и руки просто от холода отваливаются. Но результат кое-какой есть, Володя что-то усмотрел. Но пока идет усвоение программы. Думали что 75 градусов обзора, это 75 метров по двум сторонам, т.е. смотрим 150 метров. А вечером, когда стали разбираться и просматривать запись, то оказалось, что смотри всего 20 метров, по 10 метров с каждой стороны. Хорошо, что в таком необозримом пространстве хоть что-то увидели. Какие-то поперечные полосы, условно названные «Зеброй», еще какие-то непонятные линии. Но координат не увидели, хотя GPS есть, т.е надо с программой дальше разбираться. Но просмотрели одну бухту 50 галсами, но только песок и капуста. После обеда пошли в следующую бухту, так же на двух лодках – в одной Женя и Саша, в другой Роман, Володя со всей аппаратурой, ЕМ и я. Появились волны, а для Сузуки они уже большие, она время от времени исчезала за волнами. Галсами обошли бухту раз 15, вроде что-то зафиксировали, похоже на какой-то искусственный предмет, довольно большой. Завтра по погоде, пойдем снова туда, камеру спустим, может Женя нырнет. В 17 часов решили идти вокруг острова, за м. Толстым видимость стала лучше. Но фотографировать – сплошное мучение – объектив не протирается, все сырое и мокрое, и фотографии будут в тумане. Руки как крюки, пальцы не сгибаются – лето в разгаре, только температура забыла подняться до хорошего плюса. От лагеря оказались ближе, но при подходе пришлось уходить в море, обходили большое поле капусты. А дождь все идет, завтра будем смотреть, что делать дальше – море или суша. Василий прямо как настоящий повар, сварил и первое, и второе, и компот, и салат. Ну, все  как в научной экспедиции! Ванны Сноу проскочили в азарте поиска подводных объектов.

Завтра надо звонить в город, примерно надо знать, когда подойдут за нами и кто. Остров на карте кажется меньше, чем он есть на самом деле, когда его ногами обходишь. Вчера, когда дошли до инфраструктуры, у ЕМ было желание пройти до озер. Но мои силы были на исходе, и мы отказались от этого плана. И как позже, оказалось – правильно сделали, мы бы просто не прошли бы до озера – слишком далеко, и все-таки не асфальт. Когда сегодня с моря посмотрели расстояние, то, конечно же, мы бы его не успели бы преодолеть. Надо идти с утра, так же как и на вулкан, и вернее всего по другому маршруту. Берез еще не видели, только с моря в одном месте похожие деревья по краю плато.

Ночью лисы устроили жуткую вакханалию около нашей палатки, чем-то хрустели, визжали, лаяли, на меня падали, приходилось локтями их отталкивать. Утром оказалось, что они устроили себе пир из курицы, которую Василий положил на стол размораживаться. Да еще пытались и на кухню проникнуть, продолжить пиршество. Обнаглевшие донельзя, когда просто любопытничают – это нормально, но поедать наши запасы – это уже нахальство.

12 июня, вторник.

С утра позвонили, узнали, что Судейский вышел. Трактор, машины погрузили, кран не вошел по размерам. Жаль и плохо, так что придется думать, как грузить на Матуа. Решили – не дергаться, просто работаем, а когда придет, собираться.

Утро пасмурное, но сильнейший ветер с ночи. С утра крепили все тенты- все шумит, парусит, так и норовит взлететь. А оставшиеся в лагере Саша и Василий спасали баню, чуть ее не унесло. Как всегда все конструкции приспособлены для тишайшей, теплейшей погоды, только вопрос – зачем они тогда?

Долины с озерами вышли на противоположную сторону острова к Тихому океану. Озеро большое, волны как в океане. Где там глубина полметра, по словам Игоря (может быть в не дождливое лето он мелеет, что маловероятно).  (По Соловьеву это два довольно больших пресных озера). Ветер воет, трава желтая, мрачный кедрач, ольха еще серая, волны ходят – мрачное впечатление от всей долины. Озеро и дальше тундровые озера, похожие на тундру около Синичкиного озера. По склону идет дорога и пропадает в кедраче. Опять - куда?  Откуда? Зачем? Из озера вытекает, вернее из болота, бочажков вытекает речка и течет к Тихому океану в б. Неприступную. Мы по этой речке и спустились к Тихому океану. Снега еще довольно таки много, черемши целые заросли. Здесь теплей, чем на Матуа. Собираясь на вулкан, оделась так, что опять пожалела, что не как всегда – в болотные сапоги, и сверху полегче. Но здесь предугадать просто невозможно. Надела короткие сапоги, а подошли к озеру – или далеко обходить заросли кедрача, а они немаленькие, или идти вброд, невозможно, т.к. оно глубокое, или переезжать на спине ЕМ. Согласилась на последнее как наиболее простое. Но дно глинистое и скользкое. В итоге ЕМ поскользнулся и я спиной завалилась в озеро, я вся мокрая, в сапогах вода. Сама-то высохла, а сапоги так до вечера и хлюпали. Преимущество длинных сапог – прошла бы, и было бы все нормально.

Речка закончилась красивым водопадом в б. Неприступной. Действительно,  неприступная, накат сильнейший, все кипит. Мы ее проходили больше часа. Валуны – не обойти, не перелезть, какие-то обвалы, осыпи, снежники. Перешли ее, вышли в другую бухту, а там не намного лучше. Берега Расшуа состоят из каких-то неправильных подвижных камней. Все ползут, неровные, ноги в постоянном напряжении. Но берега интереснейшие – и чисто лавовые поля, и отвесные камни, скалы, озерца, в скалах вкрапления красной яшмы? друзы небольшие, щётки кварца? Аметиста? Прямо по трещинам в камнях проходят светло-прозрачные и матовые полосы, щётки с кристаллами. Интересно, так идет образование каких-то минералов? Лавовое поле закончилось речкой из океана (приливной), стекающей водой со склонов и озерцами довольно глубокими. Пришлось изображать скалолазов, ЕМ первый, спустился, я перекидала ему рюкзаки, а потом и сама сползла-спрыгнула, чуть его не свалила в воду. Но все закончилось благополучно. А дальше немыслимые склоны с отвесными обрывами к морю, похоже, даже отрицательный угол у обрывов. Если бы с них скатиться (забирались по гребень, хватаясь за траву), то только в море плюхнуться. По словам ЕМ, лучше умереть в полете. Представила, что мой фотоаппарат летит вниз. Сразу жалко снимки стало, ведь второй раз по этому пути не пойдем. Но все обошлось, все на месте - ноги, руки, фотоаппарат, мы целые и невредимые. К концу пути еле ноги двигались, несколько раз упала и заработала очередные синяки. В бухточке, в которую в прошлый раз не дошли (где сивучевые зубы) ЕМ нашел два зуба, но не 5 кг , как писал Игорь. Недалеко увидели морских котиков, впервые на островах, в основном встречали нерп и сивучей. Котиковое лежбище небольшое, штук 20. По какой-то козьей тропе (след тропы) стали подниматься, а там сбоку карман с крепями, конечно же, обрушенный как всегда. Зачем и что охранять? Или кто должен там прятаться? Повернут на Тихий океан, на бухту. Очень загадочный остров.

Евгений и Володя обследовали узкоколейку и пришли к выводу, что там все советское. Нашли уголь, или его привозили, или его добывали. (Но где? Нигде даже намека на шахты или разработки нет). А если привозили, то для кого? Для двух домов строить такое дорогостоящее сооружение – рельсы, шпалы, крутизна).  Непонятно…

Весь день нас с ЕМ сопровождал ветер. К вечеру солнце на нашем берегу, замечательный закат.

13 июня, среда.

Ночью сильнейший ветер. Утром температур прямо летняя, жара +4, море вроде в волнах, а что дальше получиться, решили по ходу дела определять. Вышли на двух лодках – все 6 человек, Василий и Софроний в лагере. Не совсем у нас удачное место, как выходим в море так сразу морока, выводить надо лодку между камнями кому-то в сапогах, веслами отталкиваться от камней, да еще когда прижимной ветер, то просто тащит на камни. Вышли на юг, так как ветер северный. Вторая лодка (Скворцова) все-таки маленькая для моря, ее бедную на волнах швыряет, идет медленнее нашей, все время назад смотрим, как бы не потерялась, но она упорно пропадая между волнами за нами идет. С лодки посмотрели на наш вчерашний маршрут, – кошмар какая крутизна, и протяженность. Вышли в море с ГБО, камерой. ЕМ считает, что на Расшуа надо четко освоить и отработать с ГБО, чтобы проще было на Матуа, там море суровей, и погода более непредсказуемая. А для отработки есть много моментов - то палатку для укутывания Володи и компьютера забыли, то камера отключается, то штекер намок. А погода-то совсем не Средиземное море, стоять совсем не жарко, да и времени жалко. Прошли б. Неприступную, потом еще одну, затем предыдущую, в которой что-то вроде увидели. Целый день галсами ходили довольно медленно, а на Тихоокеанской стороне - солнце, так чуть не заснула под равномерный шум мотора и легкое качание. Когда огибали остров, то лодки бросало на волнах, встречный ветер и вся вода морская в лицо. Володя в основном видит песок, камни, что интересное заметит, то фиксирует фотографией. Расшифровать сразу очень трудно – как шпалы, барханы, что-то длинное. Вечером смотрят еще раз. Программа все записывает и запоминает. Координаты не сразу дались, глубины – Володя вникает в программу на ходу, если учесть, что он с ней познакомился за два дня до нашего отхода из города. Все, что хоть немного отличается от естественных объектов, фотографирует. Учится по мере поступления проблем. А я мерзну и все фотографирую. Женя вчера нырял, видел очень красивые камни, скалы и песок, ежики некрупные,  актинии есть, яркие и красивые. Но если видели каланов, то значит, есть и кормовая база (на Тихоокеанском берегу видели и котиков, и каланов, и сивучей). Птиц огромное количество – кайры, канюки, бакланы, топорков немного. Какие-то птички сухопутные чирикают, но ни одну вблизи не видела. Вчера видела в районе Арки вроде ястреба, сфотографировала, но большое приближение не дает резкости, поэтому кто это понять трудно. После очередного галсирования высадились на берег. Развели костер, ноги-руки оттаяли. Мы с ЕМ поднялись на плато по ложбине. По гугловским снимкам здесь тоже инфраструктура. Ложбина  на склонах вся зеленая, белокопытник почти метровый, лабазник. Увидели настоящую березу, все деревья растут от корня растопырено во все стороны.  Диаметр где-то см 20, увидели и более толстую березу см 25. Листья уже начинают появляться, но еще немного. Есть и совсем тонкие березки, диаметром 2-3 см. Высоту деревьев трудно определит, т.к. растут вдоль склона как ольха.

Инфраструктура странная, похоже, что все сделано, чтобы обмануть. Все нарыто как настоящее, но ничего нет и следов человека тоже нет. Может быть, для дезориентации все делали, чтобы обмануть с воздуха. А на самом деле и не было ничего на Расшуа. Что были все-таки люди, есть следы – печка, множество дорог, печка, осколки, но и все. Может, чтобы отвлечь внимание и боеприпасы от Матуа, все сделано? Дороги ведут в никуда. Да еще и ванны Сноу не нашли, вернее, не увидели с моря.  Сахалинцы прислали фотографии без привязки и без координат. Но на вулкане огромное фумарольное поле сфотографировала. Сегодня весь вулкан виден, но посетить нам его, очевидно, не суждено. Все предгорья видели - в кедраче, откуда подходы – непонятно. С моря подойти к фумарольному полю невозможно, к берегу не подойти – накат сильнейший, и даже если высадится, все берега - отвесные скалы.

14 июня, четверг.

Проснулись утром от гудка. Голос у «Судейского» мощный. Буквально через полчаса он и сам выплыл из тумана. Вскочили как по военной тревоге, полупозавтракали, обозначили командиру «Судейского» Лихачеву Дмитрию Владимировичу время для сборов, 4 часа, и начали собираться. Четко все распределилось. Володя и Софроний собирают палатки, баню. Перед эти собрали, упаковали, подписали продукты (Женя, я, Володя). ЕМ, Роман, Саша и Василий все таскают к берегу, и чуть позже Женя и Роман начали перевозку. Помогают 4 человека из команды. День был сложный, так же как и предыдущая ночь – какая-то бурная и эмоциональная, заснули где-то часа в 2. Так что день закончился, все спят, а я пишу практически с закрытыми глазами.  Собрались очень организованно, последние лодки ушли от берега в 12 часов, т. е как ориентировались на 4 часа, так и получилось, даже чуть меньше. Последний рейс с досками, бензином, цементом, Женей и Софронием, 4-мя человеками команды проходил в экстремальных условиях – ветер усилился, волны, которые через борт перехлестывали, лодка перегруженная (которая маленькая), посреди груза и воды сидит Софроний, так что многое он в первый раз испытал.  Этот рейс Женя назвал рейсом подводной лодки, которую изображала «Сузуки» «Судейский» огромный, особенно по сравнению с «Магаданцем». Командир молодец, и баню предложил, и обед. От бани отказались, не хотелось расслабляться, всего часа два на Матуа – а там опять разгрузка, погрузка, устройство. А обед приняли с удовольствием.  Скорость  у «Судейского» - пограничный сторожевой транспортный корабль 2 ранга – рабочая – 17 узлов, так что домчались до Матуа за 1час 45мин. И начали обратный процесс – выгрузка, мало, чем отличающийся от погрузки на о. Расшуа.. Командир улыбчивый, доброжелательный, но разгрузка тяжелая, хоть и помогали. Борта высокие, трудно подавать, трудно опускать. На палубе стоят два Газика с гордой надписью «Почта России» и гербом, синие-синие, трактор здоровенный (вроде ДТ-150). Кран, мы уже знали – не поместился по длине. А тележки, которую любовно упаковали на базе, с имуществом, тросами, крючьями, бензином – нет на палубе. Евгений Георгиевич должен был  сообщить Скворцову, и пригнать тележку на причал к кораблю. Но что-то не получилось. Очевидно обыкновенное разгильдяйство. Тросы попросили на корабле, бензина нет, так что будем экономить, так как на Расшуа лодка много съела.  Прямо невезение какое-то. Скворцов, Мечетин сработали отлично, трактор огромный, желтый и мощный, 2 тракториста – наши сразу их назвали дедами и одуванчиками. Но второе не подошло к ним, очень уж профессионалы. Сразу видно, что опытные – трактор прямо выпрыгнул с баржи, одновременно с опускаемой аппарелью. Буквально одна минута ушла на выгрузку этой махины. Первыми переправляли газики. Первый пришел пустой, даже без наших вещей. Второй уже был загружен, но накат усилился вместе с ветром, аж все воет. Место, которое мы показали, команда баржи не приняла, а выбрали место после долгих поисков на самом краю б. Айну. Баржа огромная, но ее ветром поворачивало. Закончили выгрузку в 20 часов, последними привезли бочки с соляром - самое тяжелое для выгрузки. Так что в 12 часов уложились, но все устали. Трактору сразу нашли работу – вывернул кузов ржавый из песка, на него вкатили, втолкали 8 бочек. Три бочки оставили на берегу – не поместились. Молодец Мечетин, запали ему наши предложения в душу, понял наши патриотические идеи. И помогают оба бескорыстно. Теперь главное сделать все, что хотели, доставить в город. А там другие проблемы – куда везти. Но будем решать проблемы по мере их поступления. Все спать хочу, завтра…

Продолжение вчерашнего дня. К вечеру все перевезли и опять начался разбор мешков. Все быстро происходит. Утром собирались на Расшуа, вечером уже Матуа. Остров совсем наш, и уютней здесь, и понятней уже. Да еще и домик теплый, никаких падающих мокриц нет, и стенки не влажные. Некоторая борьба с крысами, опять паковали так, чтобы ничего не попало в их прожорливую пасть. И как всегда некоторые потери из нашего багажа. Причем серьезные – не забрали баллоны с газом. Теперь придется мучиться с маленькими плитками и баллонами, которым всегда холодно и еле-еле горят.

Лагерь на Расшуа. Точка 422. N 42° 41? 42,2?

E 152° 58? 05, 9?

15 июня, пятница.

С утра, пока не все проснулись, пошли проведать наш сад-огород. Все прижилось, везде почки и начало листиков, кроме малины последней. Но мы ее в прошлом году почти две недели возили, так что ничего удивительного  нет, что она не выдержала. Но может быть еще оживет? Даже сирень прижилась. А лук колосится тоненькими перьями среди сорняков и земляники. Пропололи его, очистили от травы, полили. Посадили ландыш, мак, гиацинт мышиный и кустики смородины. Приедем на следующий год, а там сад цветет!!! Поле наше около домика начинает зарастать, все веселей. После сада вернулись в лагерь, а там уже все на ногах. Повезли трактористов (оба Саши, один Сергеевич, другой – Леонидович) смотреть  дамбу, (которую рекультиваторщики в прошлом году намостили), откуда, есть мысль, надо будет грузиться, в Айну уж очень далеко тащить все фрагменты. Все, что нам надо, находится в районе аэродрома. Решили, что будут ее разравнивать и готовить к приему баржи в последние три дня, чтобы не размыло. Крест  около тропы сломало, одна поперечина треснула, но Женя обнадежил, что ее подчинит. По дороге нашли прицеп с двумя колесами, из него сделали сооружение, чтобы перевезти лодки по дороге на берег бухты Двойной. Тележку нашу завели, и Роман уже на ней за водой для бани ездил. Парк наш автомобильный пополнился газиками, вот они и рассекают просторы Матуа.  Флаги все  развесили – Единой России, экспедиции нашей, Северо-курильского района, Российский. Флаг Единой России повесили и на трактор, и на одну из машин.

Трактор переехал с берега в овраг, и начали работать. То, что мы в прошлом году пилили, готовили дорогу, сейчас  при наличии желтого трактора совсем необязательно. Вытащили рамы тягачей, рамы от Студебеккеров (тоже неплохо – вернее всего ленд-лизовские). Но в овраге все не очень хорошие рамы. Вытащили раму с гусеницами японского плавающего танка, на нем две технические? таблички с иероглифами (точная привязка к Японии). Саши неплохие специалисты по технике, определяют, что и от чего. Вытащили паровую машину, оказалось, что это асфальтовый каток.  Если  вспомнить, что в описании аэродромов указывается, что одна ВПП на Матуа была бетонная с асфальтовым покрытием, то и наличие этой машины объясняется. Машина тяжеленная (Саши определили, что тонн 8-9 весит), даже если бы и очень захотели, взять не получилось бы: во-первых, тяжелый, не дотащим до берега, во-вторых, точно без крана не погрузим на баржу. Вытащили фрагменты тягачей, мотор самолетный, рамы какие-то с поворотным механизмом, Саша старший определил, что это обыкновенная тележка, для чего не уточнил. Используем трактор для вытаскивания в полном масштабе. Но, конечно же, все не заберем, и по времени, и по погрузке. Наши три единицы баржа выгружала в течение 4-х часов. А вывозить просто на берег – опасно, какие-нибудь залётные распилят и сдадут как металлолом. Процесс вытаскивания прервали иностранные туристы, прибывшие на круизнике «Орион-2». Разбрелись по всему острову 80 иностранцев, и сразу остров стал населенным. Некоторое удивление  у них присутствовало, вроде остров необитаемый, а тут люди, две почтовые машины курсируют, трактор, о. Софроний в полном облачении ходит. Часовня преобразилась - разместили 5 икон, поставили аналой, лампаду повесили. В центре икона матерь божия и Спаситель, слева – Георгий Победоносец. Все туристы зашли в часовню, интересовались о. Софронием, очевидно решили, что он местный священник. Как выразился, ЕМ, с точки зрения политической – пребывание на о. Матуа, когда он такой оживленный, очень важно (были филиппинцы, американцы, новозеландцы, немцы). Увидели живой остров, даже очень. После перерыва вытащили мотор авиационный и поехали на новое место. Один из Саш все время рвется работать, но видно, что уже устал. Он таскает тросы, а они тяжеленные, ЕМ ему помогает, приобретает новую профессию.

Вечером привезли лодки, по пути с б. Айну в б. Двойную. Эффектное зрелище – «Почта России» а на прицепе две лодки, одна  в одной. Сегодня вроде не должна была устать, только фотографировала все процессы вытаскивания и передвижения. Завтра, продолжаем вытаскивать, надо нырять, сбегать на новые объекты, а всего у нас 9 дней.. Роман за день довел баню до ума, температура отличная, не то, что в походной на Расшуа. Экспедиция продолжается.

16 июня, суббота.

Необычная погода для Матуа. Относительно тепло, легкий туман и почти нет ветра. Ночью было как летом, очень тепла. Вышла в час ночи на улицу, все небо в звездах, и два зеленых огонька бегают по периметру. Лиса так и ходит кругами, здесь они рыжие, в отличие от Расшуа, и не такие нахальные, хотя нас тоже не боятся, каждое утро на завтрак приходят. Не орут как потерпевшие, не дерутся. Ночи все звездные были, а к утру легкий туман. С утра поехали дальше вытаскивать. Поразмыслив, решили, что все не погрузим без крана и не вывезем. Будем брать самое яркое, чтобы привлечь внимание и заручиться поддержкой на будущее. Сейчас попытаемся вытащить все намеченное. Вытащили мощную минометную станину, часть небольшого асфальтоукладчика, танкетку из ближайшего оврага (вернее четыре колеса, соединенные рамой), раму с траками от «Комсомольца», «Сталинец» (их здесь несколько в разной степени разрушенности).  Несколько предметов доставили в лагерь. Сегодня забирали бочки с соляром из б. Айну. Море тихое, но накат сильнейший, волны так и гудят. Так что ничего хорошего ждать от этой бухты нельзя. Володя целый день занимается лодкой (клеил), ГБО, камерой. Роман сделал полочку для часовни, чтобы положить на нее свечи, ладан, книги, которые привез Софроний. Очень он ответственно подошел к убранству часовни, да, очевидно, с благословения и при помощи Владыки Артемия. Василий так махал топором, что теперь не может разогнуться, так что болеет. Софронию пришлось его на кухне заменить.  Саша и Женя лодки на берег отвезли. Все при деле. Точку высадки в б. Айну записала на фанерке, но пока не могу найти ее. Некоторые вещи, хотя все и подписывали, просто исчезли. Но это и не удивительно. Один кладет, другой ищет и перекладывает, третий идет и тоже что-то ищет. Все-таки за один день упаковка-перевозка-опять погрузка – распаковка, это слишком сложно. Все перепуталось… сегодня только ножи вытащили, и то, когда уже сильно понадобились. Василий болеет, мясо решили разморозить и сделать шашлыки. Но корова была точно очень преклонного возраста. Залили мясо двумя бутылками вина, нарезали лимонов, день стояли, а вечером с трудом разжевывали. Мясо – подарок с «Судейского», так что принимаем подарок и радуемся. Мы в эту экспедицию мяса совсем не брали.

Завтра по погоде идем в море. Саши – трактористы работают, все тоже работают, и все думают-придумывают,  как будем грузить без крана (тележку делать? Лист железа искать? Закатывать по шпунту Ларсона?  Вечером дернули Газиком рельсу от помойки, а она длинная с двумя разъездами, стрелками, вместо шпал металлические поперечные полоски. Как будто станция была. Я бы взяла в город рельсы, фрагменты тягача, он рельсовый, фрагменты танка и мотор. А больше мы просто не погрузим.

17 июня, воскресенье.

Ночью стильный ветер, флаги создают свои хлопаньем шумный фон. Утром туман – низкий, мокрый и холодный.  В общем, Матуа стал настоящим, а то предыдущие три дня была непонятная для Матуа погода – и тепло (правда, относительно туман высокий и почти без ветра. Вчера ездили на Айну за бензином, так по ощущению градусов 8-10 было. А сегодня точно градуса 4, не больше. Ветер дует, а мы на море собрались. Вышли, предварительно изучив карту, где что может быть. Сгрузили лишнее на берег, вывели между камнями лодку и бороздили 4 часа море и вертикально, и горизонтально. Но туман сильнейший, трудно ни на что, ориентируясь ровно ходить. Так что в лодке немного нервная обстановка получилась. Лодку толкал и сбивал с курса и боковой ветер, и волны, да еще и GPS как-то неправильно работала. Замерзли все, очень укачивающая обстановка, т.к. ГБО работает нормально при скорости 3-5 км. И туман, который время от времени закрывал все, так что полностью ориентацию теряли. Прочесали часовничью бухту, прошли и айнскую стоянку, и бухту, где Денис гулял под водой. Но ничего примечательного Володя не отметил. Из-под своего полога подавал голос: песок, капуста, камни отдельные. Просматриваемое дно по 10 м. с одной стороны, т.е. смотрим 20 метров дна. Сделал 54 фотографии всего, что ему казалось примечательным. Потом вечером все надо пересматривать – все по-другому смотрится. Совсем закоченевшие вернулись в лагерь.

Два Саши чинили с утра свою громадину желтую. И на нее оказался кто-то более сильный – всего лишь крупный валун на берегу Айну. Выправляли до часов 15. А мы в 16 часов пошли в сторону Резиденции, взяв с собой Володю и Софрония. Оставив их, там двинулись дальше наверх, прошли по прошлогодним местам, и чуть выше вышли в неисследованный нами район – казармы большие, сразу несколько печек чугунных нашли (конечно же, все разбитые). ЕМ нашел коричневую чашку типа пиалы, но чуть другой формы, высокая, и материал интересный – то ли пластик, то ли тонкая непонятная керамика; и смешную мотыгу с двумя отверстиями. Один фрагмент печки, непохож на уже виденные нами. Будет время, надо попытаться собрать и понять, откуда этот фрагмент.

Софроний предложил провести в часовне воскресную службу, и когда мы пришли к часовне, то дорога Сашами была почти закончена.  Впервые в часовне была проведена воскресная служба за благополучное завершение экспедиции. Володя снимал на камеру, но получилось темновато. Для часовни Софроний привез 5 икон, одна на аналое, свечи, иконки небольшие. Все это будет находиться в часовне. Вот только дверь надо будет делать. Кто-то любопытный дверь не закрыл, и ее ветром вырвало, и теперь ее подпирает скамейка. После службы – опять в работе все. ЕМ показывает фронт работы Саше нашему на завтра – дорогу к казармам выше резиденции. И чуть свернув в сторону, опять оказались в неисследованном районе. Такое впечатление, что остров разрастается и маскируется. Осколки белой посуды и большое количество маленьких темных бутылёчков со звездами, не забрали, оставили на завтра. Мы же просто пошли дорогу смотреть, а находки у нас не были запланированы. Закончили уже в десятом часу,  и то еле азарт поиска ЕМ, пресекли.  По лесам, казармам мне больше нравится ходить. Хоть какой-то результат. А на море, немного скучно, но кое-что находим, но пока неопределенное. Да и представить себе: море бескрайнее, наша лодка, обзор 20 метров, хоть галсами, хоть как, а все чистая случайность. Были в той бухточке, где Денис видел много железа, а ГБО показывает песок. Правда, туман помешал чуть подольше походить около Топоркового. Завтра в море пойдут Женя, Володя, Роман. А мы в сопки-горы. Василий будет продолжать болеть. Софроний ему по лагерю помогает. Вечером ЕМ громко спросил, кто с нами в сопки, но в ответ тишина. Не очень-то рвутся ходить. В лесу сегодня видела потрясающие лужайки фиалок, громадные трилиумы, практически по колено ЕМ, см 40 точно, и сам цветок огромный. Уже все-таки середина июня, так что все и должно цвести. Но мне кажется, что в этом году как-то все одновременно – и ятрышник, и трилиум, и фиалки, и примулы, и рододендроны. Температуру точно не могу записать, градусник нет, но по ощущению градусов 5 все время, не больше.

18 июня, понедельник.

Ночь опять теплая была, так что и утром почти лето. По ощущению – градусов 12. Все разошлись по заданиям. Саша и Софроний – к резиденции. Володя, Роман, Женя – на море. Вроде море спокойное в пределах видимости, и чуть теплей, чем вчера. Мы с ЕМ пошли по лахару, к объекту, который видели на карте. К Софронию и Саше присоединился Василий, надоело ему болеть. Морские наши ходили дважды сегодня, прошли вокруг Топоркового, ходили к Клюву, отметили все интересное, что не принадлежит естественному дну. Володя совсем освоил программу – видит и координаты, и  глубину. Так что глубиномер не нужен.

Мы пошли через лахар к объекту, но так и  не дошли до него. Обнаружили хорошую инфраструктуру – казармы огромные, коммуникационные траншеи прямо гигантских размеров, переходы. Увидели вход вниз, и лишний раз убедились, что исследовать нашими силами бесполезно. Вход начинается где-то внизу, метров на 5 ниже, а мы видим его верхнюю, или среднюю часть. Но, с другой стороны, вход в склон прямо из траншеи. Как в него спускались? Нашли интересную печку, тару (для хранения саке). У одной бочки, которую взяли, сохранность почти 100%. Спускались по лахару как ишаки нагруженные. Видели и отметили «столовые» с печками на 2, 3 котла. Пространство вокруг печек бетонированное. Есть печка и на один котел, она находится около разрушенного технического сооружения (судя по арматуре). Все точки   найденного в походной тетради. Нашли печку облегченную и немного странную, кусок керамики, бутылки в траншее, много побитых, но есть и целые из-под пива, вина. Взяли с собой три бутылки, явно японские, т.е. с иероглифами. ЕМ нес тару и печку, а я на лопате железяки (на одной четкие иероглифы, потом будем выяснять, что это такое,) и бутылки. Зрелище как всегда интересное.  Нашли еще авиабомбу, довольно тяжелую, а Софроний -  чуть поменьше, еще добавить немного гильз – вот и все находки за день. Василий сообщил, что они нашли баню. Причем в районе резиденции. А уж эти места вроде все нами пройдены. И никто не удосужился сфотографировать. Софроний пошел показывать ее, чуть поблуждал, но вывел. Оказалась никакая ни баня, а печь стационарная на 4 котла, для довольно большого количества людей. Все-таки все надо проверять, так как все видят всё, по своим представлениям и знаниям. Нам легче, т.к. мы много видели и можем сравнивать. Игорь сахалинский в прошлом году видел мостовую, бордюры и посаженные в ряд деревья. А в итоге оказались стенки, причем небольшие, которые мы уже отметили. Так и Василий, интерпретировал все по-своему. Если бы сфотографировали, даже идти бы не пришлось. Саши нашли гильзу с китайскими иероглифами, немного железяк. Но с горящими глазами рассказывают, что есть и тросы, и лебедки.

19 июня, вторник.

Сегодня утро (а утро теплое, тихое и довольно, по матуански теплое, лёгкие облака, тумана нет) обсуждали, что целесообразно брать. Решили – два тягача, танк, маленький асфальтоукладчик, рельсы. Пишу, и может показаться, что все тягачи паровозики, танки целые, а на самом деле сохранились только рамы, наверное, только нам и интересные. Рамы машин даже трогать не будем, очень они ржавые и ломкие, Саши сказали, что волоком и остатки переломаем. На тракторе какая-то пружина полетела, так что очень ограниченные им работы можно делать. Морская троица в море, Саша и Софроний на дороге, Василий где-то на дамбе с Сашами. А мы с ЕМ пошли за резиденцию, к новой для нас куче казарм. Нашли позицию артиллерийскую – четкий сектор обстрела, перед позицией холм, полукругом обложенный камнями, а вокруг казарм переходов, траншей видимо-невидимо, даже трудно восстановить эти переплетения. Но находки прямо сказать нулевые – две большие бутылки, один осколок посуды, а прошли путь до верхней резиденции. Я наконец-то ее сфотографировала. А то снег лежит, то трава всё закрывает. А сегодня в полной     красе, так что даже на видео засняла. Что эти стенки прикрывают – непонятно. Если на предыдущей позиции стенки с холмом ее прикрывают, то здесь с большой натяжкой можно вообще говорить о позиции, Но если все-таки это позиция, то она получается выше стенок и в общем-то остается открытой. Казармы огромные, но практически пустые. Печек железных много, одна практически целая просто перевернутая набок лежала, конечно же в земле. В одной казарме увидели еще один сосуд непонятный (как на первой сковородке), высокий железобетонный сосуд, цилиндрический, чуть суженный книзу, высота см 80, диаметр -50 см, толщина стенок до 10 см, сделано углубление как тазик, см 30. Вроде для воды, но зачем такая высота, арматура? Подобных сосудов уже 4 видели – на сковородке, около металлического кладбища (по дороге на аэродром), в казарме недалеко от резиденции и сегодня. Последняя, отличается от предыдущих тем, что не просто цилиндрическая, а сужающаяся книзу. Оштукатурена гладко-гладко. А под эти бетонным ведром без ручек бетонированная площадка размером 1м на 2 м, не прямоугольная, а закругленная. В двух казармах пол бетонный. Лишний раз убедились, что система строительства сложная, во многом для нас необъяснимая, но никаких вещей не наблюдается. С верхней резиденции вернулись на дорогу,  и повернули на Круглую. Сфотографировали все безобразие на вершине, вдруг пригодится для встречи с Яровой с идеей очистки Севера. ВПП сфотографируем позже. Спустились и стали помогать Саше и Софронию. Что-то у нас много поломок, один газик плюется, плохо заводится, бензопила не тянет, на другие пилы цепей не могут найти. Приходится довольствоваться ручной пилой. А потом и газик не завелся, ушли мы в лагерь и где-то через полчаса, и Саша приехал – все-таки победил машину. Съездили к Доту, где стоял насос, воду откачивали. Фонарики не взяли, не думали, что вода уже откачается,  без сапог. А в доте воду-то откачали, а грязь осталась. Подобные доты мы видели – двухэтажные, вниз по лестнице, внизу полукруглое помещение, глухое, без окон. В середине стоят ящики для снарядов и тару, уже вторая за экспедицию. Вытащили наружу по досточкам, все вымыли из шланга насоса, который опустили в колодец. Вчерашняя тару вся по окружности в иероглифах. А на этой ничего нет,  вода все смыла. Так что три таких бочонка нашли, первый самый так и стоит у колодца, маску забрали, лопату, а тару  в позапрошлом году оставили на краю колодца. Из дота вылезли грязные, так что вечером пришлось стирать все. В районе дота был пронизывающий ветер с Охотского моря, а в лагере тепло. Сегодня градусов 12-14 было, опять-таки по ощущению, а не по градуснику, которого нет.

20 июня, среда.

Сегодня объявлен разгрузочный день. Встали позже, в 9 часов. Утро довольно теплое, часов в 7 было солнце, а к 9 часам опять туман появился. Один газик заразился от нашего автопарка (Марк, Луаз, Запорожец), вчера заартачился, еле завели, а сегодня так вообще захотел встать навечно. Поехали на Часовню, решили звонницу закрыть. Но оказалось, что у нас всего два листа металлочерепицы и один конек. Я совершенно не помню, сколько мы покупали, и как, но все утверждают, что было три листа, и ругают приезжающих посторонних на остров, тем более вроде Володя видел покореженный лист металлочерепицы на берегу, связали это с исчезновением тушенки. В результате не сделали крышу на звоннице, т.к. надо было комбинировать с досками. И решили это отложить до следующего года. Набрали 4 мешка гильз для нашей идеи переплавки и создания из этого металла или барельефа Георгия или еще чего-то. Уезжали на двух машинах, приехали на одной. Полностью она заартачилась, и ее приволокли в лагерь на веревочке. И следующие полдня занимались с ней, и с бензином, и что-то там от Луазика брали и пытались завести, таская трактором. Саши помогал, особенно Сергеевич, хороший механик. Завтра будут перетаскивать  все рамы на берег. Аж страшно представить, что с ними может произойти, итак они мало на что похожи, а уж если что отвалится, так вообще никто не поймет - зачем такой хлам привезли в город? И никому не докажешь, что это нужно для выставки, и что при определенной фантазии даже можно представить ее первоначальный вид.

Уже часов в 16 поехали к Херрингу, Саша и Женя остались реанимировать Газик. Табличка прошлогодняя стоит на месте, ни поломало ее, ни столб не снесло, но текста практически не видно. В «Ъ» знаке тогда машина сломалась, и они не вырезали буквы, а наклеили. Вот табличка и не выдержала матуанской погоды. Причем такая история со всеми табличками. Так что на следующий год надо будет все переделывать. Следующее разочарование – поклонный крест на мысу – сломало-таки его ветром, и табличка – текст есть, но согнутый пополам. На море был сильнейший отлив, давно такого не видели. Между скалами практически сухо, совсем нет воды. Большое лежбище на Юрлова, которое в прошлом году появилось. Вот и появились новые задания на следующий год – все таблички (на 4-х языках) переделывать, два креста менять,  на звоннице  крышу делать.

Уже ближе к 17 часам пошли по берегу к водокачке, берег стал почти без камней, дорогу сделали рекультиваторщики, за зиму склон подмыло. Прошли до водокачки, отметили, что родник исчез, из которого брали воду в самую долгую экспедицию, когда наш источник иссяк. ЕМ хотел дождаться нашу морскую группу, видели их сверху. Подошли к водному объекту, который отметили в прошлом году. Сам объект мощнейший, но вокруг советское безобразие.  Водные поисковики подошли к водокачке, но ничего не пишет ГБО, очень много капусты. Евгений нырнул, где что-то показалось интересное, но оказалось просто нагромождение камней. Видел двух терпугов, набрал ежей, все–таки урожай. Вот и оказывается, что по ГБО видно, но не всегда это то, что, кажется. Наверное, нужен еще опыт интерпретатора, также как и по  локатору Батаева. Вечером набрали еще мешок гильз, забрали насос из колодца (там ничего не было), и день закончился.

21 июня, четверг.

Утро туманное, без намека на солнце. Но температура приличная. Ещё вчера решили посмотреть Топорковый. Мы в прошлом году часть острова по берегу обошли, когда нашли три кармана с иероглифами. Были и в позапрошлом, но нужно общее впечатление. Решили, что берем фрагменты трех тягачей и  танка. Саши притащили на берег остатки «Сталинца», который у родника в кустах прятался.

Мореходы наши повезли нас на остров. Море спокойное, и капусты в этом году почти нет. Правда, Женя вчера попытался нырнуть около Ройо-Мару, но не смогли подойти из-за капусты. Саша и Софроний вместе работают, подошли к бассейну и стали вычерпывать шлак из него. В этом году проехали по старым японским дорогам, с Круглой ни одной дороги не видно, только намеки на них.

Высадились мы напротив нашей машины на берегу Матуа и пошли вверх по дороге, к казармам. Судя по траве, этот берег Топоркового теплей, чем Матуа. Чемерица в полметра, лабазник, борщевик, которого на Топорковом очень много в отличие от Матуа, золотарник – и все по метру и больше. Заросли уже почти непроходимые. Первая же казарма сразу нам преподнесла сюрприз. Общий вид – несколько входов, очень глубокая, двойной бруствер, покрыта вся зеленой травой, прошлогодняя трава свисает мощными бородами, просто большая зеленая яма. Стали ее обходить, я пытаюсь зарисовывать, наткнулись на кучу цементных мешков, вернее цемент в форме мешков. Мы уже такое видели и в перекрытиях дотов, и в маскировке входов. Попытались их поднять, но ничего, только щепки сгнившего дерева, похоже, что завалили что-то. Под свесившейся травой увидели сложенные камни в виде стенки. Попытались срубить траву, но бесполезно. Лопата не берет такой слой корней, ножом не режется – прямо подушка плотная. Под слоем прошлогодней и новой травы оказалась трехкотловая бетонная печка, вокруг нее все забетонировано. Трава мало того, что все скрывает, так она и все кочки заполняет, все ложбинки, ходить невозможно, ноги путаются. Трава сама себе создает подушку для роста и слой, наверное, уже метровый по всему острову, закрывает и маскирует всё.

Отметили 9 казарм и что-то среднее между казармами и открытыми артиллерийскими позициями. Глубокие сужающиеся книзу почти круглые ямы, диаметром где-то метров 6. Во всех казармах двойные брустверы, и очень глубокие траншеи – в мой рост. Все описания и уточнения в полевой тетради. Во второй казарме, опять прикрытые травой стоят печка бетонная на 4 котла, печка на один котел и сток для воды - бетонный желоб с гладкой штукатуркой. Для чего – не совсем понятно, так как начинается в начале печки (без стока, т. е. можно что-то влить в желоб, причем посреди этого помещения), идет через всю казарму и вдоль стены, желоб огибает всю печь,  через один из выходов уходит в сторону моря. В казарму ведут солидные ступени, шириной 150 см, глубина ступеней – 40 см, 67 см, 50 см, а затем бетонная дорожка, уходящая за пределы казармы. В конце казармы  находится что-то вроде офуры, из двух резервуаров, но с желобом не связанные, он огибает офуру вдоль стены казармы. Может это была баня? В офуре мылись офицеры, а перед началом желоба мылись рядовые с тазиками и воду сливали. Но это очень уж замудренно и непонятно.  Тем более в офуре нет ни стока, не притока. Вообще вся структура производит странное впечатление. Казармы, которые мы прошли, даже с печками, все пустые. Только у однокотловой печки нашли чашу, такую же коричневую, то ли из пластика, то ли из странной керамики, как и перед этим на Матуа., только вся целая с небольшой трещиной. Казармы все странные – много выходов, каких-то карманов, как кладовок, причем глубокие, какие-то возвышенности. Предположить, что это столовая и баня. В бане  нашли только чашу, коловорот, лопату. А в столовой - большое количество металлических узких и длинных пластин.

Предположили, что, может, на острове было какое-то производство, поэтому так много печек (по сравнению с количеством казарм – их всего 9). Может быть, а может и нет…

22 июня.  Пятница.

Утром решили морской бригадой пройти бухты Юрлова и Топоркового. Не дозвонились ни до «Судейского», ни до Сурина. Опять связь устанавливаем через Скворцова, дали ему задание связаться с Суриным. Переживает, как мы тут без крана обходимся. Саши на берегу работают, Софроний с Сашей на бассейне. Софроний уже и на Газике раскатывает, и чинит с Сашами трактор, и наблюдает за грязью из бассейна, чтобы ничего не пропустить, но нашли пока там только несколько гильз. Мореходы обошли бухты, Женя дважды нырял, сейчас греется, все-таки не Средиземное море и воздух далеко не Африка. А нас с ЕМ высадили в бухточке, где мы имели в позапрошлом году знакомство с глупышами. Тогда там лежал огромный фрагмент корабля, похожий на носовую часть, а сейчас только жалкие куски железа – это такие шторма здесь мощные. И сразу слева на утесе увидели дот, его тогда просто не было, не могли мы не обратить внимание. Вечером посмотрели снимки того года – совсем другой берег. Дот полноценный, бетонный, со станиной, вентиляционным отверстием, влезла я одна, т.к. войти можно только через амбразуру, вход, как всегда, завален.  Подобные мы видели, но потолок интересный,   как домик, но еще и с гранями. Остатки дерева кое-где видны, недалеко от станины бочка, врытая в землю. Дорог к доту вообще никаких, даже тропок, все сверху спускали? Чуть пониже ущелье, и в нем два кармана увидели. Птиц вокруг неимоверное количество, под каждым камнем, кустиком, на всех уступах, но не оплевали нас  - выработали тактику, зашуршит, а мы приостанавливаемся, птичка выплюнет, что для нас предназначалось, и мы идем дальше. Глупыши они и есть глупыши, паникуют, яйца свои оставляю. А чайки так и подкарауливают этот момент. Дошли до карманов – оба с крепями из бревен, обрушенные. Первый – глубиной-длинной метров 12. Второй повыше по ущелью, перед ним стенка небольшая из камней сложенная. Сам карман не прямой как первый, а с поворотом направо, общей длиной метров 8. На повороте на стенке – в прямоугольнике вертикальный ряд иероглифов, все выбито в камне. Что охраняли эти три сооружения – только вход в бухточку, больше, по направлению входов и амбразур – нечего. Поднялись выше, прошли вдоль берега практически до вчерашнего места высадки.  Шли по краю скал, спускаться плохо, но можно. А вот лодка  не смогла бы подойти практически во все нами пройденные бухты. Так что замкнулся весь наш маршрут в бухте у того места, с которого мы начинали вчера. О. Топорковый нами пройден весь, вся береговая черта, плато, похоже, в обманных земляных сооружениях, карманы в скалах, казармы, доты. Но следов присутствия человека не очень-то много, кроме сооружений. А здесь же не было  советской погранзаставы, частей воинских. Так что подумать, что наши все ходы засыпали – неправильно. После обеда поехали на море. Туман у берега как молоко, отошли глубже в море – остров весь в солнце. Море спокойное, гладкое, но никак не тёплое. Бороздили бухту перед Айну, все предположения по поводу затопления транспортов, подводной лодки  обдумывали. Но что такое в необъятном море имеющиеся у нас данные?, да еще на резиновой лодке, зависимые от ветра, волн, температуры? Точно поиски иголки в стоге сена, причем стог громаднейший.. Завтра последний день и в море, и на берегу. Ориентируемся на 25 число. Значит 24 надо собираться. Вечером позвонили Скворцову – Сурин в Москве, только завтра возвращается.

Сегодня освободили бассейн. После небольшого слоя шлака, см 40, сплошь трава, внизу даже зеленая, стенки все до середины выложены каким-то материалом, похожим на тонкую толь, как-будто, утеплитель, изолятор?...  Вид травы как в силосной яме. Предположения – уложено травой, т.е консервация, чтобы бассейн от замерзшей воды не разорвало. Внизу пробка деревянная, диаметром см 20. Бассейн глубина 2 метра,  стороны - 430 см на 430 см, глубина с внешней стороны – 230 см, толщина стенок 15 см.

Но если предположение верное, то это самое яркое подтверждение того, что остров был законсервирован. Как всегда очередная загадка, а ответы – сплошные предположения.

23 июня, суббота.

Намечали много – и на колодец сходить, и заснять остатки железа, но утром решили все наши запасы перевезти в новое место. Эти и занимались целый день. Еще три года назад спокойно все на полки складывали, закрывали двери и уходили. А вот уже два года приходим  и не узнаем наш лагерь, в прошлом году так вообще, как разбойники прошли, да и в этом году не совсем плохо, но совсем не так как оставили. После великой рекультивации нет совсем уверенности, что придем не на пустое место. Стали перемещать продукты и лишний раз убедились в непорядочности некоторых посетителей острова. Тушенки, как и не бывало, причем довольно много испарилось. Вместо наших продуктов везде лежит Бизнес-ланч, который даже крысы не трогают. Все плохо закрыто, крышки сдвинуты – и везде побывали крысы, которых они же и приучили и привадили к нашему лагерю. И мука пропала, и крупы, доширак съеден. Непонятна наглость людей. Жили в тепле, так почему надо быть таким неблагодарными?

Целый день ушел, а времени жалко. Саша отвозил все, а 2 Саши и Василий все укладывали. Получилось все довольно компактно, все подписали и все пересчитали, правда, как всегда, последнее пошло уже без точного учета. В следующую экспедицию надо заказывать только чай зеленый, сыр, хлеб, фрукты-овощи, колбаса и какой-нибудь джем, шоколад и конфеты. Но такой набор при условии, что нам никто не поможет без нас все съесть.

Сложили все и упаковали для отъезда. Остались только личные вещи. Морская наша бригада целый день на море. Опять прочесывали вчерашнюю бухту, только дальше в море, дошли до глубины 100 м. Ничего примечательного не отметили, правда, кое-что можно принять за искусственные очертания. Наилучший вариант поисков - как в кино показывают: ГБО пишет, а все сидят перед компьютером в тепле и смотрят. Женя нырял дважды, но оба раза  - нагромождение камней и красивые скалы.

За эту экспедицию надышались морским воздухом на год вперед. Морская тройка обошли сегодня Матуа, сделали много фотографий той стороны вулкана. Что делаем завтра – посмотрим утром. Вроде опять на море. Для меня это не очень интересно, фотографировать особо нечего, а вдоль берегов практически не ходим.

24 июня, воскресенье.

С утра звонки по поводу нашего отъезда, только Скворцов на связи. Посмотрели бассейн,  запах ужасный и пусто, вопрос пока без ответа, зачем он заполнен травой, и так как в него никакая труба не входит, то, как заполняется. Через верх? При осмотре окрестностей некоторые находки: 2 осколка посуды, но даже без звезд и клейма, пластиковая упаковка с инструкцией как пользоваться при химическом ожоге (у нас на выставке подобная есть), ремень с пряжкой, гильза.  Сфотографировали все железо, под них надо будет убеждать о необходимости крана и корабля.

А потом  опять в море. Женя рассказывает, что дно красивое – звезды разной величины, актинии – все разноцветное. Володя стал прямо специалистом по ГБО, так что решили по приезде будем сдавать его в аренду вместе с Володей. Рыбачили в нескольких местах. Обошли весь остров, погода похуже, чем вчера. Туман время от времени набегал. И освещение странное – фотографии бледноватые получились, похоже, что какая-то дымка была, невидимая для глаз. Вулкан с той стороны красновато-пепельный, с ущельями и провалами. На той стороне на скалистых островках и скалах множество кайр, моевок, стаи конюг, вода от них прямо черная. Много теперь фотографий берегов Матуа со всех сторон.

Вечером подчинили крест, заново пропинатексили. Теперь дверь осталось подправить. Оставшиеся в лагере - два Саши и Василий отдыхали. Как грузить железо пока не придумали, но вариантов много. Головы светлые, так что изобретут и погрузим.

25 июня, понедельник.

Утром звонили всем, но дозвонились только Федурину, он пока не в курсе дел, Сурин уже около 13.00 сказал, что «Судейский» идет к нам. Начались окончательные сборы, тренировки погрузочных работ. Все поехали на берег, Софроний, Роман, который надорвал плечо в морских походах и Володя остались в лагере. Им дано задание – упаковывать экспонаты. На берег повезли крест с табличкой, на ней текст, который мы оставили на крестах на Маканруши и Харимкотане «Земля Российская. 300 лет освоения Курильской гряды. Июнь 2012 г.» Тренировка погрузки прошла успешно – приподняли, привязали, подтянули на нож и прямо можно идти к аппарели. И таким   образом все остальные железяки. С плавающим фрагментом танка? техники? посложнее, но завтра станет ясно, что и как. Все сложили, упаковали и к вечеру все на берег вывезли. Осталось сложить оставшиеся личные вещи и кухню привести в порядок и убрать территорию.

Был праздничный ужин – жареная картошка и салат из капусты последней. Уже вечером съездили на Часовню. Роман и Женя дверь подчинили, написали записку с просьбой закрывать дверь. О. Софроний провел службу за успешное окончание экспедиции, за всех строителей и устроителей Часовни. В часовне остались 5 икон, лампада, подсвечник, свечи, аналой, лампада – все как положено, несмотря на то, что Матуа необитаем.

Уже совсем вечером устроили салют из старых ракет. Экспедиция почти закончилась, осталось вывезти остатки железа. Результаты: вытащили все фрагменты техники как советской, так и японской; Мы с ЕМ обследовали довольно подробно Топорковый и Расшуа; испытали ГБО, Володя стал специалистом; просмотрели бухты вокруг Расшуа, Матуа, Топоркового; Женя нырял неоднократно; поставили два креста на Расшуа и Харимкотане; восстановили крест в бухте Двойной; провели службу у могилы погибших под снежной лавиной в 1952 г; провели две воскресные службы; продолжили обследование о. Матуа, обнаружили несколько новых районов инфраструктур. Почти все, что намечали, выполнили.

26 июня, вторник.

Ожидали появление корабля около 8.00, как на Расшуа. Но сообщил о приближении корабля младший Саша. Он, видимо, так стосковался, что со вчерашнего дня все бегал смотреть на горизонт. Около 9.00 «Судейский» встал на якорь. Мы в это время уже приводили в порядок кухню, перемыла все, сложила, унесла большую часть в домик, в наш склад. Все сфотографировала. Поехали на берег в 9.40. Море спокойное, отлив сильный. Моряки сказали, что в море зыбь приличная, а у дамбы все отлично. Загрузили все как тренировались довольно быстро, команда баржи активно помогала. И уже в 11.50 баржа со всем нашим скарбом: - фрагменты тягачей, танка, наши вещи и имущество, предметы, которым в скором времени предстоит стать экспонатами, - отправилась к кораблю. Нам надо было освятить восстановленный крест, провести экскурсию по острову с экипажем, капитан согласился дать часть команды, дождаться погрузки трактора. Трактор грузили сложно и долго, т.к. начался прилив, и были некоторые трудности и с баржой и с расположением трактора на барже. Но и с эти справились. Баржа отбыла к кораблю, а мы к часовне ждать команду, они там должны были высаживаться, на слипе. Роман поехал за ними. Но тут новая команда – погода портится, надо уходить, экскурсия отменяется.. так что пребывание наше на острове закончилось консервацией Газиков, тележки. Роман отвез тележку, и был как извозчик на нашей лодке. Всех развозил, всем дорогу показывал. Так что мы на «Судейском» уже оказались к вечеру. Живем все в одной рубке, все 10 человек. Мы с ЕМ весь день следующий смотрели кино в кают-компании. Завтра утром 27 июня будем в Севкуре. 28 июня заходили в бухту Русскую. И только 28 вечером, в 21.30 подошли к причалу. Завтра 29 будем выгружать свои вещи, так как сейчас поздно и стоим вторым бортом.

Экспедиция закончилась, продолжалась с 3 июня по 28 июня, итого 25 дней, короче, чем предыдущие, не считая 14-й. Но сделали очень много.

Научный руководитель экспедиции                    И.В. Витер.

 

 

Случайные фото

Маяк на м. Курбатова
Восьмая экспедиция на Курильские острова
О. Софроний
Раскопы предыдущей (май-июнь) экспедиции-2
14-я Камчатско-Курильская экспедиция

Главное меню

Ваши отзывы и вопросы по поводу приобретения полноразмерных фото оставляйте в разделе "Обратная связь"


Кто на сайте

Сейчас 14471 гостей онлайн